$

2.1204 руб.

2.4136 руб.

Р (100)

3.2021 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Итоги

Соревновательность в тисках ценообразования

20.02.2018

На коллегии Министерства антимонопольного регулирования и торговли (МАРТ) впервые вопросы защиты потребительского рынка не были главными. Министр развернул свое выступление в сторону практик развития конкуренции и «закрутил гайки» в подходах к ценообразованию. Получилось эксцентрично и непонятно.

Присутствовавший на коллегии первый заместитель премьер-министра Василий Матюшевский так расставил акценты: «В этом году ключевая задача МАРТ – разработка Программы развития конкуренции на среднесрочную перспективу. Программа должна учитывать реалии экономического развития отраслей и предусматривать шаги по повышению конкурентоспособности и развитию конкуренции. Нужна система оценки конкурентности,  индикаторы регулирования отдельных товарных рынков. Необходимо научить наши предприятия конкурировать, а не использовать административный ресурс министерств и облисполкомов. Местный и ведомственный протекционизм, директивное ограничение конкуренции, принятие госорганами неконкурентных решений – все это должно быть искоренено. Выше конкуренции стоят только вопросы национальной безопасности».

Он добавил, что для рыночного ценообразования необходимо выстроить прозрачный механизм работы с монополистами. Это возможно при наличии понятных, научно-обоснованных методик формирования цен и тарифов. Отдельного внимания заслуживает вопрос повышения эффективности госзакупок. То, что в Беларуси более 70% госзакупок осуществляется из одного источника, – неприемлемо.

В свою очередь министр антимонопольного регулирования и торговли Владимир Колтович пояснил, что три стратегические задачи, которые решает МАРТ – это стабильность потребительского рынка, стабильность цен и тарифов, сокращение расходов бюджета при осуществлении госзакупок.

Бриз на потребительском рынке

По итогам 2017 года МАРТ обнаружил, что показатель прироста розничного товарооборота перевыполнен и составил 3,8% (по плану – +2,2%), при этом основной вклад в увеличение товарооборота внесла частная торговля, обеспечив рост на 7,2%.

Однако положительная динамика в отрасли не снимает вопроса: стоит ли доводить планы по товарообороту до облисполкомов? Это создает имитацию бурной деятельности при проведении совещаний с предприятиями. Сегодня у товарооборота два слагаемых – денежные доходы населения и объем произведенных и импортированных товаров. На эти позиции власти и стоит направлять свои усилия. Отправной момент такой: реальные денежные доходы выросли за прошлый год на 1,5%, наблюдался рост потребительского кредитования, обрабатывающая промышленность выросла на 7%, а импорт – на 17,2%.

Товарные ресурсы отечественного производства составляли основу потребительского рынка. Удельный вес импорта в структуре товарооборота составил 19,2%. Все еще сильна тенденция сокращения доли внутреннего рынка: если в 2010 году удельный вес отечественных товаров составлял 74%, то сейчас – 64%. По продовольствию – 83 и 80,8% соответственно. Примечательно, что конкурентом отечественной продукции являются не китайские товары, а поставки партнеров по ЕАЭС, в частности, из РФ, которые в общем объеме импорта увеличились с 22,7% до 25%. При этом по ряду товарных групп цены российских товаров ниже, качество не хуже, а условия, предлагаемые по договорам, – более приемлемые.

Мониторингом по мораторию

В 2017 году решением коллегии МАРТ был объявлен мораторий на проведение проверок Торговой инспекции. При этом специалисты МАРТ работали в режиме мониторинга: проверены 418 торговых объектов, приостанавливалась работа 19. Наиболее актуальным вопросом министр назвал организацию совместной работы с Госстандартом, МНС, Минздравом и ГТК против  предприятий, реализующих товары по заниженным ценам (когда товары продаются в 2–2,5 раза дешевле). Таких объектов по стране МАРТ насчитал 100 и отреагировал: за полгода по 5 проверок на каждый объект. Вопрос обсужден на координационном совете КГК, впереди – рассмотрение в правительстве.

Вторая задача – определить взаимодействие с облисполкомами. Антимонопольный орган рассчитывает подписать с губернаторами соглашения, в которых определить приоритеты деятельности, не дублируя функции контроля над торговлей, рекламой, защитой прав потребителя. Например, функции контроля госзакупок и ценообразования будет вести только МАРТ, а вот губернаторов предлагается наделить правом закрытия торговых объектов.

Министерство волнует контроль в области госзакупок. «Практика показывает, что 20–25% мы теряем при закупках из одного источника. Необходимо на законодательном уровне ввести положение, согласно которому не допускается изменение цены договора на госзакупку. Сегодня недобросовестные поставщики выставляют заведомо нереальную цену, выигрывают и через месяц-два предлагается цена в 2–2,5 раза выше той, что оговорена в контракте. Ни в РФ, ни в Казахстане нет в законодательстве о закупках положения, которое позволяет менять цену контракта. Мы над этим работаем, но встречаем непонимание министерств и субъектов хозяйствования», – попенял министр.

Политика жестких цен и тарифов

МАРТ подсчитал, что в 2017 году достигнут самый низкий показатель инфляции за последние 15 лет, при этом вклад регулируемых цен и тарифов в инфляцию составил 1,96%. Наибольшее влияние на прирост ИПЦ за счет свободных цен оказал рост стоимости продовольственных товаров – их вклад составил 1,8 п.п. Размышляя над ориентиром по инфляции на текущий год (не более 6%), министерство пеняет на отсутствие в стране системы обоснованных экономических расчетов по установлению тарифов и цен, как естественными монополиями, так и предприятиями, занимающими доминирующее положение. «В результате мы имеем солидный прирост цен, который ничем не оправдан, а вообще должны быть методики. Например, в прошлом году рост цен по молоку – 9,2%, при том, что инфляция – 4,6%. И ни один облисполком не представил экономического обоснования установления цен на молоко. Мы включили все предприятия, включенные в облмясомолпромы, в группу лиц, занимающих доминирующее положение, и  рассмотрим вопрос заключения соглашений (которые являются обязательными для хозяйствующих субъектов) по ценовому регулированию. Скорее всего, мы предложим уровень инфляции, как определенный показатель, а тем, кто захочет повысить цены выше установленного уровня, придется доказывать эту необходимость», – предупредил министр.

По его мнению, должны быть разработаны тарифные и ценовые регламенты для каждой отрасли. Например, Минздрав уже поддержал предложение МАРТ по референтному ценообразованию, оно предполагает создание инструкции, которая прописывает обоснование установления цены. «Создать систему научного обоснования цен сложно, – признает В. Колтович. – Необходимо ставить вопрос об учреждении НИИ тарифной политики и цен при МАРТ. Сегодня в условиях отсутствия научного центра эта работа проводится совместно с ГКНТ и профильными министерствами».

Непостижимым образом «закручивание гаек» в ценообразовании вполне уживается с воззрениями министра о том, что стабильность цен и потребительского рынка может быть обеспечена только через развитие рыночных отношений и конкуренции.

«Производить конкурентные товары на рынке без создания среды соревновательности трудно, а порой и невозможно, – признал министр. – С 90-х годов правительство пыталось решить проблему монополий, снижения протекционизма. Но приходится констатировать, что ряд программ по демонополизации экономики остались лишь на бумаге. На практике произошла не только потеря доли рынка белорусских товаров в странах ЕАЭС, но и потеря внутреннего рынка. Поэтому мы выступили инициатором программы развития конкуренции в стране. Необходимо провести анализ законодательства, с точки зрения его соответствия стандартам ОЭСР по конкуренции. Кроме того, нужна разработка «дорожных карт» по развитию конкуренции и созданию рынка в каждой отрасли».

Это заявление вызвало энтузиазм у журналистов, спросивших, актуальна ли для белорусского рынка проблема согласованных действий компаний и не пора ли в этом свете, наконец, разобраться, например, с «Белавиа», которая требует от иностранных перевозчиков согласования тарифов. Колтович ответил, что за прошедший год рассмотрено 314 обращений о нарушении антимонопольного законодательства и установлены 56 фактов нарушений. «Мы находимся на стадии формирования практик и рассматриваем подобного рода дела», – прокомментировал министр.

Автор публикации: Оксана КУЗНЕЦОВА