$

2.1028 руб.

2.4584 руб.

Р (100)

3.1371 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

Серебряный юбилей белорусского аудита

30.09.2016

Сегодня белорусскому аудиту исполняется 25 лет. Именно столько времени прошло со дня принятия постановления Совмина от 30.09.1991 № 367 «О контрольно-ревизионной службе». В нем было «признано целесообразным создание в республике аудиторской службы». С этой фразы началась история сферы деятельности, которая сегодня отмечает четвертьвековой юбилей.

О том, с чего начинался отечественный аудит, каким он стал и каким может быть, рассказывает директор ЗАО «АудитКонсульт» Сергей КОРОТАЕВ, член Методологического совета по аудиторской деятельности Минфина Республики Беларусь.

Первые годы аудита были периодом романтизма. Мы работали, по сути, без правил и были свободными художниками. О нас мало знали, мы ничего не боялись, брались за любую работу и высшим пилотажем считали обеспеченную для проверяемого субъекта экономию: на рубль затрат заказчика аудита дать как минимум 3 рубля экономии. Аудит был на подъеме, а стать аудитором считалось честью. Имидж профессии был высок – в нее тянулись лучшие бухгалтеры, как правило, из крупных промышленных предприятий. Повышению престижа аудитора в немалой степени способствовала Аудиторская Палата, возглавляемая Иваном Макаедом, немало сделавшим для нашего аудита. Конференции, на которых обсуждались и решались важные профессиональные вопросы, были нормой для того времени. Даже финансовый кризис 1998 года, когда заработки аудиторов (впрочем, как и всех остальных работающих) упали втрое, не поставил под сомнение важность и значимость аудита для нашего общества.

Но со временем романтизм постепенно сменялся прагматизмом. К концу 90-х деятельность аудиторских компаний привлекла внимание государства и контролирующих органов. Появилось больше регламентации, были разработаны правила аудиторской деятельности, определенные ограничения в формировании цен. Клиенты стали более требовательными и разборчивыми. Да и государство настойчиво толкало к тому, чтобы аудиторские организации несли полную ответственность за промахи в своей работе. При этом регулярно предпринимались попытки отменить обязательный аудит с единственной мотивировкой – мол, слишком дорог он для аудируемых субъектов. И это при том, что расходы на аудит, как правило, перекрывались полученным клиентами эффектом. Но аудит продолжал развиваться, а престиж профессии сохранялся на высоком уровне. Росли число аудиторов, объемы оказываемых ими услуг, а заодно – доходы бюджета: как от уплачиваемых аудиторами налогов, так и от доплат их клиентов по результатам аудиторских проверок.

За 25 лет аудиторы неоднократно пытались объединиться. Так, в 2010 г. появились Ассоциация аудиторских организаций и Ассоциация аудиторов – индивидуальных предпринимателей. Это вселяло определенные надежды в части дальнейшего становления и развития аудита, повышения его значимости и эффективности.

Современный этап

Ситуация принципиальным образом изменилась с введением в действие с 1 января 2014 г. нового Закона от 12.07.2013 № 56-З «Об аудиторской деятельности» (далее – Закон № 56-З), а также некоторых других законодательных актов. С этого момента в аудите наступил перелом, по моему мнению, не в лучшую сторону.

С принятием закона значительно сократилось число лиц, подлежащих обязательному аудиту. Это было обусловлено повышением критерия выручки для его проведения с 600 тыс. EUR до 5 млн. EUR, а также отменой обязательного аудита для организаций с иностранными инвестициями.

В целом, по данным Минфина, количество проаудированных организаций сократилось с 5500 в 2013 г. до 4994 в 2015-м. Это в сочетании с девальвацией привело к существенному падению объемов аудита. Так, если в валютном исчислении объем оказанных аудиторскими компаниями услуг за 2013 год составлял почти 26,1 млн. USD (по среднегодовому официальному курсу белорусского рубля к доллару США), то за 2015 год – только 24,96 млн. Число аудиторских организаций сократилось за два года с 139 до 104. Последнее связано не только с состоянием рынка, но, в значительной мере, с требованием увеличить в штате аудиторских компаний количество аттестованных аудиторов с 3 до 5. Уменьшилась и численность аудиторов – индивидуальных предпринимателей, многие из которых сочли более разумным перейти на работу бухгалтерами.

В связи с сокращением объемов обязательного аудита и ухудшением финансового состояния хозяйствующих субъектов на рынке усилился демпинг. Это ставит большинство аудиторских компаний на грань выживания. Поскольку предприятия минимизируют бюджеты на проведение аудита, обострилась конкуренция за заказы. Это привело к тому, что зачастую перестали соблюдаться аудиторские процедуры и, следовательно, ухудшилось качество аудиторских услуг.

Пресс казенных идей

Все это наглядно свидетельствует о существенном ухудшении дел в отечественном аудите. Тем не менее государство продолжает усиливать давление на независимый аудит. Так, в текущем году появилась идея расширить сферу применения «государственного аудита», что получило поддержку большинства госорганизаций. При этом игнорировался столь очевидный факт, что создание государственной аудиторской компании может подорвать доверие мировой финансовой общественности к отечественным финансовым институтам. Ведь аудиторские компании в соответствии с общепринятыми во всем мире подходами могут иметь только частную форму собственности, что обеспечивает необходимый уровень соблюдения принципа независимости, и соблюдение международных стандартов аудита (МСА) невозможно без выполнения этого принципа. Поэтому аудиторские заключения, выдаваемые государственными компаниями, не будут признаваться потенциальными иностранными инвесторами.

Кроме того, в текущем году Минэкономики рассматривался вопрос о введении регрессного (автоматического) взыскания с аудиторов санкций, начисленных их клиентам по результатам проверок налоговых органов или КГК за выявленные нарушения законодательства. Мы полагаем, что применение такой солидарной ответственности аудиторских компаний с проверяемыми ими организациями по суммам штрафных санкций, примененных контрольными органами, является не только необоснованной, но и противозаконной.

Очевидно, что подобные предложения полностью противоречат международным принципам аудита. Отход от них усилит недоверие западных инвесторов к национальному аудиту.

Приходится отметить, что названные и иные, не менее значимые вопросы, затрагивающие интересы аудиторского сообщества, рассматриваются, как правило, без его участия. В результате принимаемые решения зачастую противоречат принципам аудиторской деятельности и ведут не к развитию аудита, а к его деградации.

Впереди – борьба за выживание

К сожалению, аудит, с моей точки зрения, ожидают еще более трудные времена, чем сегодня. И обусловлено это прежде всего общим состоянием экономики. Трудно говорить о каком-либо подъеме в сфере услуг (и в частности в сфере аудита), если потенциальные клиенты имеют серьезные проблемы финансового плана. Как результат, даже те субъекты хозяйствования, которые подлежат обязательному аудиту, либо заказывают «формальный», а потому и более дешевый аудит, либо не проводят его вообще. Полагаем, что в условиях дефицита оборотных средств такая тенденция будет только нарастать, что приведет к еще большему демпингу стоимости аудита и, соответственно, к дальнейшему падению его объемов и уходу с рынка компаний и специалистов.

Многие аудиторы лелеют надежду, что их спасение – в МСФО. В основе этих чаяний лежат нормы Закона от 12.07.2013 № 57-З «О бухгалтерском учете и отчетности», согласно которым общественно значимые организации обязаны составлять в соответствии с МСФО годовую консолидированную отчетность за 2016 год. Это должно дать аудиторам обширный фронт заказов как по составлению такой отчетности (причем не только за 2016 г., но зачастую и за два предыдущих года), так и по ее аудиту. Но пока мало кто приступал к подготовительным работам для составления отчетности по МСФО. Дело в том, что это достаточно затратное мероприятие, требующее специальных знаний. Многие субъекты хозяйствования не в состоянии оплатить его из-за финансовых трудностей. Поэтому некоторые надеются, что удастся отложить решение проблемы или она как-то «сама рассосется». Иные предприятия, а то и целые подотрасли даже обращаются в органы госуправления с просьбами освободить их от составления отчетности по МСФО.

Полагаю, что речь здесь идет не о соблюдении нормы закона. Отчетность по МСФО должна быть востребована – и прежде всего иностранными инвесторами или контрагентами. Если же аудит проводится ради галочки и отчетность складывается в ящик письменного стола, то очевидно, что затраты на них непродуктивны. В таких условиях предприятия стремятся к минимизации своих расходов, а аудиторы – к формальному выполнению работ. Так что рассчитывать на существенное расширение рынка аудиторских услуг в подобной ситуации не приходится.

Еще одна надежда некоторых аудиторов на улучшение – постановление Совмина и Нацбанка от 19.08.2016 № 657/20 о введении в действие на территории страны в качестве технических нормативных актов с 1 января 2017 г. 42 стандартов МСФО и 26 разъяснений к ним, призванных повысить прозрачность национальной отчетности и, соответственно, инвестиционную привлекательности нашей страны.

Однако вряд ли это в ближайшее время повлияет на существующую систему бухгалтерского учета и аудита. Гораздо важнее включение принципов и методов МСФО в действующие национальные стандарты и инструкции по бухучету. А этот процесс, как показывает практика нормотворчества, довольно-таки длительный. Да и смогут ли органы госуправления принять новые подходы, отказавшись от ручного управления формированием экономических показателей предприятий с помощью бухгалтерских манипуляций, вроде временного неначисления амортизации или отложенного списания курсовых разниц? Думаю, что нет, поскольку количество убыточных предприятий при «прозрачной» системе учета значительно возрастет.

Так что иллюзий в отношении радикальных перемен в отечественном учете в связи с признанием МСФО строить не стоит. Следовательно, вряд ли аудиторам стоит надеяться на значительное увеличение рынка аудита.

Что делать

Скорее всего, аудиторы не смогут повлиять на состояние экономики. Но ряд мер по повышению эффективности аудита можно принять уже сейчас. В частности, следовало бы снизить критерий выручки для проведения обязательного аудита, чтобы обеспечить внимание субъектов хозяйствования к правильности и достоверности своего бухгалтерского и налогового учета. Кроме того, необходимо добавить помимо выручки критерий стоимости активов. При этом данные критерии следует устанавливать не в евро, а в национальной валюте.

Полагаем, что было бы целесообразно включить в перечень лиц, подлежащих обязательному аудиту, организации, реализующие инвестпроекты с участием иностранного капитала, чтобы снизить риски инвесторов и их партнеров.

Спорным выглядит норма ст. 17 Закона № 56-З, согласно которой организации, прошедшие аудит бухгалтерской (финансовой) отчетности, составленной в соответствии с МСФО, не должны проводить аудит отчетности, составленной в соответствии с национальным законодательством.

Должна быть усилена ответственность по ст. 12.31 КоАП за уклонение от проведения обязательного аудита.

С другой стороны, следует принять меры по укреплению саморегулирования аудиторской профессии и контролю качества аудита, а также регламентировать порядок проведения конкурсов по выбору аудиторов, чтобы обеспечить равноправную конкуренцию и защиту от демпинга.

Полагаю, что принятие данных мер будет способствовать развитию аудита в нашей стране, повышению качества оказываемых аудиторских услуг, а в итоге – повысит доверие инвесторов к финансовой отчетности и улучшит инвестиционный климат в Беларуси.