$

2.5754 руб.

2.8371 руб.

Р (100)

3.3121 руб.

Ставка рефинансирования

8.75%

Страхование

Реформа страхования: текущая и отложенная

27.12.2019
Реформа страхования: текущая и отложенная
Ирина Мерзлякова

В 2019 году регулятор несколько упростил ведение бизнеса в секторе страхования, однако неравные условия для страховщиков разных форм собственности остались. Прокомментировать ситуацию и в целом оценить развитие отрасли мы попросили генерального директора Белорусской ассоциации страховщиков Ирину МЕРЗЛЯКОВУ.

– Ирина Валерьевна, Минфин справедливо нацеливает страховую отрасль на увеличение сбора страховых премий. При каких условиях их отношение к ВВП может вырасти и насколько значительно?

– Все познается в сравнении. Анализ страховой статистики в разных странах позволяет увидеть четкую закономерность: чем богаче страна, чем она более развита в экономическом плане, тем более высоко отношение страховых взносов к ВВП.

И наоборот: чем беднее, тем ниже данный показатель. Таким образом, страхование является своего рода лакмусовой бумажкой, отражающей положение дел в национальной экономике.

В Беларуси по итогам 2018 г. (результаты 2019-го еще не подведены) объем начисленных страховых взносов по отношению к ВВП составил 1,01% против 1,02% в 2017 г. и 1,05% в 2016-м.

То есть в последние годы мы наблюдали даже некоторое сокращение удельных цифр. По данному показателю наша республика опережает большинство партнеров по ЕАЭС (Киргизия – 0,20%, Армения – 0,69%, Казахстан – 0,61%), но одно­временно существенно отстает от европейских стран, где цифры в среднем варьируются от 2,8 до 10,6%. Отстаем мы и от основного торгово-экономического партнера – Российской Федерации, где в 2018 г. страховые взносы составили 1,42% к ВВП. К слову, среднемировой показатель сложился на уровне 6,1%.

Очевидно, что европейская, да и в целом мировая статистика свидетельствует, что у страхового сектора Беларуси есть значительный потенциал для роста. На наш взгляд, раскрытие этого потенциала будет связано преимущественно с двумя факторами: скоростью развития малого и среднего бизнеса и динамикой доходов населения.

– Что уже сейчас выступает источником роста и на что можно рассчитывать в ближайшие годы?

– Долгое время основным драйвером страхового рынка страны было автострахование, как обязательное, так и добровольное. Именно оно сегодня составляет основу портфеля большинства страховых компаний. Например, у некоторых частных страховщиков на Автокаско приходится более 70% сборов.

Подобный перекос где-то можно даже связать с незрелостью рынка. На таком фоне отрадно, что в этом году в числе основных драйверов оказалось страхование жизни. У двух работающих в этом сегменте компаний – «Стравита» и «Приорлайф» – темп роста сбора премий в два раза выше, чем средний темп по страховой отрасли.

Пока на страхование жизни приходится примерно 11% собираемых в Беларуси страховых премий. С одной стороны, это относительно немного, особенно если сравнивать с европейскими рынками, где доля накопительных видов от 50 до 70%. С другой, еще 10 лет назад в Беларуси это был 1%, а сейчас 11%, поэтому положительная динамика налицо.

Здесь во многом сказалась правильная, на наш взгляд, политика регулятора, который предоставил гражданам нелимитируемый налоговый вычет по подоходному налогу на сумму приобретаемых полисов.

С учетом налогового вычета и некоторых сопутствующих выплат доходность накопительных видов страхования оказалась выше, чем у банковских депозитов, особенно краткосрочных, доходы по которым облагаются налогом. Сейчас покупать полисы выгодно во всех смыслах.

В прошлом году в Беларуси накопительными видами страхования было охвачено более 317 тыс. человек. Ожидаем, что в этом году таких будет не менее 400 тыс., или около 10% от количества занятых в экономике.

Потенциал для роста в этом секторе огромен. Достаточно сказать, что, например, в Германии полис страхования жизни есть у каждого гражданина. Возможно, более динамичным продажам у нас пока мешает недостаточная финансовая грамотность населения. Не так просто разъяснить все преимущества страхования. А воз­можно, надо чуть больше времени, чтобы граждане действительно поверили в стабилизацию валютных кур­сов и активно занялись накоплением.

– Ирина Валерьевна, на ваш взгляд, является ли сохраняющееся ограничение по доступу частных страховых компаний к некоторым видам страхования сдерживающим фактором для роста?

– Конечно, является. Порой приходится слышать мнение, что выравнивание условий приведет лишь к переделу рынка. Однако по моему глубокому убеждению, либерализация способна стать дополнительным драйвером, за ней всегда следует всплеск рынка, поскольку срабатывают глубинные экономические законы. Об этом свидетельствует опыт других стран, например, Турции.

В нашей республике ограничения по допуску к обязательным видам страхования привели к тому, что в регионах частные страховые компании практически отсутствуют: в зависимости от области их присутствие оценивается на уровне 0,7–2%.

На периферии в силу специфики рынка и его продуктов продавать полисы по добровольным видам страхования, не имея доступа к обязательным, экономически невыгодно – выход на клиента получается очень сложным и затратным.

Ряд частных страховщиков пытались развивать сеть в регионах, однако открытые там филиалы оказались либо убыточными, либо работают на грани рентабельности.

– Как оцениваете законодательные изменения на страховом рынке в этом году? Оправдали ли они надежды участников рынка?

– Все изменения я бы разделила на два блока: технические и фундаментальные. Технические оправдали надежды. После упрощения ряда процедур и снятия барьеров для онлайн-страхования компании действительно вздохнули свободнее.

А вот фундаментальных изменений, выравнивания условий хозяйствования для всех форм собственности не произошло.

В частности, есть разочарование в секторе страхования жизни.

С одной стороны, предприятиям-страхователям разрешили относить взносы по страхованию жизни работников на затраты для целей налогообложения независимо от фор­мы собственности страховой компании.

 С другой, в законодательстве осталась норма о том, что, если страховая компания является дочерней или зависимой от иностранного инвестора, она может страховать только физлиц.

Представьте, приходит инвестор на рынок и узнает, что он в принципе не может работать с предприятиями: ни с частными, ни с государственными – ни с какими. К тому же частным страховым компаниям так и не разрешили продавать полисы страхования жизни государственным предприятиям, хотя подобная реформа обсуждалась на этапе подготовки Указа Президента от 11.05.2019 № 175 «О страховании».

Таким образом, приходится констатировать, что для иностранных инвесторов привлекательность страхового рынка Беларуси особо не повысилась не только в секторе страхования жизни, но и по рисковым видам.

Некоторую либерализацию претерпело перестрахование. Теперь страховщики могут передавать свои риски зарубежным страховым ком­паниям в рамках собственного удер­жания, а это составляет 20% от собственного капитала. Однако по­скольку у белорусских страховщиков не очень большие размеры уставного капитала (у большинства частных – в районе 5 млн EUR), не такой большой и собственный капитал, то возможность по перестрахованию, как правило, ограничивается суммой чуть более 1 млн EUR.

Зарубежным страховым компаниям такие суммы тоже не особо интересны. К тому же задачу усложняет требование нашего законодательства о том, что перестраховать риски за рубежом, минуя Белорусскую национальную перестраховочную организацию, можно лишь в компаниях, которые имеют рейтинги не ниже странового, а таких очень мало.

– Как широко в страховом секторе могут распространиться цифровые технологии и как это повлияет на количество рабочих мест в компаниях? Спрос на кадры со стороны страховщиков уже ослаб. Чего ждать дальше?

– Да, стоило в этом году снять препоны в онлайн-страховании – и рынок отреагировал появлением множества мобильных приложений, скоринговых систем, продажами полисов через сайты страховых компаний. Таким образам, если раньше проблемой было то, что под каждым договором должна была стоять подпись страхователя, то с появлением электронных полисов компании начали активно уходить в цифру. Однако я бы не сказала, что цифровизация как-то серьезно сказалась на количестве рабочих мест в секторе страхования. Да и процент онлайн-продаж не такой уж большой пока. Его рост объективно сдерживается консервативностью населения. У многих есть потребность, что называется, поговорить, подержать полис в руках. Поэтому востребованными остаются страховые агенты.

Электронные полисы в ходу только с 1 сентября, и пока рано делать какие-то выводы. Пусть пройдет хотя бы полгода.

Хотя уже сейчас можно изучать тренды в других странах. В этой связи можно отметить закономерность, которая прослеживается в Европе. В северных странах – Голландии, Норвегии – процент онлайн-продаж очень высок. Холодно, люди сидят дома, предпочитают покупать через интернет.

В южных (Испания, Италия, Фран­ция) этот процент низкий, доминируют прямые либо агентские продажи полисов. Теплая погода располагает к тому, чтобы люди куда-то выходили, общались. Если учесть, что климат Беларуси больше напоминает скандинавский, то следует предположить, что потенциал для онлайн-страхования у нас высок.

– Судя по выступлениям директоров, головной болью для участников рынка остается страховое мошенничество. Какими могут быть способы защиты?

– Страховое мошенничество – это действительно проблема, особенно на транспорте. Оно было, есть и будет и, видимо, никуда от этого не денешься. Меняются подходы, технологии, вслед за этим меняются и подходы у мошенников, например, они уходят в интернет. Вряд ли когда-нибудь удастся найти панацею от этой проблемы, но бороться с ней нужно – выявлять противоправные случаи, наказывать и обязательно рассказывать об этом в СМИ.

Сейчас белорусские страховщики пробуют наладить между собой обмен информацией, формируют базы недобросовестных клиентов. Некоторые разработали специальные скоринговые системы и подключились к международным базам дан­ных, которые по вин-коду позволяют отследить историю ремонтов машин. Подписаны меморандумы об обмене информацией с коллегами из России и Казахстана.

– Каковы ожидания страховщиков в предстоящем году?

– Поскольку надежды на фундаментальные изменения условий на страховом рынке пока не оправдались, рассчитываем, что в будущем мы к ним все равно вернемся. Посмотрим, каковы будут договоренности в части интеграции в рамках Союзного государства. Они также могут вызвать определенную транс­формацию как условий работы, так и самого рынка.

Кроме того, рассчитываем на то, что в ближайшее время будет разрешено инвестировать часть страховых резервов в недвижимость, в т.ч. в принадлежащие страховым компаниям офисные помещения.

В целом видим, что регулятор реагирует на чаяния страховщиков, и это нас обнадеживает.

Использование материала запрещено без письменного разрешения редакции neg.by. Обращаться на op@neg.by

Автор публикации: Беседовал Алесь ГЕРАСИМЕНКО


Финансы: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Опросы