$

2.4826 руб.

2.9240 руб.

Р (100)

3.4226 руб.

Ставка рефинансирования

9.25%

Проекты

Проект закона есть. Будут ли инвестиции?

20.04.2021
Проект закона есть. Будут ли инвестиции?
Валерий Фадеев. Фото: Bel.biz

Страна нуждается в инвестициях, но иностранный бизнес не спешит вкладывать средства в белорусские предприятия. Поэтому Минэкономики, озаботившись в очередной раз совершенствованием инвестиционного климата, подготовило, а Совмин внес в Палату представителей законопроект об изменении Закона «Об инвестициях».

Новации этого документа оценивает заслуженный юрист РБ Валерий ФАДЕЕВ.

В Беларуси несколько увлеклись кодификацией законодательства – в настоящее время у нас действует целых 26 кодексов! В 2001 г. был принят даже Инвестиционный кодекс. Предполагалось, что он станет единым нормативным документом в инвестиционной сфере.

Закон от 12.07.2013 № 53-З «Об инвестициях» (далее – Закон № 53-З) был разработан с подачи в т.ч. Международной финансовой корпорации и с участием ее специалистов. После вступления в силу с 24.01.2014 Закона № 53-З Инвестиционный кодекс фактически утратил силу.

Эксперты считают законодательство в этой сфере достаточно прогрессивным, но оно не работает в условиях жесткого госрегулирования экономики, нестабильной правовой базы, своеобразной правоприменительной практики и т.п. Обо всем этом «ЭГ» уже неоднократно писала.

Правительство хорошо знает проблемы, которые сдерживают инвестиции, и в новом законопроекте пытается решить хотя бы некоторые из них.

 

Какие новшества нас ожидают?

Закон № 53-З дополняется указанием на право ЕАЭС, а также на концессионное законодательство и законодательство о государственно-частном партнерстве (ГЧП).

Отсылка к нормам ЕАЭС представляется крайне важной, поскольку это международное образование уже сформировало свое законодательство, в т.ч. относящееся к инвестиционной деятельности, и страны-члены вынуждены им руководствоваться и учитывать при подготовке национальных правовых актов. Как, впрочем, принимать во внимание и положения подписанных Беларусью более 60 международных двусторонних соглашений о поощрении и защите инвестиций.

В законопроекте в новой редакции изложена ст. 1 «Основные термины, используемые в настоящем Законе, и их определения». Самая существенная новелла здесь – определение инвестиционного проекта как комплекса мероприятий, предусматривающего осуществление ин­вестиций, подтверждаемого документами, обосновывающими ус­ловия, способы осуществления инвестиций, источники их финансирования, а также сроки реализации такого проекта. Термин «инвестиционный проект» также упоминается в дополнении к ст. 10, где речь идет о взаимодействии госорганов и организаций с инвестором при реализации инвестпроектов.

Больше этот термин ни в действующей редакции Закона, ни в предлагаемых изменениях не встречается. В связи с чем возникает вопрос: будут ли от инвесторов требовать представления специального документа под названием «Инвестиционный проект» либо под ним будет подразу­меваться, например, проектно-сметная документация на строительство, планы по использованию земель, по производству продукции и др.?

Принцип невмешательства в частные дела (ст. 5) планируется оставить практически в ныне действующей редакции.

В ст. 4 Закона № 53-З закрепляется дополнительный способ осуществления инвестиций – в рамках ГЧП.

В числе существенных гарантий для инвесторов, которые планируется включить в действующий Закон, разработчики поправок называют нормы новой ст. 111, согласно которой инвестору, заключившему инвестиционный договор с РБ, может быть предоставлена гарантия от неблагоприятного изменения налогового законодательства в порядке и на условиях, определенных законодательными актами РБ.

Обратим внимание на слова «может быть предоставлена», они вызывают опасения с точки зрения коррупции. То есть такую гарантию инвестор может получить, а может и не получить – решение вопроса вновь отдается на усмотрение чиновника. К чему это может привести, показывают многочисленные судебные процессы, в ходе которых рассматриваются коррупционные преступления.

Кроме того, не определены временные рамки данной льготы. Добавим, что институт инвестиционных договоров с РБ неоднократно критиковали. Не случайно Декрет от 06.08.2009 № 10 «О создании дополнительных условий для осуществления инвестиций в Республике Беларусь», которым в практику введено это понятие и трехуровневая система заключения договоров, неоднократно редактировался.

Почему под «стабилизационную» оговорку подпадает лишь сфера налогообложения? Эксперты напоминают, что Директива от 31.08.2015 № 5 «О развитии двусторонних отношений Республики Беларусь с Китайской Народной Республикой» обеспечивает наилучший правовой режим для резидентов Китайско-­Белорусского индустриального парка «Великий камень» по сравнению с другими льготными режимами ведения коммерческой деятельности в РБ и в странах ЕАЭС. Поэтому объем стабилизационной оговорки на изменение налогового законодательства, установленный для инвестиционных договоров, не может быть больше, чем в данном индустриальном парке.

Закон № 53-З предлагается дополнить ст. 121 «Компенсация стоимости национализируемого или реквизируемого имущества, являющегося инвестициями или образуемого в результате осуществления инвестиций». Похоже, эта статья сможет довольно неплохо с учетом международного опыта регулировать порядок указанных выплат: не просто декларируется, что компенсация должна быть своевременной и полной, но раскрываются понятия своевременности и полноты, а также оговаривается валюта выплат.

Кстати, у иностранного инвестора должна появиться возможность выбора валюты, в которой он получит такую компенсацию (белорусские рубли, иностранная валюта), кроме того, она может выплачиваться в нескольких денежных единицах одновременно.

Однако и после принятия поправок останется открытым вопрос, о котором мне приходилось неоднократно писать. Так, согласно ст. 12 «Защита имущества от национализации и реквизиции» порядок и условия национализации, а также выплата компенсации стоимости национализируемого имущества и других причиняемых убытков должны определяться на основании специального закона, принятого в соответствии с Конституцией.

Однако у нас до сих пор нет специального законодательства о национализации, зачастую она осуществляется исходя из «революционной целесообразности», что способно отпугнуть любого инвестора, тем более иностранного.

В Закон № 53-З включается ст. 122, устанавливающая ограничения в части предъявления со стороны РБ, ее административно-территориальных единиц, госорганов (организаций) и их должностных лиц требований к инвестору, возникающих при осуществлении инвестиций. Претензии не могут быть предъявлены по истечении трех лет с даты наступления обстоятельства, с которым связаны и (или) из которого вытекают соответствующие требования.

Однако далее уточняется, что положения ч. 1 данной статьи не распространяются на предписания, вытекающие из налоговых, таможенных, трудовых и связанных с ними отношений, а также отношений, связанных с привлечением лиц к уголовной и административной ответственности.

Что касается трудовых отношений, уголовной и административной ответственности, это, скорее всего, логично. Но зачем же исключать налоговые и таможенные требования? И можно ли это называть льготой?

Ведь известно немало случаев, когда из-за подобных решений госорганов законопослушный инвестор несет огромные убытки и уходит в банкротство.

По-видимому, разработчики законопроекта решили распространить данную норму лишь на ситуации вроде тех, в которые попало ОДО «РевиТар Инвест». Напомним: компания построила в Минске ряд объектов на выходе из станций метро «Восток» и «Каменная Горка» и др. А потом оказалось, что из-за незаконных действий должностных лиц, выявленных по прошествии значительного времени (10–15 лет), принятые Мингорисполкомом решения были отменены. То есть условия инвестирования были изменены задним числом, а перед «РевиТар Инвест» замаячила угроза потери почти 4,5 млн USD.

К сожалению, авторы законопроекта не пошли на возврат «дедушкиной оговорки», которая была прописана в Инвестиционном кодексе. Согласно ей если принимаются акты законодательства, ухудшающие положение иностранных инвесторов, то в течение 5 лет к ним применяется законодательство, действовавшее на момент регистрации коммерческой организации с иностранными инвестициями. Представляется, что при хронической нестабильности отечественного законодательства это могло бы стать серьезной гарантией для инвесторов.

Предлагается установить срок в 6 месяцев для проведения переговоров с целью урегулирования спора между инвестором и РБ. Именно такой срок предусмотрен законодательством ЕАЭС в случае возникновения конфликта между государством-реципиентом и инвестором другого государства – члена ЕАЭС.

Также с учетом специфики концессий и проектов ГЧП, наличия законодательных особенностей разрешения споров между государственным и частным партнерами допускается возможность установления особенностей для их рассмотрения.

Отметим дополнение к ст. 6: законодательными актами РБ, регулирующими отношения, связанные с осуществлением инвестиций на основе концессии, в рамках ГЧП, могут устанавливаться ограничения в отношении использования объектов гражданских прав в качестве инвестиций, за исключением денежных средств (денег), включая привлеченные (в т.ч. займов и кредитов).

Ничего угрожающего бизнесу эти ограничения не несут. Понятно, что речь идет прежде всего об объектах, находящихся в исключительной собственности государства, либо видах деятельности, закрепленных за государством.

Также напомним, что инвестиционная деятельность многоплановая и регулируется не только специальным законом, но и ГК, налоговым законодательством, законодательством о хозяйственных обществах и др.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

***
Право: рубрики
Актуально
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Подборки
Полезное