$

2.0882 руб.

2.4544 руб.

Р (100)

3.1726 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

Резервы не виноваты©

22.01.2016

Предложения Белорусского союза предпринимателей о необходимости снижения фондов обязательных резервов для удешевления кредитов для бизнеса (см. «ЭГ» № 3 от 15 января т.г.) вызвала одобрение у многих наших читателей. Но сотрудники банков отнеслись к ним довольно скептически. Один из них поделился с «ЭГ» своим мнением по этому вопросу.

Обязательные резервы предназначены для регулирования денежной массы в обращении и обеспечения ликвидности и платежеспособности банковской системы. В Основных направлениях денежно-кредитной политики на 2016 г. закреплено, что достижение цели по инфляции будет обеспечиваться Нацбанком путем контроля над денежным предложением. Речь идет о режиме монетарного таргетирования (промежуточная цель – широкая денежная масса), где норматив обязательных резервов является основным инструментом. Прирост широкой денежной массы в 2016 г. прогнозируется на уровне 18% (+/–2 п.п.), на что и ориентировано текущее значение норматива обязательных резервов (8%). Возможно, его значение и изменится в текущем году, но ориентиром для этого будет динамика составляющих денежной массы, в частности, депозитов, но уж точно не процентные ставки. Инструмент должен использоваться для достижения только той цели, под которую он создан, иначе это вызовет конфликт интересов, и в конечном счете ни одна из целей не будет достигнута.

Точки соприкосновения фонда обязательных резервов (ФОР) с процентными ставками лежат лишь в операциях по регулированию ликвидности. ФОР состоит из фиксированной части (размещена на счете по учету ФОР) и усредняемой (размещена на корреспондентском счете в Нацбанке). В целях регулирования собственной ликвидности банки могут в отдельные дни пользоваться средствами усредняемой части, но так, чтобы среднемесячный остаток средств на корреспондентских счетах плюс фиксированная часть был равен расчетной величине ФОР за месяц. Этот механизм позволяет сглаживать колебания процентных ставок на денежном, и в первую очередь, на межбанковском рынке.

Теперь обратимся к приведенным в статье расчетам. Первый вариант, с нашей точки зрения, абсолютно нереален или попросту утопичен, поскольку банки никогда не действуют по подобной схеме. Средства не привлекаются на формирование ФОР, иначе на них также нужны будут отчисления в ФОР, и так до бесконечности. К тому же зачем банку платить кому-то проценты за средства, которые лежат на беспроцентном ФОР? Банки просто пользуются лишь той частью средств, которая остается после отчислений в ФОР, на эту сумму и выдаются кредиты. Это правильно показано в примере № 2, но и там есть некоторые неточности в расчетах.

Что касается предлагаемых мер по изменению принципов формирования ФОР, то полагаю, что они несостоятельны. Во-первых, ФОР, формируемый в валюте, не может выполнять свою функцию по регулированию денежного предложения. Например, в случае девальвации широкая денежная масса возрастает. Если бы ФОР был в валюте, он бы также увеличился, и его доформирования бы не потребовалось. Но, поскольку ФОР сформирован в белорусских рублях, его становится недостаточно относительно широкой денежной массы, и требуется соответствующее досоздание. Тем самым сдерживается девальвационный рост денежной массы и сохраняется контроль над монетарной инфляцией. Также формирование ФОР в белорусских рублях способствует дедолларизации и увеличивает предложение иностранной валюты. Во-вторых, несмотря на то, что величина валютных депозитов колеблется в незначительных пределах, средства ФОР активно используются банками для поддержания ликвидного функционирования, поэтому должны находиться на корреспондентском счете в Нацбанке (усредняемая часть), а не в золотовалютных резервах. В-третьих, предлагать гармонизацию нормативов ФОР с РФ можно, только если будут реализованы планы по созданию валютного союза в рамках ЕАЭС с единой монетарной политикой. Сейчас этого нет, и такое предложение пока необоснованно.

Не стоит искать в ФОР причины и источник снижения высоких процентных ставок по кредитам. Валютные кредиты относительно доступны, но их привлечение целесообразно, только если кредитополучатель имеет надежный валютный доход, иначе это порождает давление на национальную валюту с соответствующими рисками. Снижение стоимости рублевых кредитов пока сдерживается высокими инфляционными и девальвационными рисками. Надо четко сознавать, что дорогие кредиты – явно вынужденная мера, обусловленная ситуацией как в денежно-кредитной сфере, так и в экономике страны в целом. При этом полагаю, что дестабилизация валютного рынка создает бизнесу гораздо больше проблем, чем дорогие кредиты. Прежде всего надо думать о росте конкурентоспособности нашей продукции и диверсификации рынков. Нет смысла поддерживать неэффективные производства дешевыми кредитными ресурсами и консервировать существующую структуру экономики, поскольку результат уже очевиден. Лишь сокращение и постепенный отказ от льготного кредитования будет способствовать удешевлению рыночных кредитов для бизнеса.