$

2.1154 руб.

2.3479 руб.

Р (100)

3.3195 руб.

Ставка рефинансирования

9.00%

Мнение специалиста

Снизят ли акцизы на пиво? И где совсем запретят продавать алкоголь

21.06.2019
Снизят ли акцизы на пиво? И где совсем запретят продавать алкоголь
Фото: freepik

Поиску эффективной модели государственной алкогольной политики был посвящен круглый стол, инициированный Республиканским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП). Возможна ли такая модель, при которой белорусы меньше пили бы и сохраняли здоровье, а в бюджете при этом не образовалась дыра? Ведь ни для кого не секрет, что налоговые отчисления «алкогольных» предприятий важная статья доходов государства.

Функции акцизов в любой стране мира одинаковы: пополнение государственной казны и регулирование спроса на отдельные виды товаров. В Беларуси этот вид налогов образует 10,7% поступлений в республиканский бюджет и 8,9% – в консолидированный. В абсолютных циф­рах в прошлом году это было 2621,8 млрд руб. против 2342,4 млрд руб. в 2017. Доля налогов в каждой бутылке с алкоголем доходит до 70% ее розничной цены.

Поступления от акцизов сравнимы с расходами республиканского бюд­жета на образование. В среднем в 2010–2018 гг. доля этого вида налогов в доходах консолидированного бюджета составляла 8,5%.

Но страна несет и немалые расходы. Как сообщил первый заместитель министра здравоохранения Дмитрий Пиневич, «государству на преодоление негативных последствий, связанных с алкоголизмом, приходится тратить ежегодно 2% ВВП».

Понятно, что «алкогольная доля» в общем бюджетном котле – не половина, и даже не четверть. И все же эта цифра пока очень существенна, чтобы государство прос­то так от нее отказалось.

Сегодня в Беларуси, – отмечает представитель комитета по бизнес-­коммуникациям РСПП Роман Костицин, – соотношение акцизов на слабоалкогольные напитки и пиво к крепкому алкоголю составляет 1,065. По сформированной в 2013 г. рекомендации КГК такое соотношение должно быть минимум 1 к 3 (среднее соотношение в странах Европы 1:5, в ряде государств ЕС – значительно выше, а во Франции, Германии, Австрии акциз на слабоалкогольные напитки вообще нулевой.

Главное здесь – использование эволюционного, а не революционного подхода, чтобы сохранить высокую собираемость налогов. При формировании собственной национальной алкогольной политики изучать следует как положительный, так и отрицательный опыт передовых стран.

К примеру, в России пивоваренная отрасль за последние 3–4 года сократилась на треть из-за ошибок в налоговой политике. А в Чехии и Польше ситуация прямо противоположная благодаря тому, что акциз исчисляется не из объемной доли спирта, а из экстрактивности начального сусла.

Слова представителя одного из ключевых бизнес-союзов о том, на­сколько эффективно акциз может менять структуру потребления алкогольной продукции, подтвердил польский эксперт Войцех Крок. По его словам, в начале нулевых годов в Польше был установлен довольно высокий акциз на водку. В итоге изменилась модель потребления алкоголя:

Нет повода – пьешь пиво, есть – водку. В итоге, если раньше в общем объеме потребления алкоголя на пиво приходилось 30%, на водку – 70%, то теперь наоборот. При этом в денежном выражении на крепкий алкоголь приходится 42% за счет перехода продукта в премиальный сектор.

Интересной выглядит еще одна информация польского эксперта.

Как оказалось, после введения в стране высоких акцизов на крепкие алкогольные напитки, Польшу за­хлестнула нелегальная алкогольная продукция из других стран ЕС, с которой власти не прекращают бороться до сих пор. Но даже с учетом этого фактора крепость потребляемого алкоголя снизилась, благодаря тому, что за это время изменилась культура потребления алкоголя.

Для Беларуси нелегальные поставки спиртосодержащих жидкостей через восточную границу – тоже колоссальная проблема. Здесь ситуации в ЕС и в ЕАЭС похожи.

О возможностях формирования (точнее, отсутствии возможностей) у населения культуры пития алкогольных напитков высказались гендиректор «Минского завода виноградных вин» Иван Троцкий и исполнительный директор Ассоциации рекламных организаций Валерий Боднарь, по мнению которых общению с по­требителями мешают жесткие ограничения на рекламу алкоголя. Как можно говорить о пользе натуральных вин, если нигде их упоминать нельзя?!

На что первый заместитель министра здравоохранения Дмитрий Пиневич критично прошелся по доступности алкогольной продукции. Доходит до абсурда: на АЗС очередь из тех, кто покупает топливо «в себя, а не авто». Высокопоставленный чиновник отметил, что следовало бы запретить повсеместность реализации алкогольной продукции. Как в России, где на АЗС она запрещена.

На эту реплику пришлось отвечать начальнику управления организации торговли и общественного питания МАРТ Виолетте Брезовской, анонсировавшей новый проект закона об обороте алкогольной продукции, в котором присутствуют поэтапные ограничения в части продажи алкогольных напитков. Но, по ее мнению, любые ограничения должны быть постепенными, чтобы не обрушать экономику предприятий, вклю­чая АЗС, где сопутствующая продукция помогает операторам выживать. Бизнес в течение 5–7 лет дол­жен иметь возможность подготовиться к изменениям, пересмотреть бизнес-планы.

По словам заместителя гендиректора госхолдинга «Минск Кристалл Групп» Ирины Кондратовой, проведенное мероприятие можно заподозрить в продвижении темы пивного лобби. Она отметила, что можно сколь угодно говорить о пользе алкоголя, но это не так. Основная цель производителей спиртных напитков – это формирование доходной части бюджета, о чем уже не раз было заявлено.

Ирина Кондратова считает, что уровень потребления алкоголя по мере повышения «культуры пития» будет снижаться в дальнейшем и без помощи госорганов. При том, что последние три-четыре года он прак­тически неизменен.

Представитель госхолдинга отметила, что она совсем не против выравнивания акцизов на пиво и крепкий алкоголь с ЕС, но лишь при условии, что и средняя зарплата в стране должна быть как в Европе. Иначе люди начнут массово употреблять контрафактное спиртное, что никому не пойдет на пользу. А еще призвала производителей пива раз­виваться за счет экспорта, как это делает «Минск Кристалл Групп», а не только посредством лобирования ин­тересов на внутреннем рынке.

В заключение хотелось бы сказать следующее.

Алкогольный рынок – один из немногих, в который вовлечены прак­тически все министерства и ведомства страны – Минздрав, МВД, МАРТ, Минфин, Минэкономики, МНС и пр. Добавим две палаты парламента и ВОЗ. При этом общей стратегии развития этого рынка нет ни у одной из структур. Каждое ведомство руководствуется собственными программами. Есть предположение, что дискуссионная площадка РСПП может стать тем местом, где общая «алкогольная» стратегия Беларуси и будет сформирована.

Не самая пьющая нация?

Заведующий Республиканским центром наркологического мониторинга и превентологии Алексей Кралько отмечает, что до 2017 г. специалисты ВОЗ оценивали белорусский «неучтенный» рынок алкоголя более чем в 3 л чистого алкоголя на человека. Эта цифра была поставлена под сомнение. Выяснилось, что за основу в расчетах были взяты данные по Украине, где доля нелегального алкоголя на рынке гораздо выше.

В результате применения новой белорусской методики расчета уровня потребления незарегистрированного алкоголя (разработана Минздравом и Белстатом) объем его потребления в РБ в 2017 г. оценили всего в 1,5 л.

Благодаря новой методике подсчета население Беларуси в международных отчетах резко «протрезвело», и страна оказалась по уровню потребления алкоголя на 27 месте с результатом 11,2 л.

Можно обсуждать обоснованность методик, но следует признать: пить у нас в стране за последние 7–8 лет стали меньше. И все же двигаться еще есть куда: по оценкам экспертов Всемирной организации здравоохранения, превышение допустимого уровня потребления алкогольной продукции (из расчета 8 л абсолютного алкоголя в год на душу населения) крайне опасно для здоровья нации, а потребление каждого литра сверх данного предела отнимает 11 месяцев жизни у муж­чин и 4 месяца – у женщин.

Автор публикации: Владимир ОРЕХОВ