$

2.1028 руб.

2.4584 руб.

Р (100)

3.1371 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проекты

ТУМАННЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ НАЛОГОВОГО АУДИТА

29.04.2011

В рассматриваемом проекте Закона учтены некоторые пожелания, высказанные руководителями аудиторских компаний в ходе предварительного обсуждения, в частности, на Методологическом совете по аудиторской деятельности Министерства финансов. Однако в остальном вынесенный на всеобщее обозрение проект принципиально отличается от варианта, рассматривавшегося на Методсовете. Почему-то Минфин отступил от ранее занятой им позиции и внес в него серьезнейшие коррективы. В итоге получился некий суррогат, качество которого оставляет желать лучшего.

Сергей Коротаев, директор ЗАО «АудитКонсульт», член Методологического совета по аудиторской деятельности при Минфине РБ, доцент БГЭУ, доктор экономических наук

Прежде всего это касается использованных терминов и их определений, которые, по нашему мнению, не выдерживают никакой критики. Так, из проекта неясно, что же такое «аудит», хотя в тексте проекта речь часто идет именно о нем, как этот термин соотносится с такими понятиями, как «аудиторская деятельность», «аудиторские услуги», «сопутствующие аудиту услуги».

Вместо общего понятия «аудит» в подготовленном проекте в качестве самостоятельных введены понятия «аудит достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности», «налоговый аудит» (!), «аудит по специальным аудиторским заданиям», которые в совокупности с «обзорами финансовой информации» (?) представляют собой «аудиторские задания, обеспечивающие уверенность» (?). Под аудиторскими услугами стали пониматься «аудиторские задания, обеспечивающие уверенность, и (или) сопутствующие аудиту услуги», а под сопутствующими аудиту услугами — «услуги по компиляции финансовой информации и выполнению согласованных аудиторских процедур в отношении финансовой информации». В придачу аудиторы «могут оказывать (в т.ч. на условиях аутсорсинга) прочие связанные с аудиторской деятельностью профессиональные услуги», к которым, в частности, отнесено многое из того, что ранее относилось к сопутствующим аудиту услугам.

Возникает множество вопросов. Как «аудиторские задания, обеспечивающие уверенность», могут являться услугами? Задание — это задание, а услуга — это как минимум его выполнение. Почему «обзоры финансовой информации» отнесены к аудиторским заданиям, а не к сопутствующим аудиту услугам? В чем смысл отделения «профессиональных» услуг от «сопутствующих» и чем «обзоры финансовой информации», отнесенные к аудиторским заданиям, отличаются от компиляции, объявленной сопутствующей аудиту услугой? И это далеко не все вопросы, на которые законодателям придется искать ответы.

Над терминологией, равно как и над соотношением базовых понятий, следует еще серьезно поработать и существенно их упростить.

Особо хочется выделить налоговый аудит. Понятие это для нас относительно новое, хотя по факту такой аудит, а точнее — проверка правильности исчисления и уплаты аудируемыми лицами налогов, у нас существует давно, причем не только как одна из сопутствующих обязательному аудиту процедур, но и как отдельная услуга. Однако налоговый аудит — только часть работ, выполняемых при проведении обязательного аудита достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности. Выделение налогового аудита в самостоятельную категорию аудиторских услуг потребует разработки правил, определяющих конкретные процедуры проведения такого аудита. До этого каждой аудиторской организации после введения новой редакции Закона придется разрабатывать собственную методику такого аудита, что будет действительно необходимо, поскольку в соответствии со ст. 5 проекта Закона ежегодно должен проводиться обязательный налоговый аудит организаций, у которых объем выручки за предыдущий отчетный год составляет более 3 млн. EUR в эквиваленте. Полагаю, что увеличение этого критерия в 5 раз по сравнению с нынешним приведет к серьезным последствиям, в частности, к уменьшению рынка аудиторских услуг примерно на 30%. Многие аудиторские организации и аудиторы – ИП, обслуживающие сегодня, как правило, малые и средние предприятия, потеряют свою клиентуру. Не затронет это лишь международные аудиторские компании, которые в Беларуси аудируют преимущественно банки, организации с иностранным капиталом и крупные промышленные предприятия.

Подчеркну, что предлагаемый показатель установлен для обязательного налогового аудита. При этом законодательством не определено, будет ли данный вид аудита обязателен после проверки налоговых органов. Если исходить из логики устранения дублирующих функций контроля, то нет. А поскольку МНС вряд ли согласится оставить без внимания крупных налогоплательщиков, на долю аудиторов достанутся лишь малые и средние предприятия, не подпадающие под обязательный аудит.

Может быть, здесь следовало бы поступить как раз наоборот — передать налоговые проверки малого бизнеса аудиторам, освободив ресурсы инспекций МНС?

Считаем, что обозначенные перспективы — в случае принятия Закона с предлагаемым критерием выручки — будут для национального аудита если не губительны, то чрезвычайно болезненны.

В условиях либерализации экономики, сопровождающейся отменой обязательных форм первичной учетной документации, гармонизацией национальной системы учета и отчетности с МСФО, ослабление внимания к правильности ведения бухучета и исчисления налогов недопустимо. А, учитывая задачу существенного сокращения проверок государственными контрольными органами, значимость аудита как независимой системы контроля достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности должна не уменьшаться, а расти.

Очевидно, что в перспективе — по мере развития частной собственности, становления рыночных отношений — количество организаций, подпадающих под обязательный аудит, должно сокращаться. Однако сегодня такие радикальные шаги, по нашему мнению, преждевременны. С учетом норм Директивы № 4 нынешний критерий по объему выручки следует увеличить не более чем на 20–30%.

Полагаем также, что необходимо исключить из ст. 4 проекта Закона норму, согласно которой оказание связанных с аудиторской деятельностью профессиональных услуг может выполняться только штатным персоналом аудиторской организации. Поскольку профессиональные услуги, как следует из проекта, не включаются в состав аудиторских услуг, их выполнение, с нашей точки зрения, возможно и с привлечением соответствующих специалистов по договорам гражданско-правового характера. Кроме того, следовало бы разрешить аудиторским организациям привлекать на договорной основе для совместного оказания аудиторских услуг другие аудиторские фирмы. Это позволит более полно и равномерно распределить между ними нагрузку и выполнять значительные объемы работ в более сжатые сроки.

Безусловно, необходимо исключить из числа существенных условий договора (ст. 6 проекта) «расчет объема оказываемых аудиторских услуг» и «подходы к определению уровня существенности». В связи с отменой Инструкции о порядке формирования тарифов на услуги по аудиту, утв. постановлением Минэкономики от 30.04.2002 № 94, расчет объема работ по договору (трудоемкость аудита) с апреля 2011 г. более не является обязательной основой для формирования стоимости оказания аудиторских услуг. Что касается «подходов к уровню существенности», то это не тот вопрос, который должен согласовываться с заказчиком. Последнему нужно знать не это, а какой будет ответственность исполнителя за некачественное проведение обязательного аудита. Образно говоря, зачем пациенту знать, чем и как его будут лечить? Главное — быть здоровым.

Так что нужно еще раз внимательно и не спеша обсудить проект, заранее оценить и предупредить возможные отрицательные последствия некоторых его норм, чтобы потом не мучиться с ними на практике.