Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №16(2710) от 27.02.2024 Смотреть архивы


USD:
3.233
EUR:
3.5075
RUB:
3.5121
Золото:
210.71
Серебро:
2.34
Платина:
92.09
Палладий:
99.99
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Субсидиарная ответственность: как Декрет № 7 изменил подходы судов к топ-менеджменту должников

Осенью прошлого года в Беларуси изменили подход к привлечению руководителей и собственников к субсидиарной ответственности при банкротстве компаний. В Декрете Президента от 23.11.2017 № 7 «О развитии предпринимательства» (далее – Декрет) прописали, что имущественные претензии к топ-менеджерам можно предъявлять только в одном случае: если экономическая несостоятельность стала следствием их умышленных действий.

Что изменилось в судебной практике после принятия Декрета, «ЭГ» рассказал адвокат компании REVERA Андрей ТОЛОЧКО.

Несмотря на то что Декрет вступил в силу 26 февраля 2018 года, суды стали применять его норму о субсидиарной ответственности практически сразу с момента опубликования документа 23 ноября 2017-го, – говорит он.

Как было

Раньше существовало 3 основания для привлечения руководителей к субсидиарной ответственности:

– несвоевременная подача заявления о банкротстве (применялась, если должником в течение месяца с момента выявления невозможности полного расчета с кредиторами не было подано заявление о банкротстве);

– бездействие, которое повлекло за собой банкротство (под это основание, в частности, подпадал пресловутый «ненадлежащий контроль» за работой субъекта хозяйствования);

– действия, которые привели к банкротству.

На практике некоторые судьи требовали от антикризисных управляющих обязательно ходатайствовать о привлечении к суб­сидиарной ответственности. Соответствующие иски подавались, и как минимум к одному из ответчиков удовлетворялись. Это накаляло ситуацию и в средствах массовой информации, и на уро­вне государственных органов.

На практике суды:

– регулярно привлекали руководителей к субсидиарной ответственности за несвоевременную подачу заявления о банкротстве. Даже последующее (например, че­рез два месяца) исполнение этой обязанности не освобождало от последствий;

– систематически выносили решения о привлечении учредителей компании-должника к суб­сидиарной ответственности по причине «ненадлежащего контроля» за работой менеджмента.

Эксперты обращали внимание, что решения о привлечении к суб­сидиарной ответственности часто не исполнялись. Руководители и собственники, зная о жесткой судебной практике, еще до процедуры банкротства выводили из-под «удара» свое имущество.

Как стало

Декрет кардинально изменил подход к субсидиарной ответственности: чтобы заявить требование о взыскании долгов с руководства и собственников компании-банкрота, необходимо доказать, что именно их действия привели к экономической несостоятельности.

Чтобы подчеркнуть ключевой посыл нормы: привлекать лишь за очевидно недобросовестное поведение — законодатель дополнительно указал на «виновность и умышленность» таких действий, — комментирует изменения А. Толочко.

Адвокат выделил две тенденции практики применения нового подхода:

– суды сориентировали антикризисных управляющих на то, что именно они, а не кто-то другой, решают, привлекать к субсидиарной ответственности или нет. Это помогло практически полностью избавиться от практики подачи необоснованных исков. Если такое и происходит, заявители получают отказ в удовлетворении требований;

– решения об удовлетворении исков выносятся при наличии конкретных действий, которые привели к экономической несостоятельности юрлица.

Как умышленные и виновные действия руководителей, могут расценить необоснованное «списание» имущества либо заключение сделки по отчуждению им активов на заведомо невыгодных условиях.

По сути, речь идет о банкротствах на грани 240-й и 241-й статей Уголовного кодекса («Преднамеренная экономическая несостоятельность (банкротство)» и «Препятствование возмещению убытков кредитору (кредиторам)».

– Особняком стоят дела, в которых банкротство наступило в результате доначисления налогов так называемым расчетным методом. Формально здесь не идет речь о каком-либо действии, причина банкротства – необеспечение сохранности документов и бухучета. Но на практике известно об удовлетворенных судами пер­вой инстанции как минимум двух исков по соответствующему основанию, – обращает внимание адвокат.

Полноценные выводы по результатам принятия Декрета пока делать рано. Но одно можно сказать наверняка: количество дел о банкротстве, которые заканчиваются привлечением к субсидиарной ответственности, существенно сократилось.

Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Разместить рекламу на neg.by