$

2.4090 руб.

2.6425 руб.

Р (100)

3.3935 руб.

Ставка рефинансирования

8.00%

Проблемы и решения

Кому опять списывают долги, когда частному бизнесу предлагают спасаться своими силами

24.04.2020
Кому опять списывают долги, когда частному бизнесу предлагают спасаться своими силами
Фото: gettyimages

Пока большая часть экономики ждет от правительства мер, которые позволили бы смяг­чить последствия пандемии коронавируса, из бюджета продолжается поддержка гос­сектора. Наиболее свежий пример – реструктуризация задолженности ряда акционерных обществ путем ее списания в обмен на увеличение доли государства в их уставных фондах.

 

157 млн списанной задолженности в обмен на акции...

14 апреля 2020 г. на сайте официального опубликования нормативных правовых актов появилось постановление Совмина № 222 «Об увеличении доли Республики Беларусь в уставных фондах акционерных обществ» (далее – постановление № 222).

Согласно этому документу 11 пред­приятиям с преобладающей долей государства будут списаны долги перед бюджетом, образовавшиеся вследствие оказанной ранее господдержки. В обмен акционерные общества выпустят дополнительные акции и передадут их в собственность государства.

Такой механизм снижения долговой нагрузки предусмотрен Указом Президента от 24.05.2018 № 200 «О реструктуризации задолженности и прекращении обязательств». Общий объем реструктуризации составит 157,7 млн руб. Самая круп­ная задолженность одного предприятия, которая будет реструктуризирована, – 69,2 млн руб. (Светлогорский целлюлозно-картонный комбинат), самая мелкая – 380 тыс. руб. (ОАО «Гродненский стеклозавод»).

Формально государство ничего не теряет вследствие такой операции – задолженность предприятия перед бюджетом заменяется акциями, номинальная стоимость которой должна быть не меньше суммы списываемой задолженности.

Фактически же задолженность предприятия и акции, переданные вместо списанной задолженности, – это не одно и то же.

Задолженность имеет конкретные сроки возврата, а также предполагает начисление процентов. А после обмена на акции срок возврата инвестиций становится неопределенным. Вместо процентов государство может получать дивиденды. Но только если предприятие получает прибыль и имеет достаточно средств для их выплаты.

Таким образом, реструктуризацию задолженности сложно назвать выигрышным решением для кредитора. Поэтому это, скорее, способ не признавать кредитную задолженность безвозвратным дол­гом или не банкротить долж­ника.

Если посмотреть структуру акционеров указанных пред­приятий, то становятся понятны мотивы таких действий. В большинстве случаев это акционерные общества с долей государства 98–100%, в отношении которых формулировка «увеличение доли государства» кажется условной. Фактически через применение такой процедуры государство снижает высокую долговую нагрузку предприятий, спасая их от неминуемого банкротства.

Подтверждением наших суждений может быть пункт постановления № 222, который позволяет отложить дополнительный выпуск акций на неопределенный срок в случае отсутствия у акционерных обществ собственных средств на увеличение доли государства в их уставных фондах. Выпуск акций осуществляется в последующие годы при наличии у предприятия собственных средств достаточного размера.

О предельных сроках такой отсрочки ничего не сказано, из чего можно делать вывод, что выпуск акций может откладываться на любой срок. Кто выполнит распоряжение постановления № 222, а кто воспользуется отсрочкой, станет ясно 1 сентября, когда уполномоченные органы должны будут решить вопросы, связанные с передачей выпущенных акций в собственность государства.

 

…И не в первый раз

Важно понимать, что реструктуризация не решает самой проблемы убыточной деятельности предприятий госсектора. Скорее, наоборот: такая практика потакает сложившемуся порядку вещей, позволяя ответственным лицам думать, что задолженность всегда можно списать и опять начать все с чистого листа. В итоге опять начинают расти долги и ситуация повторяется снова.

Почему мы можем позволить себе такое утверждение?

Потому что это не единственный случай применения такого механизма списания задолженности перед бюджетом. 28 июня 2018 г. уже принимался похожий документ – постановление Совмина № 507. В соответствии с ним 16 предприятий государственного сектора экономики получили списание задолженности перед бюджетом в обмен на выпуск акций. Общий размер реструктуризации тогда составил 230 млн руб.

Самое интересное заключается в том, что в числе предприятий, которым списывалась задолженность в июне 2018 г., значилось 10 из 11 предприятий, упомянутых в постановлении № 222. Это означает, что эти 10 предприятий участвуют в списании задолженности подобным образом уже второй раз за последние 2 года.

Например, Светлогорский целлю­лозно-картонный комбинат, которому реструктуризировали 69,2 млн руб. задолженности по постановлению № 222, в 2018 году уже получал подобную льготу, что тогда позволило ему избавится от обязательств на сумму 97,9 млн руб. Несмотря на это предприятие все равно имеет колоссальный долг – 2360 млн руб. при значении чистой прибыли по итогам 2019 года, равном 38 млн руб.

Да, предприятие смогло закончить год с прибылью, но даже если оно будет зарабатывать столько каждый последующий год и всю прибыль направлять на сокращение долга, ему понадобится 62 года, чтобы полностью погасить все кредиты и займы.

Такой объем инвестиций с подобной низкой отдачей еще можно было бы понять, если бы предприятие создавало большое количество рабочих мест. Однако по самым свежим данным на производстве занято всего 2563 человека.

Если учесть общий объем инвестиций (переоснащение и оборудование предприятия, его обеспечение оборотными средствами) и разделить их на количество работников, получится 932 тыс. руб. на каждое рабочее место.

 

157 млн на 11 предприятий. И 110 млн – всем остальным

С одной стороны, ничего нового мы вам не рассказали. Но почему эти факты так отчаянно режут нам глаза?

2 апреля премьер-министр Сергей Румас сообщил, что комплекс мер по поддержке экономики в условиях нарастания кризисных явлений, вы­званных пандемией коронавируса, внесен на рассмотрение Главы государства. По предварительной оценке прямые меры бюджетно-налоговой поддержки составят 110 млн руб.

Ранее в прессе регулярно сообщалось, что из-за дефицита бюджета наша страна не может позволить себе более широкие антикризисные меры.

В то же время параллельно принимаются постановления, согласно которым только 11 «избранных» предприятий госсектора получили списание задолженности перед государством на общую сумму 157,7 млн руб. При этом часть из предприятий вышла в прибыль по итогам года – например, тот же Светлогорский целлюлозно-картонный комбинат, что, однако, не помешало предоставить ему очередную порцию дотаций.

Частный сектор же должен рассчитывать исключительно на себя, при этом сохранять рабочие места и самостоятельно справляться с шоками, вызванными коронавирусом и ухудшением экономической конъюнктуры.

Получается, что в текущей ситуации ресурсы бюджета распределяются неравномерно: в приоритете спасение госсектора. А частные предприятия должны спасаться сами – или умирать.

 

Вопросы по зарплатам

Это не единственная нормотворческая деятельность последнего времени, которая вызывает вопросы. 16 апреля 2020 г. Совмин принял постановление № 234, которым государственным предприятиям разрешено повышать зарплаты работников без привязки к производительности труда.

В наших материалах мы не раз указывали про серьезный разрыв между ростом зарплат и производительностью труда, что в долгосрочной перспективе ведет к снижению запаса финансовой прочности предприятий.

По данным статистики в январе-феврале 2020 г. производительность труда снизилась на 1,8% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а реальная заработная плата выросла на 7,9%.

Даже на достаточно благополучных предприятиях этот отрыв бросается в глаза. Например, в ОАО «МАПИД» средняя заработная плата в 2019 году выросла на 18,3%, в то время как производительность – только на 8%.

Теперь же предприятия, которые увеличивали средний размер заработных плат в соответствии с установками правительства, оказались в тяжелой ситуации: в условиях сокращения доходов урезать расходы на персонал будет непросто.

Очевидно, что это понимают наверху, поэтому и отменяют действующую раньше привязку к производительности труда, чтобы руководители предприятий не смогли, прикрываясь прежним постановлением, оптимизировать зарплаты на вверенном предприятии.

Однако назвать это постановление антикризисным можно с большой натяжкой. По факту мы видим слабо прикрытое желание сохранить текущий уровень доходов населения в условиях стремительного сокращения доходов предприятий.

Возможно, краткосрочно это позволит удержать зарплаты на прежнем уровне, но долгосрочно такая политика однозначно усилит финансовое давление на предприятия, а значит, закончить 2020 год с прибылью смогут немногие, а некоторым придется готовиться к более печальному исходу.

 

...и амортизации

Второй нормативный правовой акт, принятый под вывеской антикризисных мер, – постановление Совмина от 15.04.2020 № 229 «О неначислении амортизации основных средств и нематериальных активов в 2020 году».

В соответствии с данным постановлением организациям и ИП предоставлено право принять решение о том, чтобы не начислять амортизацию в 2020 году по всем или отдельным объектам основных средств и нематериальных активов, используемым в предпринимательской деятельности.

При применении данного положения, как и ранее, нормативные сроки службы и сроки полезного использования объектов ОС и НМА продлеваются на срок, в котором начисление амортизации не производилось.

Однако те, кто понимают назначение амортизации и принципы ее исчисления, легко догадаются, что данное постановление направлено на то, чтобы повысить количество безубыточных предприятий в условиях грядущего сокращения доходов.

Реальной пользы для бизнеса право не исчислять амортизацию не несет, т.к. амортизация не влияет на реальный денежный поток, который генерирует предприятие, но уменьшает налогооблагаемую базу по расчету налога на прибыль.

Поэтому любой разумный собственник бизнеса, выбранная система налогообложения которого позволяет исчислять амортизацию, продолжит это делать, чтобы законным способом снизить налог на прибыль.

Единственная категория предприятий, которым данная норма может быть интересна, – это предприятия госсектора, которые в условиях низкой операционной эффективности и высокой кредитной нагрузки изыскивают сугубо бухгалтерские способы показать прибыль по итогам года или, по крайней мере, минимизировать убыток.

Таким образом, анализ нормотворческой деятельности правительства первой половины апреля говорит о том, что на текущий момент власти больше озабочены сохранением докризисного уровня доходов населения и обеспечением безубыточного характера деятельности предприятий госсектора. Частному бизнесу по-прежнему предлагается спасаться по принципу утопающего, т.е. самостоятельно.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

Автор публикации: Дмитрий НАРИВОНЧИК, финансовый эксперт «ЭГ»


***
Макроэкономика: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Опросы
Реклама