$

2.0820 руб.

2.4488 руб.

Р (100)

3.1507 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Исследования

У НДС есть минусы, но у налога с продаж их больше

10.04.2018

На международной научно-практической кон­ференции «Фискальная политика в целях устойчивого экономического развития» активно обсуждались вопросы, связанные с необходимостью совершенствования НДС, и на пленарном заседании в очередной раз прозвучало предложение о замене НДС налогом с продаж. Однако на секции по косвенным налогам были приведены убедительные аргументы в пользу того, что надо с большой осторожностью относиться к такого рода реформациям.

В основном докладе на сек­ции упоминалось, что в 90-е – начале 2000-х годов в Беларуси одновременно с НДС существовал целый «каскад» оборотных налогов: отчисления в дорожный фонд, два сбора на поддержку производителей сельхозпродукции (республиканский и местный), налог с продаж. Поэтому их отмену можно считать весьма серьезной налоговой реформой. Но отменяли именно оборотные налоги, а не НДС.

Теоретически размеры налоговых изъятий по НДС и по налогу с продаж должны быть вроде бы идентичными, по­скольку оба налога направлены на конечное потребление широкого ассортимента товаров (работ, услуг). Однако на практике получаются разные результаты из-за принципиальных различий в порядке взимания этих налогов. В США, на которые, как правило, ссылаются активные сторонники введения в Беларуси вместо НДС налога с продаж, этот налог не федеральный, а устанавливается на государственном и местных уровнях и применяется только в 45 штатах, причем его ставки дифференцированы: от 1,69% (Аляска) до 9,45% (Теннеси). Это связано с налоговыми рис­ками (собираемость в местные бюджеты), а также действующей конкуренцией между штатами в сфере межгосударственной и международной тор­говли.

Кроме того, налогом с продаж не облагаются трансграничные операции при осуществлении купли-продажи в случае, если одна из сторон сделки не находится на территории государства. С развитием интернет-торговли и он­лайн-продаж порядок налогового контроля в США был значительно усилен путем введения налогового соглашения (SSUTA), направленного на установление единого торгового сбора с потенциальных объектов налогообложения (в частности, в сфере цифровых продуктов). При этом действие SSUTA основано на добровольном  участии налогоплательщиков и регистрации их в каче­стве таковых. В средне­срочной перспективе утверждение Конгрессом США закона о налогообложении трансграничной торговли поз­волит увеличить собираемость налога с продаж с налогоплательщиков (независимо от их физического присутствия в стране) с доходов от их пред­принимательской деятельности.

Активное применение НДС в мировой экономике объясняется тем, что этот налог обеспечивает стабильное поступление ресурсов в бюджет даже в достаточно сложной экономической ситуации, т.е. хорошо выполняет фискальную функ­цию. Однако помимо фискальной он выполняет еще и регулирующую функцию. Варьируя ставки, государство может существенно влиять на процессы ценообразования и потребления. При этом достижение бюджетной эф­фективности взимания НДС зависит не столько от уровня законодательно устанавливаемых ставок налога и расширения объекта налогообложения, сколько от применяемых методов исчисления добавленной стоимости, в частности, при зачетном методе не требуется определение собственно добавленной стоимости как объекта налогообложения. Как отмечалось в докладе, это вызывает постоянные недоразумения: всегда находятся те, кто требует «привязать» определение налоговой базы к экономической природе добавленной стоимости. Однако внедрение механизма определения и обложения добавленной стоимости еще сложнее – и мы это уже проходили.

Особое внимание следует обратить на то, что эффективное применение налога с продаж возможно при его сравнительно небольших ставках. В подавляющем большинстве стран ставка этого налога ниже или равна 10%, а НДС, как правило, выше 10%. Если вводить налог с продаж с меньшей ставкой, это повлечет весьма существенные потери бюджета, а найти безболезненные и быстродействующие способы компенсации выпадающих в связи с отменой НДС доходов, как отмечалось в докладе, не представляется возможным.

Оптимальная ставка налога с продаж – та, при которой государственный бюджет получит столько же, сколько от НДС. Другими словами, если, скажем, в 2016 году было собрано НДС на сумму 8,24 млрд. BYN, а совокупные расходы населения на потребление составили 50,95 млрд. BYN, то ставка налога должна быть 16,2%. В реальности же придется сделать ее гораздо ниже на социально значимые товары и услуги и гораздо выше на остальные, чтобы компенсировать «недостачу». В докладе подчеркивалось, что при этом произойдет грандиозное перераспределение налоговой нагрузки – от промышленных предприятий и оптовой торговли к рознице и сфере услуг для населения. В результате малому и среднему бизнесу придется попрощаться с упрощенной системой и прочими особыми режимами налогообложения. Такой перелом был бы весьма болезненным – отдавать 10–20% выручки психологически тяжело. А потому идеальная 100-процентная собираемость налога с продаж останется, по мнению док­ладчика, лишь в воображении оторванных от жизни теоретиков. Кроме того, нужно учитывать, что потребуется очередная переделка кассовых аппаратов, внедрение новых систем контроля и прослеживаемости, что, конечно, снова ляжет на «плечи» субъектов предпринимательской деятельности.

К тому же, как отмечалось в докладе, замена НДС на налог с продаж не приведет к удешевлению товаров и услуг для конечного потребителя. С одной стороны, в цены нужно будет закладывать не 20% НДС, а только, к примеру, 10% налога с продаж. Однако снижение цен происходит лишь на высококонкурентных рынках. Пред­приниматели, выбирая между снижением цены и увеличением рентабельности, в отсутствии конкуренции, как правило, выбирают второй вариант. В придачу товары из стран ЕАЭС, скорее всего, пойдут к нам с НДС – а подтвердить уплату налога мы уже не сможем. Так что рассчитывать на массовое снижение цен после замены НДС на налог с продаж не приходится.

Несмотря на некоторые недостатки, НДС имеет ряд преимуществ перед налогом с продаж. Замена негативно отразится на стабильности налогового законодательства и, как следствие, – на инвестиционном климате, будет шоком для экономики в целом, для государственного бюджета и субъектов хозяйствования. К тому же, как показывает международная практика, в мире сегодня идет обратный процесс: осуществляется переход от налога с продаж к НДС.

В докладе было подчеркнуто, что сложный порядок взимания НДС связан не с природой его происхождения, а с качеством администрирования. Про­стая замена одного налога другим – малопродуктивный способ решения текущих проблем в экономике. Сторонники отмены НДС упорно не желают видеть сложности администрирования и игнорируют бюджетные потери, которые неизбежно возникнут в случае перехода к налогу с продаж. И если совершенствованием механизма исчисления и уплаты НДС действительно надо заниматься, то просто говорить об его отмене или замене – бессмысленная трата времени.

Автор публикации: Александра АРТЕМОВА