$

2.0478 руб.

2.2576 руб.

Р (100)

3.2063 руб.

Ставка рефинансирования

9.50%

Бизнес-союзы

«Субъект предпринимательской деятельности» как оскорбление. Бизнес-союзы просят внести изменения в новую Инструкцию КГК

09.08.2019
«Субъект предпринимательской деятельности» как оскорбление. Бизнес-союзы просят внести изменения в новую Инструкцию КГК
Фото: unsplash

7 августа состоялось расширенное Консультационно-координационное совещание (ККС) деловых сообществ, в которое входят все крупнейшие бизнес-объединения Беларуси. На мероприятие были приглашены также представители госорганов — Прокуратуры, Минэкономики, МНС, КГК. Представителей последнего из упомянутых ведомств, к сожалению, не было.

Решали, что делать в связи с выходом постановления КГК от 09.07.2019 № 3 «О мерах по реализации Указа Президента Республики Беларусь от 18 апреля 2019 года № 151». Этим документом утверждена Инструкция о порядке составления и направления заключений об установлении оснований, влекущих корректировку налоговой базы и (или) суммы налога (сбора), а также оформления и на­правления информации.

У множества юристов, руководителей, бухгалтеров этот документ вызывает большие опасение. По мнению первого вице-председателя МССПиР Виктора Маргелова, Инструкция КГК идет вразрез с решением главы государства:

«Если Президент отменил указ, надо честно это делать, а не пытаться его применять под другими названиями!»

Открыла ККС сопредседатель правления, директор БСПН Жанна Тарасевич.

По ее словам, в свое время, когда был принят Указ № 488, к этому тоже большинство отнеслось спокойно. Пока не начала формироваться правоприменительная практика, оказавшая на бизнес крайнее негативное влияние.

После принятия нового Налогового кодекса его ст. 33 никакого ажиотажа тоже не вызывала. Да, были вопросы, ждали пояснений. Но в появившейся Инструкции КГК бизнес увидел подходы, аналогичные Указу № 488, и забил тревогу. Все хорошо помнят правоприменительную прак­тику прошлых лет.

 

Что же волнует бизнес?

Первое: Инструкция КГК (по мнению большинства экспертов) расширила нормы ст. 33 НК. Получается, какие-то меры к налогоплательщикам можно применить не на основании нарушения ими норм законодательства, не на основании исследования контролирующими органами конкретных хозяйственных операций, а просто вследствие неудачного выбора делового партнера, поставщика или покупателя.

Вызывает вопросы соотнесение некоторых положений Инструкции КГК с реальной практикой работы белорусских предприятий. Представители бизнес-союзов обратили внимание на такую формулировку:

«...сумма денежных средств, по­ступившая на счета субъекта пред­принимательской деятельности в банках, небанковских кредитно-финансовых организациях за месяц, превысила 5000 базовых величин (на момент поступления денежных средств), и при этом представитель субъекта предпринимательской деятельности не располагает сведениями о фактических обстоятельствах осуществления предпринимательской деятельности, в результате которой поступили указанные средства

Но даже у среднего бизнеса уполномоченное лицо – это обычно руководитель предприятия, который, имея в штате финансовую бухгалтерскую, экономическую службы, не всегда с ходу может сказать, что «такая-то выручка поступила по такой-то сделке такого-то числа по такому-то поводу». И такой субъект предпринимательской деятельности может быть обвинен в недобросовест­ности, хотя умысла на нарушение законодательства его руководство не имело.

Второе: дальнейшее применение Инструкции КГК. Субъект хозяйствования определен. Получено заключение. После чего ДФР определяет период, когда субъект хозяйствования занимался «лжепредпринимательской» деятельностью, и выясняет, с какими субъектами хозяйствования были заключены сделки. Этим партнерам направляются «письма счастья» с предложением откорректировать налоговую базу, а в случае неосуществления корректировки им может быть назначена внеплановая проверка (по Указу № 510). Практически так же, как было в ходе применения Указа № 488.

Другими словами, предлагается без решения суда признать себя заведомо виновным. Один субъект хозяйствования, попавший в поле зрения КГК, не отразил в налоговых декларациях какие-то суммы. А его контрагент, который все налоги честно платил и приобрел у такого недобросовестного партнера материалы и комплектующие, должен доплачивать в бюджет.

Присутствовавшие на мероприятии представители Прокуратуры и МНС убеждали собравшихся, что, если имела место реальная сделка, если честный налогоплательщик дей­ствительно купил у недобросовестной структуры сырье, материалы, не имея умысла уклоняться от налогов, то штрафовать его никто не будет.

Третье: есть вопросы в отношении терминологии, используемой в Ин­струкции КГК, по которой «субъект пред­принимательской деятельности – это физическое или юридическое лицо, ИП… в отношении которого составлено заключение».

Получается, что термин «субъект предпринимательской деятельности» теперь приобретает крайне негативный смысл. Под ним в Инструкции КГК подразумевается фирма-­од­нодневка, занимающаяся противозаконными операциями, уклонением от налогов.

Хотя в других нормативных актах и в обиходном деловом языке этот термин обозначает любое физическое или юридическое лицо, занимающееся предпринимательской деятельностью.

В этой связи представители бизнеса также просят внести изменения в Инструкцию КГК и использовать для обозначения организаций, занимающихся «обналичкой», какие-то другие слова.

Валентин Галич, партнер ООО «Юридическая компания «ВЕР­ДИКТ»:

– Безусловно, изначально и Указ № 488 был направлен на борьбу именно с лжепредпринимательскими структурами. Но, к сожалению, он ударил по массе добросовестных организаций и ИП, которые никакого отношения к нарушителям налогового законодательства не имели. Из-за чего желания бизнес-сообщества были просты: следует либо отменять этот Указ, либо направить его в русло борьбы исключительно с «лже­предпринимательством».

Но, если внимательно присмотреться, все три основания кор­ректировки налоговой базы перешли из Указа № 488 в Инструкцию КГК, хотя и не в дословном написании.

Исходя из ст. 33 НК, необходимо собрать доказательства по поводу конкретной операции (была или не была), только после этого может идти речь о корректировке налоговой базы. По Инструкции КГК в отношении субъекта хозяйствования выясняется лишь факт какой-то одной операции, после чего проверяющий выясняет не связанные со ст. 33 НК три обстоятельства. И если хотя бы одно выявляет, то сплошным методом всем, кто работал с этим лицом, на­правляются предложения пересчитать налоги. При этом доказательства нарушений в рамках конкретных операций отсутствуют.

Смущает и тот факт, что КГК, утверждая Инструкцию, провел консультации в очень узком кругу. Не было широкого обсуждения проекта этого документа.

Кроме того, если следовать букве Инструкции, КГК вмешивается, только когда выясняет «свои» обстоятельства. А нарушения, записанные в ст. 33 НК, их что, не интересуют? Может быть, все это отдается «на откуп» налоговым органам? При этом количество ситуаций, когда КГК может предложить добросовестным налогоплательщикам откорректировать налоговую базу, расширилось.

А ведь могут быть случаи, когда крупное предприятие вступило в договорные отношения с «лжепредпринимательской» структурой не по своей воле и инициативе. Взять тендеры, которых в стране проходят тысячи. В 90% случаев основным фактором победы будет цена. Кто застрахует добросовестных субъектов хозяйствования от того, что недобросовестный не даст лучшее предложение? Тем более, что в большинстве отраслей ведомственные до­кументы прямо обязывают выбирать более дешевые варианты. В итоге после постройки здания, поставки оборудования, получения услуги в последующем субъекту будет предъявлено требование скорректировать налоговую базу. А обстоятельства совершения никому не интересны.

Почему, подав в суд, нельзя обжаловать (и даже проверить) решение КГК? Никто не объяснил, что будет, если субъект хозяйствования откажется корректировать налоговую базу? Будет «дословное» повторение Указа № 488 или нет?

Добросовестных субъектов хозяйствования требуется защитить, как минимум, от произвола поверяющих.

***

Владимир Карягин, председатель Республиканской кон­федерации предпринимательства:

– Все бизнес-сообщество, как никогда, едино в своем мнении о новой Инструкции КГК. Я прошу еще раз внимательно разобраться со всех сторон. Мы будем обращаться в Комитет госконтроля, чтобы они сами детально проанализировали ситуацию. Чтобы не допускать этой раз­мытости терминов. Прошу все госорганы вдуматься в ситуацию, вчитаться в наше обращение – мы рассчитываем на вашу поддержку.

***

По мнению депутата Палаты представителей Анны Канопацкой, при принятии Инструкции КГК не соблюдено постановление Совмина от 25.01.2019 № 54 «О прогнозировании последствий принятия (издани я) нормативных правовых ак­тов». В данном постановлении прописаны процедуры и основания вынесения НПА на общественное обсуждение. То есть возникают основания для отмены Ин­струкции КГК.

Были возражения, что это ведомственный нормативный акт. Но, к примеру, любую инструкцию МАРТ обязательно обсуждают на общественно-консультативном совете. А тут такой важный документ стал для большинства заинтересованных сторон «сюрпризом».

Кроме того, парламентарий обратила внимание, что изначально КГК создан для осуществления контроля за исполнением республиканского бюджета и использованием госсобственности. Президентом его пол­номочия были расширены. Анна Канопацкая допустила, что пришла пора вернуть этому ведомству те функции, которыми оно было наделено изначально, чтобы КГК мог сфокусироваться именно на них.


Менеджмент: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы