$

2.0476 руб.

2.2667 руб.

Р (100)

3.2008 руб.

Ставка рефинансирования

9.00%

Судебная практика

Субсидиарная ответственность при перечислении средств

30.07.2019

Предприятие-должник находится в стадии банкротства. Могут ли его учредитель и руководитель быть привлечены к суб­сидиарной ответственности по долгам предприятия, если:
1) ранее со счетов предприятия ими были перечислены по договорам на оказание услуг средства в сумме, практически равной кредиторской задолженности;
2) учредитель и руководитель не признаны виновными в совершении уголовного преступления?

Ответить на этот вопрос однозначно сложно. Читатель обрисовал ситуацию лишь схематично, а суд при принятии решений учитывает множество подробностей хозяйственной деятельности предприятия.

Однако 25.06.2019 подобный случай стал предметом судебного разбирательства в Верховном Суде. Воз­можно, он поможет хотя бы частично разъяснить ситуацию.

Экономическим судом ООО при­знано банкротом, в отношении него открыто ликвидационное производство. Погашение остатка кредиторской задолженности (почти 42 480 руб.) перед 12 кредиторами не произведено ввиду отсутствия у общества имущества и денежных средств.

В этой связи управляющий по делу о банкротстве заявил иск к руководителю должника (он же является его учредителем) о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам ООО в размере 42 480 руб. на основании ч. 2 п. 3 ст. 52 ГК и ч. 2 ст. 11 Закона от 13.07.2012 № 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве).

Удовлетворяя исковые требования в полном объеме, суд первой инстанции исходил из следующего. Ответчи­ком не представлены доказательства того, что им приняты меры для надлежащего исполнения обязательств перед кредиторами и сохранности бухгалтерской документации, а так­же подтверждения отсутствия его вины в том, что предприятие попало под процедуру банкротства. С этими выводами согласился и суд апелляционной инстанции.

Директор (он же учредитель) ООО обратился в судебную коллегию по экономическим делам Верховного Суда с кассационной жалобой, в которой попросил отменить судебные постановления судов первой и апел­ляционной инстанций и вынести новое постановление об отказе в удо­влетворении иска в полном объеме.

Однако Верховный Суд поддержал решения судов обеих инстанций.

Почему?

Согласно ч. 2 п. 3 ст. 52 ГК, если экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана собственником его имущества, учредителями (участниками) или другими лицами, в т.ч. его руководителем, имеющими право давать обязательные для этого юрлица указания либо возможность иным образом определять его действия, то на таких лиц при недо­ста­точности имущества юридического лица возлагается субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Законом о банкротстве (ч. 2 ст. 11) предусмотрено: если экономическая не­состоятельность (банкротство) долж­ника – юридического лица вызвана вышеперечисленными лицами, имеющими право давать обязательные для должника указания либо имеющими возможность иным образом определять его действия, то такие лица при недостаточности имущества должника для расчета с кредиторами солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам юридического лица.

В соответствии с ч. 4 п. 9 постановления Пленума Высшего хозяйственного суда от 27.10.2006 № 11 «О некоторых вопросах применения субсидиарной ответственности» (далее – постановление Пленума ВХС № 11) размер требования отдельного кредитора к лицам, привлекаемым к субсидиарной ответственности, определяется суммой непогашенных (неудовлетворенных) требований кредитора.

Пунктом 9 постановления Пленума ВХС № 11 предусмотрено, что определяющее значение при рассмотрении споров о привлечении к субсидиарной ответственности имеет установление следующих фактов:

1) наличие у соответствующего лица права давать обязательные для юридического лица указания либо возможности иным образом определять его действия;

2) совершение соответствующим лицом действий (или его бездействие), свидетельствующих об ис­пользовании принадлежащего ему права давать обязательные для юридического лица указания или использовании своих возможностей иным образом определять его действия;

3) наличие причинно-следственной связи между использованием соответствующим лицом своих прав и (или) возможностей в отношении юридического лица и последствиями в виде признания должника банкротом;

4) недостаточности имущества долж­ника для удовлетворения требований кредиторов.

Пунктом 5.6 Декрета Президента от 23.11.2017 № 7 «О развитии пред­принимательства», уже действовавшим на момент пересмотра судебного постановления в апелляционном порядке, предусмотрено, что соб­ственник имущества юридического лица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), его уч­редители (участники) или иные лица, в т.ч. его руководитель, имеющие право давать обязательные для этого юрлица указания либо возможность иным образом определять его действия, несут субсидиарную от­ветственность при недостаточности имущества юридического лица только в случае, если его экономическая несостоятельность (банк­ротство) была вызвана виновными (умышленными) действиями таких лиц.

Суд посчитал, что анализ структуры кредиторской задолженности и оснований ее возникновения свидетельствует о том, что она обусловлена преимущественно неисполнением ООО договорных обязательств. Судьи с учетом специфики осуществляемой субъектом хозяйствования деятельности, условий заключенных договоров, а также представленных сведений об имуществе и денежных средствах должника пришли к выводу, что руководитель ООО не мог не знать о том, что рассчитаться с долгами за счет активов невозможно. 

Отдельно судом рассматривался тот факт, что в период возникновения кредиторской задолженности со счета должника были переведены денежные средства, практически равные размеру этой задолженности во исполнение двух договоров – на оказание юридических услуг и за рекламные услуги. Однако ни в процессе рассмотрения дела о банкротстве, ни в ходе последующих судебных разбирательств каких-либо надлежащих аргументов для под­тверждения правомерности перечисления этих сумм не приведено.

Также ответчик в ходе судебного разбирательства не смог представить какие-либо надлежащие доказательства того, что им приняты меры, направленные на минимизацию негативных последствий деятельности общества, расчеты с кредиторами, а также на взыскание дебиторской задолженности.

Суды обоснованно пришли к выводу, что задолженность ООО по налогам и сборам возникла в результате организационно-распорядительной дея­тельности директора предприятия, который не обеспечил соблюдения требований законодательства по ведению бухгалтерского учета и отчетности.

Верховный Суд согласился, что собранные по делу доказательства подтверждают выводы судов обеих инстанций о наличии со стороны руководителя ООО виновных (в форме косвенного умысла) действий, которые находятся в причинно-­след­ственной связи с наступившими по­следствиями в виде банкротства общества.

В итоге судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда не нашла оснований для отмены обжалуемых судебных постановлений, признав, что выводы судов соответствуют материалам и фактическим обстоятельствам дела и основаны на нормах действующего законодательства. Предусмотренных ст. 297 ХПК оснований для отмены обжалуемых судебных постановлений при рассмотрении кассационной жалобы не установлено.

Автор публикации: Николай СЕРДЮКОВ, юрист

Статья доступна для бесплатного просмотра до: 01.01.2028


Право: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы