$

2.0047 руб.

2.3539 руб.

Р (100)

3.3743 руб.

Ставка рефинансирования

11.00%

Инфляция

1.20%

Базовая величина

23.00 руб.

Бюджет прожиточного минимума

197.81 руб.

Тарифная ставка первого разряда

33.00 руб.

АПК

«Синяя птица» фермера Рубана

18.07.2017

Фермерскому хозяйству «Синяя птица» в Ганцевичском районе в будущем году исполнится 20 лет. Ранее его владелец Николай Рубан успел побывать заведующим лабораторией Центрального ботанического сада, защитить кандидатскую диссертацию, заняться выращиванием клюквы в полесских хозяйствах. Но такая работа по разнарядке не приносила удовлетворения. И Н. Рубан вместе с сыном Евгением решили стать фермерами, выращивать экзотическую для Беларуси культуру – голубику. Правда, на белорусских болотах этой голубики полным-полно, но Рубаны взялись выращивать американские ягоды, которые лишь отдаленно напоминают белорусские.

Мы встретились с Н. Рубаном в воскресенье, когда у него выдался относительно свободный день: хозяйство навестила делегация украинских предпринимателей из Ровно и ученых из Полесского университета с деловыми предложениями. После их отъезда удалось поговорить и нам.

– Николай Николаевич, почему вы решили заняться фермерским хозяйством?

– Почувствовал, что имею солидный запас знаний и возможность применить их на практике именно в частном варианте. В государственных структурах они не находили применения.

 Условия уже позволяли заниматься фермерством. Полесье – идеальное место для культивирования ягодников. Опыта в фермерстве не было, но это дело наживное. Нам выделили 12 гектаров земли в пожизненное владение на 99 лет. Мои родственники, побывав там, без преувеличения пришли в ужас, мол, это же дикий лес, о каких ягодниках может идти речь. Я не фантазер, но мне уже тогда виделось, как со временем здесь женщины в платках, повязанных от солнца, будут собирать голубику.

– Почему именно голубика?

– В США эта ягода чрезвычайно популярна из-за уникальных полезных качеств. Там под нее заняты огромные площади. Селекции голубики уделяется невероятное внимание.

В конце концов, почему англичане предпочитают выпускать Rolls-Royce, а не «Запорожец». Им свойственно тянуться к самому лучшему. Голубика американской селекции – это королева ягод. Именно на ней и остановили свой выбор.

За саженцами и опытом пришлось ехать в Германию. Я с несколькими товарищами устроился на работу к бауэру Фреду Вассерману на 29-м километре дороги Ганновер – Бремен. У него было 35 гектаров ягодников. Мы срезали по принятой у него технологии кусты на пень. Вассерман рассчитывался с нами черенками для будущих саженцев.

Их мы приживили в теплице возле дома, а весной 1999 г. высадили первые 25 рядов голубики в поле. Попутно у нас с сыном родилась идея торговать саженцами. В 2001 г. прорвались с ними на рынок, в магазины сети «МинскСортСемОвощ». В том же году появился заметный урожай ягод.

Мы могли бы заниматься, скажем, выращиванием других культур или скотоводством, но для этого надо было заново учиться.

– Выращивание ягод – дело хлопотное. Но продавать ее, видимо, еще труднее?

– Вместе со мной в Германии был приятель из Брестского района Михаил Степанюк. Он сильно переживал, мол, выращу ягоду, а кому потом ее продам? Я его успокаивал: если ты соберешь два ведра ягод, то на базаре стаканами все продашь. А когда вырастишь на целую фуру, то покупатели к тебе сами приедут, 10 фур – к тебе будет очередь стоять.

В 2004 г. мы стали предлагать ягоды магазинам. Встречали без энтузиазма: «Завезите, но это на ваш страх и риск, если не продадим – мы вам отпишем ягоду назад, если испортится – вы нам ее замените». Мы несли убытки, но не отступали. Через 2 года магазины стали охотнее принимать ягоду, но процесс был кустарным. Взвешивали ягоду на допотопных весах, руками приклеивали этикетки.

Положение стало меняться в 2008-м, когда были заключены договоры с Гиппо и ProStore, мы получили возможность реализовывать ягоду большими объемами. Хозяйство приносило доход круглый год: весной и осенью – саженцы, летом – ягоды.

Сегодня нет отбоя от звонков: скоро ли созреет ягода, когда можно приезжать за товаром. Это могут быть россияне, белорусы, азербайджанцы.

В Минск за сезон «Синяя птица» поставляет около 30 тонн голубики в гипермаркеты. Не скажу, что это всегда выгодно. В прошлом году, например, мы от продажи ягоды в столице потерпели убыток. В Москве цена на них сложилась намного большей, но мы были уже связаны договорами с Минском.

Очень важно научиться лавировать в ценовой политике и правильно определять ее. Надо быть своего рода провидцем. Внимательно слежу за экономическими новостями, как колеблется в Минске зарплата, смогут ли минчане побаловать себя нашей ягодой.

– Вы вспоминали допотопные советские весы. А сейчас на чем работаете?

– Сейчас мы упаковываем ягоду в полимерную тару – коробочки разного объема. Приобрели упаковочную машину. Кстати, изготовил ее народный умелец Виктор Сак, который способен и блоху подковать. Есть, конечно, машины получше, фирменные, но мы решили поддержать белорусского мастера.

– Приходится ли вам брать кредиты для финансирования закупок техники, материалов? Как складывается сотрудничество с банками?

– У нас такая позиция: когда у банка берешь кредит, ты его кормишь, а себя во многом обделяешь. Но «Синяя птица» получает деньги только 1,5– 2 месяца в год. Но тогда нужны ли нам кредиты? Мы живем и развиваемся на том, что зарабатываем сами. Год-два накапливаем деньги, потом тратим на нужное.

Думаю, что это характерно для всех предприятий с высокой сезонностью.

Расходы у нас немалые. Например, купили в США комбайн для уборки ягод. Постоянно нужны удобрения, различные препараты. Много денег уходит на оплату электроэнергии. Голубика любит сильную влажность, и по всем плантациям оборудован полив.

– Как складываются ваши отношения с местными властями и другими сельхозорганизациями?

– Политика отношений с властями у нас мирная, мягкая, взаимовыгодная. До конфликтов с районными организациями дело стараемся не доводить, они могут привести к полному краху. Главное, чтобы нам никто не мешал работать. А со своей стороны мы делаем все, чтобы никому не создавать трудностей. Приехали, задают вопросы, пожалуйста, на все ответим, все покажем. Я стараюсь учить этой фермерской дипломатии всех, кто ко мне обращается за помощью.

– Есть ли у вас планы расширения хозяйства?

– Сейчас у нас более 100 гектаров ягодников. Каждый год стараемся прибавлять несколько гектаров молодых посадок. Такую «агрессивную» политику должно проводить каждое фермерское хозяйство. Конечно, приобретать новые участки очень сложно. Но сложности надо преодолевать.

Каждый год начинаем с идей, что сделать, чтобы он получился лучше предыдущего.

В государственной политике главное – молоко, мясо, корма. Власти, мягко говоря, не до наших ягод. Особенность района в том, что нас часто накрывают весенние заморозки. С природой не поспоришь, но по прибыли с гектара мы можем превосходить все основные виды хозяйственной деятельности.

Наша забота сейчас – переработать ягоду, которая в сезон остается нереализованной. Можно сушить, вялить, варить варенье, консервировать соки, давать сырье для детского питания. Медленно подводим свое хозяйство к этому. Ведь рынок свежих ягод ограничен. А если удастся замораживать, будет дополнительная выгода. Поэтому мы построили склады, в которых ягода хранится после сбора. Возможно, что со временем в этом современном сооружении сможем оборудовать и морозильный цех.

– Как вы относитесь к идее органического земледелия?

– Органическое земледелие легче применять на культурах, которые выращиваются в течение вегетационного сезона. С многолетними намного сложнее. Сорняки пойдут так, что руками их не уберешь. Американский фермер Ричард Стейн, который был у нас в гостях, рассказывал, что пробовал уничтожать сорняки даже кипятком, и то безуспешно.

Если рынок потребует ягоды, выращенные на органических технологиях, они появятся. Но пока этот голос слабенький.

– Что бы вы хотели изменить в белорусском законодательстве, прежде всего, в сфере сельского хозяйства и фермерства?

– В Евросоюзе, по моим данным, сезонные рабочие не платят никаких налогов. Государство осознанно создает льготы для тех, у кого нет постоянного источника доходов. У нас, на мой взгляд, не отработан оптимальный вариант для сезонных работников. Человек отработал день, мы ему сразу выплатили заработок, а потом его неделю может не быть. Как его оформлять?

Налоговые органы могли бы сами заниматься этими проблемами на основании оперативных данных от нас.

В Брестской области в последнее время появилось очень много ягодников. Покупает человек дом в деревне, занимает участок и начинает «делать деньги». А у государства тут нулевая позиция. Люди уходят от налогов. Они сами по себе, хотя пользуются землей. Им надо идти навстречу, выделять по 5–10 гектаров. В Брестской области еще есть кому. Упустим время – не будет. Власти надо проснуться, тогда и налоги будет с кого требовать.

– Что бы вы пожелали тем, кто захочет стать фермером в Беларуси?

– Я приветствую каждого, кто согласится заниматься этим благородным и полезным делом. Меня в Пинске, куда мы приехали со своей продукцией, руководитель одной государственной организации назвал конкурентом. Это меня оскорбило, такая бестактность идет от невоспитанности и непонимания важности фермерства. Мы друг другу не конкуренты, а партнеры.

Но любому делу надо серьезно учиться. Если бы я, например, захотел заняться животноводством, то изучил бы все, что касается этой деятельности, в т.ч. технологии и мировые тенденции. Только так можно добиться успеха.

Автор публикации: Беседовал Андрей НИКОЛЬСКИЙ