$

2.5136 руб.

2.9597 руб.

Р (100)

3.4096 руб.

Ставка рефинансирования

9.25%

Проблемы и решения

Симметричный ответ на западные санкции

15.01.2021
Симметричный ответ на западные санкции
Иллюстрация: freepik

На совещании у Главы государства, посвященном вопросам развития промышленности, которое прошло 12 января, перед правительством была поставлена задача дать симметричный ответ на «бандитские» санкции Запада. Однако самый поверхностный анализ наших экономических отношений с европейскими странами показывает, что первой, кто пострадает от любых ответных мер, будет наша страна.

Целесообразность белорусских сан­к­­ций мы обсуждали еще в августе 2020 г. (см. статью «Ответ западным санкциям» в «ЭГ» № 65 за 01.09.2020). Тогда в ответ на резкую критику со стороны Литвы и Польши белорусский лидер пригрозил переориентировать поставки национальных товаров с литовских портов на российские. И хотя экономическая целесо­образность такой резкой перестройки логистических процессов вызывает сомнение, если судить по высказываниям отдельных чиновников, данный план остается в силе. По крайней мере транспортные схемы поставки нефтепродуктов уже начали меняться.

Еще 15 декабря 2020 г. стало известно, что ЗАО «Белорусская нефтяная компания» объявило о прекращении отгрузок нефтепродуктов через терминалы Клайпеды, сохранив при этом поставки в рамках ранее заключенных контрактов. При этом вопрос о переориентации экспортного потока на российские порты пока остается на уровне обсуждений. Российская сторона ждет гарантий от белорусского правительства по объ­емам перевалки грузов через свои терминалы. Однако наши чиновники не спешат брать на себя жесткие обязательства и настаивают на постройке в России отдельного терминала с участием белорусского капитала, чтобы иметь возможность контролировать тарифы на грузоперевозку.

В итоге план по созданию альтернативной логистической цепочки остается не более чем рычагом воздействия на литовскую сторону, степень значимости которого явно переоценивается. Не следует забывать, что переход на грузоперевозки через российские порты – это серьезный шаг в сторону экономической зависимости от России, которая сможет контролировать не только цены на энергоресурсы, но и тарифы на их отгрузку.

 

Сгладить эффект санкций помогает экспорт в Украину

Если БНК перестала поставлять нефтепродукты через Клайпеду, а белорусские цистерны в Усть-Луге не замечены, возникает вопрос, куда же экспортируется белорусское топливо и растворители?

Брешью в экономической блокаде Беларуси стала Украина, которая традиционно имеет репутацию маржинального рынка для белорусских нефтетрейдеров, а географическая близость позволяет еще и выигрывать на стоимости транспортировки.

Белорусская сторона позаботилась о диверсификации каналов поставок на случай введения новых санкций. Право на экспорт нефтепродуктов на украинском рынке помимо давнего игрока отрасли БНК получили ЗАО «Новая нефтяная компания» и УП «Белзарубежторг». Компании попросту поделили монопольное право работать на украинском рынке: БНК оставила за собой поставку светлых нефтепродуктов (бензин и ДТ), ННК будет отгружать темные нефтепродукты (мазут и газойль), БЗТ достался экспорт битума и остаточных продуктов нефтепереработки. Таким образом, обеспечив возможность сбыта продуктов нефтепереработки в условиях санкций, Украина стала «узким горлышком» белорусского экспорта. Но достаточно ли одного украинского рынка, чтобы обеспечить приемлемый объем поставок?

Еще в январе-сентябре 2020 г. более 50% белорусских нефтепродуктов покупали Великобритания и страны ЕС. Их способность обеспечить себя товарами данной категории из альтернативных источников сомнений не вызывает. А вот сможет ли Беларусь обеспечить прежний количественный и стоимостной объем экспорта – большой вопрос. Тем более что украинским рынком нефтепродуктов интересуется не только Беларусь, но и соседние с ней страны, что отнюдь не добавляет нам шансов на успех.

Вывод из этой истории один – ускоренное самоотсечение от европейского рынка сбыта изначально является тупиковой стратегией, которая существенно ограничивает варианты возможных маневров для поставщиков нефтепродуктов. Если Украина под давлением Европы вдруг развернется к нам спиной, наша нефтепереработка может оказаться в ловушке.

Аналогичная ситуация с электроэнергией. Единственной страной, которая стала покупать вырабатываемую в Беларуси электроэнергию после ввода в эксплуатацию АЭС, стала Украина. Не исключено, что украинскую сторону могли заинтересовать крайне выгодные условия поставок, т.к. после ввода АЭС в стране образовались излишки электроэнергии, связанные с ее перепроизводством. Достоверно судить об этом можно будет только тогда, когда данные по экспорту найдут отражение в статистике. Если наше предположение подтвердится, ситуация получится любопытная, ведь тарифы для населения в 2021 г. стали выше.

Заключенные контракты с Украиной не должны быть поводом для спокойствия белорусских чиновников, поскольку не исключено, что под давлением ЕС наш южный сосед также может оказаться от покупки белорусской электроэнергии. В частности, Литва уже предпринимает определенные шаги, чтобы повлиять на позицию Украины по данному вопросу.

 

Не нефтью единой: узкие места белорусского экспорта

Белорусский калий должен меньше всего пострадать от принятия санкционных мер в связи с тем, что экспорт удобрений диверсифицирован значительно лучше. На долю европейских государств приходится чуть более 25% удобрений, поставляемых за рубеж. В отличие от нефтепродуктов, 2021 год обещает рост цен на удобрения, однако любые антисанкционные демарши, аналогичные тем, которые мы наблюдаем в нефтепереработке, могут помешать Беларуси взять максимум от благополучной экономической конъюнктуры.

На встрече 12 января заместитель премьер-министра Юрий Назаров доложил Главе государства о высоких результатах, достигнутых в лесобумажной промышленности. Однако вице-премьер забыл добавить, что 2/3 экспортируемой белорусской древесины покупают европейские страны, а это 720 млн USD валютной выручки за 9 месяцев 2020 г. Высокая доля европейский стран наблюдается в экспорте продукции черной металлургии – 30% сбыта, или 370 млн USD. Именно эти две отрасли отличаются тяжелым финансовым положением, а значит, любое неосторожное решение – в рамках санкций или контрсанкционных мер – может пагубно повлиять на состояние предприятий этих отраслей, которое нельзя назвать устойчивым. Именно поэтому правительству н ужно быть очень аккуратным в антисанкционной риторике, чтобы неосторожными или скоропалительными решениями не усугубить и без того непростое положение. Остается надеяться, что публичные заявления первых лиц и дипломатические демарши останутся на уровне второстепенных мер и не затронут наиболее уязвимые места нашего экспорта.

 

Ударим хоккейной клюшкой по инвестициям и культурным программам

Еще одной отдушиной при введении антисанкционных мер могут стать персональные санкции в отношении европейских чиновников и сворачивание сотрудничества с ЕС в рамках различных программ. Ранее глава МИД Владимир Макей уже заявлял об ограничении деятельности нескольких политических фондов в Беларуси, а также о пересмотре реализации ряда гуманитарных, образовательных, культурных программ, которыми занимаются «политические институты» в Беларуси, в т.ч. действующие под эгидой посольств иностранных государств.

Оставим в стороне вопрос, насколько адекватной антисанкционной мерой является сворачивание культурных программ, финансируемых за счет международных институтов. Обратим лишь внимание на то, что вопрос о проведении чемпионата мира по хоккею почему-то не считается «европейским проектом» и отстаивается на самом высоком уровне. Хотя с учетом дефицита госбюджета и общим призывом «затянуть пояса» вполне можно было отказаться от проведения дорогостоящего мероприятия, сославшись на санкции, чтобы сохранить лицо. Тем более что в перечне международных соревнований, запланированных к проведению в Беларуси в 2021 г. согласно постановлению Сов­мина от 30.12.2020 № 791, чемпионата мира по хоккею не было. Однако это не мешает вцепиться обеими руками в его проведение, несмотря на высокую стоимость организации, большая часть которой ляжет на бюджет.

Получается странная логика: культурный проект, который финансируется посольством, может быть свернут в ответ на европейские санкции, а чемпионат мира по хоккею, который в основном предстоит финансировать за счет средств бюджета, является желанным и не имеющим ничего общего с антисанкционной риторикой.

***

Не нужно быть экспертом в экономике и общественно-политических науках, чтобы понять, что Беларусь находится не в том положении, чтобы грозить ответными санкциями, а тем более вводить экономические ограничения, поскольку такие меры в первую очередь навредят ей самой.

Хочется верить, что здравый смысл победит и объявленные меры ограничатся дипломатическими заявлениями и сокращением второстепенных программ, которые не способны нанести сколько-нибудь значимый урон самой стране.

Наиболее сомнительным выглядит стремление сохранить за собой право проведения чемпионата мира по хоккею. Ведь даже экономически развитые страны, такие как Швейцария и Япония, в прошлом году отказались от организации крупных международных соревнований.

Получается, мы шли на повышение налогов и цен на акцизные товары для того, чтобы потратить последние деньги на проведение чемпионата. Возмож­но, не стоит устраивать пир во время чумы и больше ресурсов выделить на восстановление экономики.

 

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

Автор публикации: Дмитрий НАРИВОНЧИК


***
Макроэкономика: рубрики
Актуально
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Подборки
Полезное