$

2.0820 руб.

2.4488 руб.

Р (100)

3.1507 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Итоги

Промышленность подводит итоги и строит планы

21.02.2017

Белорусская промышленность выходит из кризиса не без потерь, но с новыми планами и приоритетами. Об этом говорилось на итоговой коллегии Министерства промышленности 16 февраля.

Минпром разработал проект Государственной программы развития машиностроительного комплекса на 2017–2020 годы, сообщил на коллегии министр промышленности Виталий Вовк. Эта программа должна войти в пе­речень госпрограмм на 2016–2020 го­ды, утв. постановлением Совмина от 23.02.2016 № 148. Целью программы является достижение в среднесрочном периоде устойчивого роста по приоритетным направлениям развития машиностроения на основе повышения конкурентоспособности предприятий. Это должно позволить увеличить экспорт в 1,7 раза, а добавленную стоимость – в 1,6 раза. На финансирование программы планируется изыскать 7,26 млрд. BYN, в т.ч. за счет господдержки – 301,3 млн.

Работу промышленного комплекса в прошлом году заместитель премьер-министра Владимир Семашко оценил положительно. Индекс физического объема промышленного производства составил 104,2%, экспорта – 103,2%, а в январе 2017 г. по сравнению с январем прошлого года – даже 113% и 120%. Это, по мнению В. Семашко, свидетельствует, что отрасль начинает выходить из кризиса. Правда, в стоимостном выражении промпроизводство в 2016 г. сократилось, по данным Белстата, на 0,4%, а в 2015-м – на 6,6%. Но прошлогоднюю заминку вице-премьер объяснил сокращением во II полугодии на 5 млн. т поставок российской нефти. Из-за этого концерн «Белнефтехим» недодал продукции. Если бы нефти хватило, то рост промпроизводства составил около 1,1%.

Действительно, если в нефтепереработке спад – 16,8%, то большинство других отраслей промышленности в основном восстановилось после обвала 2015 г. Предприятия Минпрома в 2016 г. произвели продукции на  8,7 млрд. BYN, что на 23,5% больше, чем годом ранее (с учетом индекса физического объема – 104,2%). На экспорт поставлено товаров на сумму 3369,1 млн. USD – на 3,2% больше, чем в 2015 г. Правда, это существенно меньше, чем запланированные 7,5%. Одной из причин невыполнения плана стало снижение экспорта холдинга «Белорусская металлургическая компания».

Успехом для предприятий Минпрома можно считать снижение в про­шлом году запасов готовой продукции на 86,3 млн. BYN, до 838,9 млн., а их соотношение к среднемесячному объему производства составило 115,9%.

В прошлом году 59,4% экспортных поставок предприятий Минпрома приходилось на российский рынок. Но 10 лет назад эта доля достигала 70%. Причиной такого снижения являются определенные сложности и даже, как признал В. Семашко, некоторая дис­криминация, с которой сталкиваются наши производители. Например, рос­сияне не признают зерно- и кормоуборочные комбайны, выпущенные «Гом­сельмашем», совместно произведенной техникой. По подсчетам белорусской стороны в ней 50–60% материалов и комплектующих – российские. Но в Минпромторге РФ используют иные методики. Там почему-то не считают, что все, что сделано из купленного в России металла, автоматически следует признавать совместным производством. Поэтому в РФ не признают такой уровень кооперации достаточным, чтобы продукция претендовала на статус совместной и свободно продавалась на российском рынке.

На конкурентоспособности отечественной продукции на российском рынке существенно сказываются «валютные войны». В. Семашко припомнил, как в I полугодии 2014 г. предприятия Минпрома заработали 2,1 трлн. Br прибыли, а завершили год с 5,3 трлн. Br чистого убытка. В начале года курс составлял около 300 RUB/Br, что позволяло «выходить на новый цикл воспроизводства, платить налоги, покупать сырье, обслуживать кредиты».

Но во второй половине года белорусский рубль укрепился к российскому (точнее, российский рубль упал к доллару больше, чем белорусский). «Это была неправильная политика, – заявил В. Семашко. – Мы 3 квартала тянули с принятием решения». В результате Минпром в физическом выражении в 2014 г. увеличил поставки в Россию на 8,7%, но в стоимостном они сократились на 29%. Теперь коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами по Минпрому далек от нормативов, определенных постановлением Совмина от 12.12.2011 № 16. Произошло вымывание оборотного капитала, который теперь надо восстановить. Сделать это можно, выпуская продукцию с более высокой добавленной стоимостью и рентабельностью. Самый быстрый и доступный путь – кредиты. Снижение ставки рефинансирования до 16%, а средней ставки по кредитам за январь до 19,6% радует промышленников, но все равно это очень много. Приемлемым вариантом В. Семашко считает уровень ближе к 10%. А пока ресурсы остаются дорогими, должна быть какая-то система поддержки со стороны государства, полагает вице-премьер. Например, это может быть система льготирования экспортных поставок.

В 2016 г. доля России в общем экспорте Минпрома увеличилась в сравнении с предыдущим годом с 54,5% до 59,4%, отметил министр промышленности. При этом доля поставок в страны дальнего зарубежья снизились с 35% до 28,1%. По мнению министра, работа по диверсификации рынков сбыта ведется неактивно. «В странах дальнего зарубежья интересы белорусских производителей не представлены на должном уровне, не сформирована эффективная система товаропроводящий сети, недостаточно развита дилерская сеть в Африканском, Азиатском регионах и странах Америки», – признал В. Вовк. Тем не менее Минпромом выполнено задание по экспорту на новые перспективные рынки. На них поставлено товаров на 276,9 млн. USD – на 28,8% больше, чем планировалось. Продукция экспортировалась в 59 стран из перечня новых перспективных рынков: Боснию и Герцеговину, Исландию, Македонию, Норвегию, Сербию, Швейцарию, Индонезию и др.

Впрочем, объем производства, экспорта и финансовые показатели могут отступить на второй план перед главной задачей года – выводом зарплаты на уровень 500 USD. Руководителям пред­приятий Минпрома поручено до конца февраля подготовить планы по достижению такого показателя. Но это не избавляет директоров от исполнения в установленные сроки обязательств по утвержденным бизнес-планам социально-экономического развития в соответствии со стратегией развития на 2016–2020 гг. и в перспективе до 2030-го. Правда, пока прошлый год показал, что большинство предприятий с этим не справляется. Однако никто никаких корректировок в программные документы не вносил. А потому министр предложил пересмотреть стратегии с учетом итогов работы за 2016 год, чтобы достичь запланированных результатов к концу пятилетки.

Автор публикации: Вадим ЛЕБЕДЕВ