$

2.1120 руб.

2.4170 руб.

Р (100)

3.2096 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

Субсидиарная ответственность в Декрете № 7

15.12.2017

Среди норм Декрета № 7 «О развитии предпринимательства» (далее – Декрет) особое внимание привлекает подп. 5.6, призванный изменить порядок применения субсидиарную ответственности. К сожалению, пока не ясно, как будут применяться новые нормы. В отсутствие каких-либо официальных разъяснений у юристов возникает ряд вопросов о том, с какими трудностями придется столкнуться на практике.

В соответствии с подп. 5.6 Декрета собственник имущества юридического лица, при­знанного экономически несостоятельным (банкротом), его учредители (участники) или иные лица, в т.ч. руководитель юридического лица, имеющие право давать обязательные для этого юридического лица указания либо возможность иным образом определять его действия, несут субсидиарную ответственность при недостаточности имущества юридического лица только в случае, если экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица была вызвана виновными (умышленными) действиями таких лиц.

Чем отличается подп. 5.6 Декрета от иных норм о субсидиарной ответственности? На первый взгляд, его нормы схожи с положениями ч. 2 п. 3 ст. 52 Гражданского кодекса (ГК) и ст. 11 Закона от 13.07.2012 № 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон № 415-З). Однако подп. 5.6 Декрета конкретизирует, что субсидиарную ответственность влекут: а) действия (а не любое поведение) и б) виновные, а именно умышленные.

Подп. 5.6 Декрета

Абз. 2 ст. 52 ГК

Ст. 11 Закона № 415-З

Собственник имущества юридического лица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), его учредители (участники) или иные лица, в т.ч. руководитель юридического лица, имеющие право давать обязательные для этого юридического лица указания либо возможность иным образом определять его действия, несут субсидиарную ответственность при недостаточности имущества юридического лица только в случае, если экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица была вызвана виновными (умышленными) действиями таких лиц».

Если экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана собственником его имущества, учредителями (участниками) или другими лицами, в т.ч. руководителем юридического лица, имеющими право давать обязательные для этого юридического лица указания либо имеющими возможность иным образом определять его действия, то на таких лиц при недостаточности имущества юридического лица возлагается субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Если экономическая несостоятельность (банкротство) должника – юридического лица вызвана собственником его имущества, учредителями (участниками) или иными лицами, в т.ч. руководителем должника, имеющими право давать обязательные для должника указания либо имеющими возможность иным образом определять его действия, то такие лица при недостаточности имущества должника для расчета с кредиторами солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника.

Здесь возникают первые вопросы.

1. Означает ли подп. 5.6 Декрета, что теперь не будет вменяться бездействие в качестве основания субсидиарной ответственности, т.е. непринятие мер по досудебному оздоровлению, действий по получению прибыли и взысканию задолженности, неучастие в общих собраниях общества, в т.ч. по вопросам утверждения годовых бухгалтерских балансов, рассмотрения итогов деятельности за год и др.

2. Статья 11 Закона № 415-З содержит два самостоятельных основания для субсидиарной ответственности: доведение до банкротства (которое Декрет несколько конкретизировал) и неподачу (несвоевременную подачу) заявления о банкротстве.

Во втором случае при неподаче должником заявления в случаях и срок, установленных ч. 2 и 6 ст. 9 Закона, руководитель должника, председатель ликвидационной комиссии (ликвидатор) и (или) иные виновные в этом лица, уполномоченные в соответствии с учредительными документами, договорами или законодательством управлять должником – юридическим лицом, в т.ч. принимать решение о подаче заявления должника, солидарно несут суб­сидиарную ответственность по обязательствам должника (ч. 3 ст. 11 Закона № 415-З).

Будет ли теперь действовать только одно основание субсидиарной ответственности – «доведение до банкротства»? Соответственно, по второму ос­нованию нельзя будет привлекать к субсидиарной ответственности в принципе?

Если на эти вопросы ответ «да» – исходя из буквального толкования Декрета, т.к. он не содержит ссылок «если иное не предусмотрено Законом», – все сводится к одному основанию субсидиарной ответственности. Но тогда из сферы ее применения выпадают случаи:

– когда организация в силу объективных причин стала не­платежеспособной, а участники, не совершая ничего, что могло к этому привести, никак не могли повлиять и исправить финансовое положение. То есть нет сделок по выводу активов, нет реорганизаций и др. Соответственно, Декрет позволяет добросовестным участникам и руководителям не нести ответственность по долгам организации за «добросовестное» бе­з­действие. Это, по мнению управляющих, позволит уменьшить подачу необоснованных исков, когда не видно нарушений и злоупотреблений со стороны руководителя и собственников, которые можно было бы положить в основу иска;

– по несвоевременной подаче заявления о банкротстве в суд, т.е. те, кто просрочил подачу заявления на 1–2 дня или 1–2 недели, уже не будут нести за это субсидиарную ответственность в полном объеме независимо от даты возникновения задолженности у организации.

Но под «исключенные» основания может подходить немало иных случаев. Это фирмы-­«пустышки», брошенные собст­венниками, которые знают, что у организации недостаточно активов для погашения долгов. Такое предприятие формально существует, а кредиторам остается лишь гадать, что делать с банкротом. Это также случаи, когда умы­шленно затягивается подача в суд заявления о банкротстве должника.

Получается, что теперь может быть выгодно «бросать» организацию, тянуть еще дальше с подачей заявления в суд для истечения всех сроков давности, т.к. даже субсидиарной ответственности за это нет (нет ответственности за без­действие и за несвоевременную подачу в суд заявления о банкротстве).

Для кредиторов в этом случае способом защиты будет являться оперативная подача в суд заявления о признании должника банкротом.

Сохранится ли применение субсидиарной ответственности для такого распространенного случая, как необеспечение со­хранности документов, которое в конечном итоге влечет доначисление налогов и пеней, ведь, по сути, в его основе также лежит бездействие. Но основной кредитор в таких делах о бан­кротстве – бюджет в лице налоговой инспекции.

Правоприменение

3. Как сочетается подп. 5.6 Декрета со ст. 11 Закона, которую никто не отменил и не исключил?

Согласно п. 8 Декрета нормативные правовые акты до приведения их в соответствие с Декретом действуют в части, ему не противоречащей. При этом согласно ч. 3 ст. 10 Закона от 10.01.2000 № 361-З «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» (далее – Закона № 361-З) в случае расхождения декрета или указа с законом закон имеет верховенство лишь тогда, когда полномочия на издание декрета или указа были предоставлены законом.

Поэтому подп. 5.6 Декрета «перекрывает» нормы ст. 11 Закона и ст. 52 ГК, так что при привлечении к субсидиарной ответственности на практике будут подлежать применению именно положения Декрета.

В будущем, вероятно, в соответствие с ним норму Закона приведут. На рассмотрении в Парламенте уже находится соответствующий законопроект.

4. Будет ли подп. 5.6 Декрета иметь обратную силу? Кого он коснется: тех лиц, чьи организации только войдут в процедуру банкротства после вступления Декрета в законную силу, тех, чьи организации уже сегодня находятся в процедуре банкротства, или тех, в отношении кого уже вынесено решение о субсидиарной ответственности?

Нормы подп. 5.6 Декрета вступят в законную силу с 26 февраля 2018 г. По общему правилу нормативный правовой акт не имеет обратной силы, т.е. не распространяет свое действие на отношения, возникшие до его вступления в силу, за исключением случаев, когда он смягчает или отменяет ответственность граждан, в т.ч. индивидуальных пред­принимателей и юридических лиц, либо когда в самом нормативном правовом акте или в акте о введении его в действие прямо предусматривается, что он распространяет свое действие на отношения, возникшие до его вступления в силу (ст. 67 Закона № 361-З).

С одной стороны, в Декрете прямо не указывается, каким образом и с какого времени он распространяет свое действие на банкротов. С другой – безусловно, он устраняет ответственность для некоторых лиц, привлеченных за бездействие, т.е. улучшает их положение. А потому лица могут обратиться за пересмотром дела, поскольку Декрет, исходя из норм ст. 67 Закона № 361-З, может иметь обратную силу. Однако если это будет признано, в т.ч. по тем лицам, в отношении которых уже вынесено решение (вплоть до кассации), то, возможно, увеличится нагрузка судов по пересмотру подобных дел и повороту исполнения в данной части.

Что остается кредиторам

За завесой обсуждений субсидиарной ответственности по подп. 5.6 Декрета остается почти забытой фигура кредиторов, чьи требования не погашены. Между тем, возможно, с февраля 2018 г. количество дел о субсидиарной ответственности и вынесенных решений в пользу кредиторов уменьшится. Но тогда субсидиарная ответственность может лишиться своей дисциплинирующей функции для руководителей (проще ничего не делать), а также перестанет быть фактором, стимулирующим некоторых лиц к исполнению обязательств. К тому же в отсутствие достаточного имущества у банкрота и невозможности при­влечь к субсидиарной ответственности собственников и руководство должника кредиторам останется списать задолженность в убытки. При этом штраф для руководителей, предусмотренный п. 6 Декрета, никак не помогает кредиторам взыскивать задолженность и минимизировать свои потери.

Таким образом, предоставив определенную либерализацию потенциальным ответчикам по делам о субсидиарной ответственности, Декрет, возможно, забыл об интересах кредиторов. Им можно посоветовать лишь оперативно взыскивать задолженность, при необходимости, в т.ч. совместно с другими кредиторами, инициировать возбуждение дел о банкротстве, оспаривать вывод активов через незаконные сделки, реорганизации, чтобы увеличить конкурс­ную массу и свои шансы на возврат долгов.

Полагаем, что окончательные ответы на эти и ряд других вопросов даст судебная прак­тика.

Автор публикации: Надежда КОРОЛЕВА, адвокат адвокатского бюро «Сысуев, Бондарь, Храпуцкий СБХ»