$

2.0102 руб.

2.3287 руб.

Р (100)

3.1700 руб.

Ставка рефинансирования

10.50%

Инфляция

-0.30%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

206.58 руб.

Тарифная ставка первого разряда

34.00 руб.

Мнение специалиста

Расписание налогов на завтра: баланс ставок, обоснование затрат и справедливость вычетов

05.06.2018
Расписание налогов на завтра: баланс ставок, обоснование затрат и справедливость вычетов
Председатель прав­ления ОО «Белорусский союз налогоплательщиков» (БСН) Анатолий Труханович

Изменения в налоговой системе должны сделать ее привлекательнее для бизнеса и справедливее для людей, считает член специальной межведомственной рабочей группы для подготовки предложений о комплексной корректировке Налогового кодекса, председатель прав­ления ОО «Белорусский союз налогоплательщиков» (БСН) Анатолий ТРУХАНОВИЧ.

Анатолий Иванович, недавно бизнес-сообщество взбудоражило сообщение о возможности снижения ставок некоторых налогов, в т.ч. НДС. Как вы оцениваете такую перспективу?

– Как и все бизнесмены, я жду снижения налогов. Тем более что их нынешний размер во всех исследованиях постоянно фигурирует среди главных барь­еров для развития пред­принимательства. Но снижение одних налогов ценой увеличения других или отмены важных льгот – вряд ли позитивный шаг. Так иногда проще, но в целом-то налоговая нагрузка не изменится.

Ряд товаров и услуг выгодны для бизнеса и доступны для покупателей во многом благодаря льготному налогообложению. Не случайно в большинстве стран, помимо общей и нулевой, имеются еще по 2–3 пониженные ставки НДС. Например, минимальная ставка НДС используется во всем цикле производства и реализации сельхозпродукции, продуктов питания и услуг общепита во Франции (5,5%), Великобритании, Венгрии, Италии, Литве, Молдове, Польше и Румынии (5%), Бельгии, Греции, Нидерландах и Швеции (6%), Германии (7%), Турции (8%), Испании (4%), Швейцарии (3,8%). Это обеспечивает сохранение оборотных средств компаний, уменьшает потребность в суб­сидиях и повышает ценовую конкурентоспособность, особенно по сравнению с импортом. Такие условия надо создавать и у нас.

– А как насчет других налогов?

– Большинство из них, к сожалению, играют в основном фискальную роль. А где налоговые стимулы? Например, при расчете налога на прибыль сегодня не учитывается целый ряд затрат, хотя они прямо связаны с производством и реализацией продукции или с управлением пред­приятием. Надо кардинально изменить этот список и отменить неоправданные ограничения.

Например, никому не нужны нормы командировочных рас­ходов, нормирование списания бензина и других топливно-­энергетических ресурсов. Соб­ственник вполне в состоянии установить такие нормы самостоятельно. Зачем ограничивать списание потерь в пределах норм естественной убыли, если остались только безнадежно устаревшие нор­мы советских времен, а новые разрабатывать некому? Не имеет ни экономического, ни иного смысла исключение из затрат для налогообложения годовых премий работникам. Ведь это та же зарплата, только привязанная к итогам работы компании. Или возьмем проценты по просроченным кредитам. Мало того, что для предприятия, попавшего в трудное положение, заемные ресурсы становятся дороже, их еще и налогом добивают.

Если законодатели примут все эти предложения, то уда­ст­ся заметно сблизить бухгалтерский и налоговый учет, и налог будет уплачиваться с реально имеющейся прибыли, а не с формального показателя. А если расширить систему инвестиционных льгот, то наша налоговая система станет гораздо привлекательнее. И очень хорошо, что мнение бизнес-сообщества в основном находит понимание у Минфина и МНС.

– А можно надеяться, что новый НК позволит существенно улучшить ситуацию в нашей экономике?

– Да. Хотя все проблемы он не решит, но налоговые факторы могут сыграть для Беларуси очень важную роль в стимулировании роста ВВП и производительности труда, притока инвестиций, создания новых рабочих мест, сокращения бед­ности и неравенства. Тут дол­жно выигрывать общество в целом, а не отдельные лица за счет всех остальных. Например, Нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц в одной из своих статей определил, что для согласования налогообложения с общей экономической стратегией, направленной на максимальный рост благосостояния всех граждан, налогами следует облагать плохое, например, загрязнение природы, а не хорошее (скажем, труд), а сами налоги должны создавать минимально воз­можные искажения в экономике.

Можно долго перечислять претензии к отечественной налоговой системе – по правилам администрирования, величине налоговой нагрузки и справедливости ее распределения. Если некоторые организации платят на рубль выручки и прибыли значительно меньше налогов, чем другие, то они должны компенсировать обществу свои льготы какой-то реальной пользой. Это могут быть инновации, создание новых рабочих мест и продуктов, привлечение капитала в страну. Ведь помимо цифровой экономики есть и другие сферы, о которых государству стоит позаботиться. К примеру, сейчас готовится принятие закона «Об органической продукции». Но развитие этого направления требует соответствующих экономических условий, в т.ч. налоговых. Не случайно и другие страны стимулируют свое сельхозпроизводство с помощью налоговых льгот. К примеру, Нидерланды льготируют свое цветоводство. А мы в прошлом году импортировали цветов на 181 млн. USD. При наличии соответствующих условий могли бы и сами их вырастить и по всей Европе продавать.

Но у сельского хозяйства, кажется, и так более чем достаточно льгот…

– Это только кажется. На самом деле у нас на рубль сельхозпродукции налогов приходится больше, чем, к примеру, в Польше. Скажем, 1% единого налога с выручки сельхозпредприятий, чаще всего низкорентабельных, а то и убыточных, зачастую куда больше, чем 18% с прибыли в других сферах. При этом никаких возможностей уменьшать налогооблагаемую базу в АПК нет. Из-за налогов невыгодно осуществлять целые направления деятельности в сельском хозяйстве, которые успешно существуют за рубежом. Если создать аналогичные условия и у нас, это дало бы не только экономический, но и социальный эффект.

По поводу экономических показателей более-менее понятно. А о каких социальных показателях идет речь?

– О многих. Ведь налоги непосредственно влияют на зарплату и безработицу, желание много и старательно трудиться, учиться, заботиться о здоровье, создавать семью, помогать ближним. В мире для этого давно выработаны налоговые стимулы.

Например, у нас в последнее время любят призывать бизнес к социальной ответственности. Так давайте подкрепим эти призывы делом. Позволим предприятиям включать в затраты, учитываемые при налогообложении, расходы на лечение и обучение своих работников, расширим лимиты материальной помощи. Ведь это не только гуманно, но и выгодно. Согласитесь, странно, что на затраты можно в любом размере относить расходы по ремонту станка, а на «ремонт», т.е. лечение и оздоровление человека – сплошные ограничения. Но ведь люди – не только важнейший фактор производства, но и главная ценность в социальном государстве. Кроме того, надо льготировать в разумных пределах любую благотворительность – как через некоммерческие организации (не ограничиваясь их утвержденным списком), так и напрямую – отдельным людям, попавшим в беду.

– А что стоит изменить в подоходном налоге?

– Серьезные корректировки требуются в системе льгот и вычетов. Смотрите, у нас есть льгота по матпомощи в связи со смертью работника или его близких. Это печальная необходимость. Но есть же и более приятные события – свадьба, рождение ребенка. Новобрачным и молодым родителям тоже пригодилась бы матпомощь. Но она у нас почему-то не льготируется.

Другой важный вопрос – необлагаемый подоходным налогом минимум. У нас стандартный вычет в текущем году – 102 BYN в месяц при доходе 620 BYN плюс еще 30 BYN на ребенка (иждивенца). А бюд­жет прожиточного минимума в среднем на душу населения (БПМ) – 206,58 BYN. Как можно брать налог с минимальной суммы, необходимой для простого поддержания жизни человека?

Я уже не говорю о том, как на такую сумму прожить. Из-за того, что у нас стандартный вычет намного ниже, чем необлагаемый минимум в Евросоюзе, США и многих других госу­дарствах, получается, что даже при довольно низкой единой ставке фактическая доля изъятия подоходного налога в Беларуси гораздо выше. Это особенно болезненно для низкооплачиваемых работников, которых у нас немало. Поэтому БСН предлагает установить стан­дартный вычет в размере БПМ, применять социальные вычеты в размере расходов на получение любого образования, а не только первого высшего и сред­него специального, а так­же в размере расходов на лечение – в разумных пределах.

Экономически обоснованные стан­дартные вычеты должны соответствовать сумме, обес­печивающей хотя бы простое воспроизводство человеческого капитала. Однако в Беларуси они имеют скорее символический характер. Так, стандартный вычет в размере 102 BYN уменьшает начисленный налог всего на 13,26 BYN, вычеты на ребенка (иждивенца) в размере 30 BYN – всего на 3,9 BYN, а вычет 57 BYN для одиноких родителей – на 7,41 BYN.

В то же время в большинстве стран за основу не облагаемой налогом части доходов физических лиц, как правило, берется сумма, равная или близкая к годовому БПМ. В придачу там есть широкий ассортимент стандартных, социальных и имущественных вычетов, позволяющих уменьшать налогооблагаемую базу на суммы расходов граждан на образование, лечение (как собственного, так и членов семьи), приобретение жилья и товаров длительного пользования. Поэтому при достаточно высоких ставках подоходного налога по прогрессивной шкале фактические ставки уплаченного налога там ненамного выше, а зачастую даже ниже, чем в Беларуси.

Так, в Эстонии необлагаемый минимум составляет 500 EUR в месяц, в Литве – до 200 EUR, Польше – от 3091 до 6600 злотых в год (719–1538 EUR), Германии – 5616 EUR в год для одиноких и 11 232 EUR для супружеских пар, представляющих совместные декларации, в США – 12 000 USD и 24 000 USD. При этом необлагаемый минимум обычно дифференцируется в зависимости от уровня дохода плательщика. Получается, что в той же Литве при прогрессивной шкале (от 20 до 31,4%) налог с зарплаты в 440 EUR составляет 48 EUR ((440 – 200) х 20%), а с аналогичного дохода в Беларуси по единой ставке 13% – почти на 20% больше. А с учетом других вычетов в ряде стран налог с низкооплачиваемых граждан вообще не взимается.

С позиций социальной справедливости надо расширить и сферу применения социальных и имущественных вычетов. При этом сокращение поступлений в бюджет компенсирует улучшение ситуации на рынке труда, снижение безработицы, расходов бюджета и субъектов хозяйствования на обучение и переподготовку персонала. Медицинские услуги станут доступнее, уменьшатся расходы ФСЗН на оплату пособий по нетрудоспособности. Имущественный вычет в размере расходов на приобретение жилья следует предоставлять не только тем, кто состоит на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий, а всем, кто может и хочет их улучшать. Это будет способствовать росту инвестиций в жилищное строительство за счет средств населения и сократит потребность в кредитах на данные цели.

Полагаю, что такие меры вполне можно уже сейчас включать в новый НК, который готовит рабочая группа. Ведь следующее изменение налогового законодательства планируется только через 3 года. Экономические и социальные проблемы в стране столько ждать не могут.

Автор публикации: Валерия ГЕРАСИМОВА


Менеджмент: список рубрик
Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях