$

2.0470 руб.

2.2714 руб.

Р (100)

3.1033 руб.

Ставка рефинансирования

9.50%

Мнение специалиста

Самосознание самозанятых

25.08.2016

Белорусская общественность довольно неоднозначно отреагировала на предложение председателя Совета Республики Михаила Мясниковича ввести в республике патентную систему для самозанятых. Многие видят в этом очередную попытку властей выудить деньги у граждан. Между тем идея легализовать индивидуальную трудовую деятельность без регистрации в качестве индивидуального предпринимателя имеет свои положительные и отрицательные стороны.

По мнению М. Мясниковича, в Беларуси приобретение патента на самозанятость без постановки на учет в качестве безработных простимулирует предпринимательскую активность лиц, потерявших работу, выход из тени длительно не работающих, но вовлеченных в теневую занятость людей. При этом к самозанятым могут быть отнесены лица, работающие по заявительному принципу без регистрации в качестве ИП, – ремесленники, сотрудники сферы агроэкотуризма, работники личных подсобных хозяйств, лица, занимающиеся уборкой, бытовыми услугами, строительно-монтажными, ремонтными работами, перевозкой пассажиров и грузов, – в т.ч. те, кто работает нелегально, не имея правовой защиты.

Стоимость патента на самозанятость можно приблизить к размеру единого налога, считает М. Мясникович. Потребуется поддержать самозанятых микрокредитованием, безвозмездным предоставлением помещений, консультациями и т.д. Кстати, помнится, такая поддержка обещалась и малому бизнеса, будем надеяться, что хватит на всех.

«Фискальный эффект будет невысоким, но он перекрывается по значимости социальным эффектом, – объясняет М.Мясникович. – Самозанятый не будет получать социального пособия, но он не деградирует, он обеспечивает себя работой, кормит семью, оказывает значимые услуги или производит востребованные товары. В социальном плане он не безработный, что также важно для человека».

Вероятно, так озаботиться проблемами занятости парламентариев заставляет явная неспособность властей справиться со скрытой безработицей и затягивающимся ухудшением благосостояния населения. Между тем непоследовательные попытки стимулировать развитие частного бизнеса и улучшить инвестиционный климат не приносят ожидаемого эффекта. Численность предпринимателей и занятых в экономике сокращается. Попытки развивать ремесленную деятельность в качестве альтернативы предпринимательству не дали желаемого результата – сегодня ремесленников только 6636 человек. Создавать разнообразные барьеры, запреты и ограничения у чиновников получается гораздо лучше.

Идея предоставить населению возможность за скромную плату без лишних формальностей зарабатывать себе на жизнь давно гуляет по евразийским просторам. Например, в числе мер, предусмотренных Cтратегией развития малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации на период до 2030 года, значится создание удобного и низкозатратного режима налогообложения для самозанятых граждан, осуществляющих отдельные виды деятельности без привлечения наемных работников. В рамках поиска оптимальных способов налогообложения для таких граждан рассматривается вариант введения упрощенного «патента» на право торговли на ярмарках, рынках и улице. При этом предлагается разрешить покупать патент в любые периоды, в т.ч. за один день торговли. Такой патент будет считаться единственным разрешительным документом для осуществления такой торговли. Главное требование – обязательное соблюдение санитарных и ветеринарных норм и правил.

У российских бизнес-союзов несколько иной подход. В октябре прошлого года уполномоченный при президенте РФ по правам предпринимателей Борис Титов представил проект закона о самозанятых гражданах. В нем предлагается разрешить осуществление 45 видов деятельности без регистрации в качестве индивидуальных предпринимателей. Наемных работников привлекать запрещается. Единственное условие – приобретение патента, стоимость которого может составить до 20 тыс. RUB (около 600 BYN). В эту сумму включены отчисления в Пенсионный фонд в размере 9 тыс. RUB, в ФОМС – 1 тыс. и региональные налоги – до 10 тыс. RUB. Деньги должны вноситься в единый срок, одним платежом, который разделит казначейство.

Регистрация самозанятых будет производиться в налоговых инспекциях по принципу одного окна, становиться на учет в социальных фондах не потребуется. Снимать с учета граждан должны автоматически, через 5 дней с момента истечения срока действия свидетельства. Какие-либо проверки самозанятых граждан не допускаются. Самозанятость может совмещаться и с основной работой по трудовому договору

Правда, в российском Минфине своя версия решения этого вопроса. Там предлагают сократить число разрешенных самозанятым гражданам видов деятельности до 3 (ремонт, репетиторство, уборка помещений), увеличить сумму патента и масштаб контроля.

Инициаторы проекта полагают, что таким путем удастся вовлечь в экономику от 12 до 25 млн. россиян, в т.ч. тех, кто работает нелегально или прекратил предпринимательскую деятельность из-за высоких налогов и административного пресса. Значительных поступлений в бюджет это не принесет, но «государство так или иначе останется в выигрыше, хотя бы потому, что самозанятые не будут сидеть у него на шее. А в перспективе из мелких предпринимателей могут вырасти средние или даже крупные бизнесмены» – заявлял Б. Титов.

Есть и существенный психологический аспект. Некоторые опасаются регистрироваться в качестве индивидуальных предпринимателей, боясь сложностей, проверок и ответственности. Но и нелегально работать страшновато. Патент на самозанятость стал бы для таких людей приемлемым компромиссом.

Скептики полагают, что патент на самозанятость проблем теневого бизнеса и безработицы не решает. Во-первых, далеко не все сочтут «плату за легальность» приемлемой – особенно если доходы нерегулярны и невелики. Те, кто зарабатывает «в тени» много и постоянно, обычно хорошо умеет скрывать свою деятельность и даже «отмывать» доходы. Так что патентом, скорее всего, заинтересуется от силы 10–15% «теневиков».

Во-вторых, появление прослойки легализованных «непредпринимателей», оказывающих широкий спектр услуг с минимальной налоговой нагрузкой, станет ударом для зарегистрированных ИП и юрлиц, работающих в этой сфере. Конкуренция станет еще более неравной, что неизбежно вызовет протесты. Можно ожидать, что ряд ИП предпочтут патент уплате единого налога, что приведет к потерям бюджета. Закоренелые пессимисты подозревают, что чиновники все равно найдут способы создать какие-нибудь препоны самозанятым – в виде сертификации, аттестации, проверок, требований к приему выручки и т.п.

В-третьих, социальный эффект тоже неоднозначен. Патент на самозанятость может стать для властей неплохим шансом, не потеряв лицо, смягчить ситуацию с позорным «налогом на тунеядство», который смешит и раздражает общество, вызвал критику МОТ и вряд ли даст ощутимый приток средств в бюджет.

Допуская самозанятость, государство снимает с себя заботу о трудоустройстве и благосостоянии граждан. Но у тех может возникнуть крамольная мысль: а стоит ли тогда этому государству платить, пусть и небольшую сумму? Какие выгоды получат от этого люди, которые привыкли работать исключительно на себя, самостоятельно оплачивают свое лечение и обучение и видит призрачность шансов на сколько-нибудь достойную пенсию?

К тому же тенденция расширения прямого налогообложения граждан имеет весьма неоднозначные последствия. У НДС и прочих косвенных налогов, взимания подоходного налога и отчислений в ФСЗН через нанимателей есть огромное преимущество: такая система почти оставляет у граждан ощущения, что они содержат государство и бюрократический аппарат. Притупляется чувство ответственности за свое благополучие, которое глава Совета Республики призвал «воспитывать в людях».

Но когда человек становится непосредственным плательщиком налогов, он рано или поздно заинтересуется, на что их тратит государство. Возникает искреннее желание «пресекать культивирование иждивенчества и стремление жить за чужой счет»...

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН


Менеджмент: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы