$

2.0882 руб.

2.4544 руб.

Р (100)

3.1726 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Итоги

Резервы и маневры между стабильностью и ростом

27.09.2016

В ходе доклада правительства о работе экономики за истекший период 2016 г., проектах прогноза, бюджета и денежно-кредитной политики на 2017 год Президент Александр Лукашенко потребовал неукоснительного выполнения решений, принятых на Всебелорусском народном собрании.

Утвержденные на нем 3 месяца назад Основные положения Программы социально-экономического развития Беларуси до 2020 года должны стать основой для последующих шагов – годовых планов и прогнозов, направленных на реализацию приоритетов программы пятилетки.

Главным козырем правительства сегодня является сохранение стабильности, которое в основном сводится к полному и своевременному расчету по всем государственным обязательствам, валютным долгам. Менее заметен процесс создания условий для качественного улучшения макроэкономических параметров, тем более что их количественные значения выглядят не лучшим образом. В придачу «ситуация на многих промышленных предприятиях остается сложной». Надо полагать, к числу сложностей относится сокращение в отрасли по итогам I полугодия чистой прибыли (в текущих ценах) и рентабельности продаж на 20% по сравнению с январем–июнем 2015 г., наличие 28% убыточных предприятий и 32,8% – не имеющих собственных оборотных средств, рост за полгода просроченной кредиторской задолженности на 22%, дебиторской – на 19,8%, а по кредитам и займам – в 1,5 раз.

Подобные сложности стали стабильным явлением в белорусской экономике. А ведь есть еще отрицательная динамика в сельском хозяйстве и инвестициях, недоработки в строительстве, сокращение экспорта, а главное – отсутствие запланированного роста экономики. Глава государства заподозрил, что «вразрез с принятой программой на пятилетку правительство реализует инерционный сценарий развития. То есть пассивно плывет по течению, ссылаясь на неблагоприятные внешние факторы и не стремясь мобилизовать все силы и ресурсы для экономического подъема. А иногда некоторые и против течения заплывают».

СИЛ, чтобы выгрести против течения у экономики и тех, кто ей управляет, явно недостаточно. Мощь этих волн оценил в своем августовском докладе МВФ. Согласно его базисному сценарию (сценарию корректировки) в 2016 г. ВВП республики сократится на 3–3,5% на фоне снижения внутреннего спроса. Инфляция предположительно увеличится как следствие снижения курса валюты и сезонных факторов. В среднесрочном периоде темпы роста останутся умеренными, а уязвимых мест в экономике станет больше. Объем производства достигнет в следующем году минимального значения. Реформы, проводимые официальными органами, позволяют незначительно повысить оценку потенциального роста в среднесрочной перспективе приблизительно до отметки 1,75.

К сожалению, ничем кроме аккуратного погашения внешнего долга правительство порадовать пока не может. За оставшиеся 4 месяца компенсировать спад в экономике явно не удастся, какие бы меры по преодолению допущенного отставания ни принимались. Призывы делать ставку на внутренние резервы здесь выглядят столь же декларативно, как и предыдущие лозунги, – все они не заменяют последовательных и своевременных структурных реформ, от которых власти открещивались более 20 лет. Кстати, по мнению МВФ, в прошлом увеличение реального ВВП в Беларуси было основано на совокупности факторов, включая очень высокий уровень инвестиций. В 1995–2008 гг. экономика росла стремительными темпами благодаря очень высокому уровню инвестиций. Однако высокие темпы роста не были ни устойчивыми, ни эффективными как с макроэкономической точки зрения (они привели к образованию большого дефицита по счету текущих операций), так и с микроэкономической точки зрения (резкий рост основных фондов во многом был компенсирован снижением уровня эффективности). Фонд призывает белорусские власти перейти к более интенсивному росту, при котором существенно возрастает роль эффективности. Этого помогло бы добиться более активное использование рыночных механизмов, которое также способствует решению проблем на макро- и микроуровне.

В ПРАВИТЕЛЬСТВЕ с таким тезисом в принципе согласны, но при условии сохранения доминирования государства в экономике. При этом власти надеются, что ключ к решению проблем и движению вперед – в знаниях и технологиях, но не располагают ресурсами для их получения и стимулами для внедрения. А потому через несколько месяцев, вероятно, мы будем наблюдать «разбор полетов», посвященный невыполнению указаний по снижению себестоимости и других параметров.

МВФ напоминает, что, как показывают уроки «раннего переходного периода», промедление с реформами может не дать желаемого результата. В начале 1990-х гг. экономисты спорили о том, должен ли переход к большей ориентации на рынок быть постепенным или быстрым. Главным образом их беспокоило то, что более быстрые реформы могут привести к высокому уровню безработицы. Некоторые страны (Чехия, Польша, страны Балтии) отдали предпочтение быстрым реформам, в то время как другие (страны СНГ, Болгария, Румыния) проводили реформы постепенно. На деле сторонники быстрой либерализации получили более мягкие экономические кризисы и более высокие темпы роста в долгосрочном периоде. Более медленная либерализация не смягчила удары, а только усугубила их.

Однако глава государства неукоснительно требует следовать приоритетам, решениям и целевым установкам, провозглашенным на Всебелорусском собрании, а вместо «голословных обещаний и заверений» предъявить объективный анализ представленных документов и конструктивные предложения. Попадут ли в них реформаторские идеи (как их понимает МВФ), до сих пор неясно. Пока премьер-министр Андрей Кобяков доложил Президенту, что экономика страны развивается на фоне неблагоприятных внешних условий – «между стрессовым и неблагоприятным сценариями, которые просчитывались в начале года для определения прогнозных показателей».  Глава Совмина выделил три основных периода работы экономики. Январь– февраль – это стрессовый период: цена на нефть – 30 USD и менее, курс доллара – 80 USD/RUB. В марте–июне правительство наблюдало восстановительный рост, который в июле–августе вновь сменился периодом негативного воздействия, «в первую очередь со стороны России в связи со снижением объема поставки нефти для переработки на наших НПЗ, а также за счет имевших место неблагоприятных условий в сельском хозяйстве». В придачу на экономику, по словам А. Кобякова, на протяжении всех 8 месяцев влияло снижение стоимости и объемов поставок калийных удобрений на внешние рынки.

ПРАВИТЕЛЬСТВУ пока не под силу преодолеть эти препятствия (например, за счет избавления страны от зависимости от цен на нефть и капризов российского, евразийского и китайского рынков). Остается назначить основной целью социально-экономического развития в 2017 г. рост конкурентоспособности экономики и сконцентрировать усилия на обеспечении макроэкономической сбалансированности, финансовом оздоровлении организаций реального сектора экономики, создании эффективной системы занятости, новых рабочих мест, росте производительности труда, повышении эффективности управления госимуществом, улучшении инвестиционного климата, а также снижении административной нагрузки на бизнес. При этом придется смириться с ростом ВВП на 1,7% (т.е. существенно ниже среднемирового уровня), реальной зарплаты – на 1,5% (что не компенсирует ее падение в прошлом и текущем годах).

ГЛАВНЫМ достижением 2017 г. должно стать сокращение инфляции до 9%. Но МВФ в этом сомневается. Его эксперты полагают, что значение инфляции останется двузначным до 2018 г. включительно, так как сохраняющееся административное регулирование экономики и перекрестное субсидирование в сфере энергетики продолжают искажать цены. Сдерживающие факторы включают ограниченное финансирование, невыгодные условия торговли, негативные демографические тенденции, структурные препятствия, слабые показатели банковских и корпоративных балансов, неопределенность в связи с высокой макроэкономической уязвимостью, перспективы низкого роста у ключевых торговых партнеров и недостаточность ресурсов для повторения обусловленного инвестициями подъема внутреннего спроса в предыдущие годы. Госсектор продолжит зависеть от размещения в банках ценных бумаг в иностранной валюте.

Но у МВФ складывается впечатление, что официальные органы настроены более оптимистично. Они ожидают улучшения показателей внешней торговли за счет снижения цен на российские энергоносители из России, а также повышения прямых иностранных инвестиций и укрепления конкурентоспособности. В фонде полагают, что белорусские власти склонны занижать риски сектора госпредприятий, учитывая существенную поддержку, которая была им оказана ранее, а также меры, предпринятые для повышения их устойчивости. В докладе эксперты фонда припомнили, что в прошлом Беларусь реагировала на экономические проблемы «эпизодическими мерами по ужесточению макроэкономической политики, практически не уделяя должного внимания структурным недостаткам». Но по мере ослабления непосредственного давления экономическая политика, как правило, смягчалась, несмотря на сохранение глубоко укоренившихся факторов уязвимости. Теперь действия властей по стабилизации ситуации были более последовательными и отличались большей заинтересованностью в проведении реформ, полагают в МВФ. Однако «в целом прогресс в этом направлении только начинается, и нельзя исключать отход от данного курса в будущем».

Впрочем, в решениях Всебелорусского собрания о таких маневрах ничего не говорится.

Автор публикации: Вадим ЛЕБЕДЕВ