$

2.6042 руб.

3.0359 руб.

Р (100)

3.3779 руб.

Ставка рефинансирования

7.75%

Проблемы и решения

Страсти по древесине: ожидаем законодательные изменения

09.06.2020

Деревообработчики опасаются, что призыв Александра Лукашенко поставлять на внешние рынки продукцию с высокой добавленной стоимостью может вылиться в запрет на экспорт отдельных видов пиломатериалов. В частности, такую обеспокоенность в интервью «ЭГ» высказал глава Республиканской лесопромышленной ассоциации Валерий АЛЕКСАНДРОВИЧ.

– Валерий Мустафович, в свое время Президент отправил на доработку проект указа «О ведении лесного хозяйства и реализации древесины». Деловое сообщество знакомо с положениями этого проекта?

– Проект указа поступил к нам в ноябре 2019 г., мы тогда его согласовали.

Основная новелла документа в том, чтобы выделить крупным деревообрабатывающим госкомпаниям 4,2–4,5 млн куб. м древесины в год по прейскурантным ценам в рамках прямых договоров – вне биржевых торгов – под гарантии правительства в оплате таких поставок. Мы согласились с этим предложением. Поясню почему.

Во-первых, на Белорусской универсальной товарной бирже (БУТБ) сложилась практика, когда к годовым торгам по хвойным балансам, техническому и фанерному сырью, а также древесине твердолиственных пород допускаются только крупные компании в основном государственной формы собственности. Торги ведутся на понижение(!) цены, при этом участники закупают максимальные объемы сырья под свои плановые потребности.

Остальные же частные компании закупают древесину на квартальных и текущих биржевых торгах с повышением цены.

Сложившуюся практику трудно назвать рыночной и справедливой. В такой ситуации потребности гос­предприятий лучше вынести «за скобки», тогда появится возможность установить на БУТБ для всех остальных участников рынка более или менее приемлемые правила игры.

Во-вторых, из-за недостаточной ответственности покупателей, прописанной биржевыми правилами, значительные объемы сделок, заключенных на годовых торгах, остаются неисполненными. Мало того, даже за выбранные объемы сырья госпредприятия умудряются хронически не платить. Если же потребность гос­предприятий выводится с БУТБ в категорию «госзаказа», то в соответствии с законодательством возникает совсем иной уровень ответственности покупателя за исполнение своих обязательств по объемам, а расчеты за полученное сырье гарантируются Минлесхозу правительством.

Согласовывая проект нового указа, мы рассчитывали на то, что обеспечение госпереработчиков по прямым договорам исключит необходимость проведения для них отдельной сессии годовых торгов и что на годовые торги будут допущены все желающие субъекты хозяйствования. Также хотелось бы верить, что свое­временные расчеты с Минлесхозом за поставки по «госзаказу» позволят ему в свою очередь рассчитываться в срок и в полном объеме за услуги лесозаготовителей частной формы собственности.

– Известно ли вам, какие нормы войдут в проект указа после доработки согласно поручению Главы государства?

– Пока мы точно не знаем, о каких нормах идет речь. Обновленной редакции указа мы не видели. На апрельском совещании Президент обозначил требование о том, чтобы на внешние рынки продавалась продукция с высокой добавленной стоимостью. Предполагаю, что доработки документа будут связаны с этой задачей. Тем более что она ставилась и ранее. Например, Указ от 20.05.2015 № 211 (далее – № 211) поручил Совмину внести предложения по ограничению вывоза лесоматериалов кода ТН ВЭД 4407 с низкой степенью обработки.

Таким образом, есть ощущение, что может быть введен запрет на экспорт некоторых видов пиломатериалов, в частности, нестроганых досок естественной влажности. На чем давно настаивает Госконтроль.

– И какими могут быть последствия такого решения для отрасли?

– Пострадают интересы большого числа переработчиков. Об этом я писал в Совет по развитию предпринимательства еще в 2015 году, когда вышел Указ № 211.

С одной стороны, у многих малых предприятий недостаточно средств, чтобы оперативно закупить сушильное и строгальное оборудование. С другой – нестроганые доски естественной влажности – ходовой товар на внешних рынках. Их в большом количестве используют на стройплощадках, а также для изготовления тары. То есть они используются именно в таком виде, и с «большей добавленной стоимостью» никому не нужны.

Белорусской древесине любой породы в силу естественных природных факторов далеко до скандинавской и российской в части качества, поэтому сверхъестественной отдачи от переработки нашего пиловочника ожидать не приходится, а для переработки низкосортной древесины в республике за последние годы и так создано достаточно мощных производств (Kronospan, «Ивацевичдрев», Светлогорский ЦКК).

Да, некоторая часть наших пиломатериалов впоследствии дорабатывается, преимущественно в странах Балтии, и затем в строганом и высушенном виде экспортируется далее по всему миру. Но отметим, что это как раз-таки в основной массе продукция цехов лесхозов, а экономика этих сделок зиждется лишь на том, что лесхоз, являясь одновременно и собственником сырья, и его переработчиком, имеет определенное преимущество перед всеми остальными переработчиками.

Посещая в 2006 году «Ивацевичдрев», Александр Лукашенко высказался о том, чтобы лесхозы занимались непосредственно лесным хозяйством, а их перерабатывающие цеха были проданы либо переданы другим госорганизациям. То же касалось и многих работ в лесу, которые могут выполнять сторонние организации. Такой подход более целесообразен.

Увы, ситуация развивается в об­ратном направлении.

Так, в апреле 2018 г. в структуре Минлесхоза было 68 цехов деревообработки, сейчас – уже 88. Лесхозы, выполняя не свойственную им функ­цию, все чаще составляют нездоровую конкуренцию частному бизнесу, что в свою очередь усугубляет для частных переработчиков возможные последствия экспортных ограничений.

– Чем, на ваш взгляд, продиктована еще одна нашумевшая инициатива по расширению перечня продукции деревообработки, подлежащей реализации только через биржу? К каким результатам может привести появление такой нормы в законодательстве?

– Действительно, не так давно МАРТ подготовил проект постановления Совмина, предлагающий внести продукцию деревообработки с кодом ТН ВЭД 4404 в перечень товаров, сделки с которыми можно заключать только на биржевых тор­гах БУТБ. Речь идет о кольях, столбах, расколотых бревнах и некоторых других видах продукции.

Полагаю, следует рассказать о некоторой предыстории вопроса. Пос­ле того как в 2015 году ввели запрет на экспорт круглого леса, некоторые поставщики начали затачивать бревна большого диаметра, после чего те из позиции 4403 переходили в позицию 4404, что давало возможность обойти ограничения по вывозу. Чтобы пресечь такую практику, регулятор ввел лицензирование экспорта продукции с кодом ТН ВЭД 4404. Решение оказалось достаточно болезненным для производителей так называемого виноградного кола, который также подпадает под эту позицию. Когда для получения лицензии Минлесхоз вдруг потребовал и сертификат собственного производства, работу были вынуждены приостановить порядка 30 предприятий.

Со временем большинство нюансов удалось урегулировать, а с этого года лицензирование экспорта данной продукции и вовсе отменено. Вероятно, регулятор рассматривает обязательную продажу товаров с кодом 4404 через биржу как альтернативу отмененному лицензированию. Данную инициативу поддержала БУТБ, заинтересованная в новых контрактах на своей площадке, и Минлесхоз, который в последние годы устанавливал оцилиндровочные, окорочные линии, пытаясь создать конкуренцию частникам.

Замечу, что продукция с кодом 4404 никогда не была биржевым товаром. Кроме того, иностранные покупатели в основной своей массе предпочитают работать по прямым договорам, оговаривая с определенным поставщиком комплектацию, характеристики, качество, объемы, сроки и цены поставок. Продавать через биржу на подобных условиях практически невозможно, поскольку выставляемая на эту площадку продукция рассчитана на неопределенный круг лиц.

Сторонники биржевых торгов заявляют, мол, такая форма продаж исключит экспорт продукции по заниженным ценам через зарубежных аффилированных лиц. В этой связи хочется напомнить, что в нашей стране не так давно появилось законодательство о трансфертном ценообразовании, задача которого – препятствовать занижению налогооблагаемой базы нечестными на руку предпринимателями. У контролирующих органов есть рычаги влияния с применением широко распространенного в мире инструмента и соответственно нет необходимости в дополнительном регулировании товарного рынка.

Наша ассоциация поддерживает стремление госорганов развивать экспортные продажи продукции деревообработки, однако достижение данной цели никак не связано с мерами, которые ограничивают свободу сделок. Напротив, мы уверены, что росту экспорта будет содействовать дальнейшая либерализация условий работы деревообработчиков.

Руководство МАРТ, похоже, при­слушалось к нашим аргументам. Насколько мне известно, упомянутый проект постановления пока не получил никакого движения. Надеюсь, что и не получит, а здравый смысл возобладает.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

Автор публикации: Беседовал Алесь ГЕРАСИМЕНКО


***
Макроэкономика: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Опросы