$

2.4892 руб.

3.0149 руб.

Р (100)

3.4455 руб.

Ставка рефинансирования

8.50%

Исследования

Приватизация госимущества: сколько денег мог бы получить бюджет

16.03.2021
Приватизация госимущества: сколько денег мог бы получить бюджет
Иллюстрация: freepik

VI Всебелорусское собрание в очередной раз закрепило тезис о недопустимости проведения «огульной» или «массовой» приватизации, которая неизменно представляется в виде концепции, способной разрушить национальную экономику. Наш соотечественник Максим Адаскевич, аналитик департамента оценки компании Duff & Phelps, решил посмотреть на вопрос приватизации по-другому и посчитал, сколько денег государству может принести полная или частичная приватизация флагманов белорусской промышленности и крупнейших государственных банков.

Так уж сложилось исторически, что оценки, которые даются процессу приватизации в белорусском информационном поле, обычно полярны. Если на эту тему высказывается чиновник или экономист-государственник, процесс приватизации, как правило, демонизируется и выставляется в негативном ключе как продажа национального достояния, за которым непременно последует ухудшение положения предприятия и увольнение его работников. Независимый экономист, в свою очередь, понимает под приватизацией процесс передачи предприятия новому собственнику, способного его переоснастить и организовать более эффективное производство, что приведет к сокращению нагрузки на государство. То есть приватизация воспринимается как волшебная таблетка, способная разом избавить белорусскую экономику от всех структурных проблем. Однако сегодня мы не будем отстаивать какую-то определенную точку зрения, а посмотрим на проблему как на потенциальную возможность и попробуем ответить на вопрос, сколько могут стоить крупнейшие белорусские предприятия.

 

10 млрд за фамильное серебро

В этом нам помогут данные исследования, которое провел наш соотечественник Максим Адаскевич. Он произвел оценку рыночной стоимости условного «портфеля», состоящего из 16 крупнейших госпредприятий реального сектора и 4 госбанков. Из предприятий промышленности в итоговый перечень вошли Мозырский НПЗ, Нафтан, Беларуськалий, БЖД, БМЗ, Гродно Азот, БелАЗ, МТЗ, МАЗ, Белтелеком, Белшина, Гомсельмаш, МЗКТ, Могилевхимволокно, Слуцкий сыродельный комбинат, Бабушкина крынка. Из финансового сектора в список были включены крупнейшие госбанки: Беларусбанк, Бел­агропромбанк, Белинвестбанк, Банк Дабрабыт.

Отметим, что исследование изначально ориентировано на получение приблизительной оценки, что связано в первую очередь с ограниченностью необходимой информации. С учетом того, что на момент исследования не все предприятия реального сектора представили отчетность за 2020 год, автор использовал данные за 2019 год. С одной стороны, года явно недостаточно, чтобы в полной мере судить о стоимости предприятия, однако тот аспект, что автор сознательно выбрал год с более высокими, доковидными результатами, позволяет существенно сгладить проблемные моменты. Также не стоит забывать, что не все акционерные общества, имеющие отношение к реальному сектору экономики, публикуют отчетность по стандартам МСФО, а национальные стандарты бухгалтерского учета допускают ряд операций, искажающих объективность финансовых данных (возможность переноса курсовых разниц, неначисления амортизации и т.д.). Для оценки банков использовались данные за 1-е полугодие 2020 г., что также могло внести определенные искажения, о которых мы поговорим позже.

Дальнейшее исследование показало, что общая выручка 16 крупнейших госпредприятий реального сектора составила 18,5 млрд USD. При этом 6 из них по итогам года показали убыток, а остальные 10 в сумме получили чистую прибыль в размере чуть более 1 млрд USD. Если допустить, что предприятия реального сектора получилось бы продать в среднем по оценке, по которой реализуются крупные российские публичные компании, мы получим ориентировочную стоимость данных активов в 8,5 млрд USD. Суммарная оценка 4 госбанков в соответствии с расчетами автора составила 1,5 млрд USD. Таким образом, общая оценочная стоимость всех 20 предприятий равна 10 млрд USD.

 

Синица в руке или журавль в небе

С одной стороны, полученная стоимость может показаться довольно низкой, если учесть, что в соответствии с белорусской практикой предприятия оцениваются по балансовой стоимости. Такой подход дает довольно высокие оценки стоимости, однако в международной практике он используется редко, преимущественно в отношении банков. Но даже тогда, когда применение такого способа оценки уместно, договориться получается не всегда. Наиболее яркий пример – переговоры по продаже ОАО «Белинвестбанк» между Комитетом госимущества и ЕБРР. Оценка банка со стороны покупателя составила 0,5 капитала банка (251 млн руб.), в то время как белорусская сторона запросила 1,35 (680,3 млн руб.). Впоследствии продавец снизил запросы до 549 млн руб. (0,97 капитала), однако сделка так и не состоялась. Любопытно, что текущая оценка стоимости банка, полученная Максимом Адаскевичем, практически совпадает с ценой, предложенной ЕБРР, – 107,4 млн USD, или 279 млн руб.

Второй пример разбежки в желаниях продавца и предложениях покупателя представляет собой случай с оценкой Беларуськалия. Во время послания Президента парламенту и белорусскому народу в апреле 2019 г. депутат Анна Канопацкая подняла вопрос продажи государственных активов. Глава государства озвучил цену, по которой он мог бы рассмотреть вопрос о продаже крупнейшего государственного актива, – 30 млрд USD при предлагаемых инвесторами 5 млрд USD. Если посчитать мультипликаторы на основании этих двух оценок, мы получим P/E (цена/чистая прибыль) в размере 42,8 по оценке Президента и 7,14 по предложению инвесторов, P/B (цена/стоимость чистых активов) составит 9,55 по оценке Президента и 1,59 по предложению инвесторов. Для сравнения приведем мультипликаторы крупнейших производителей калийных удобрений (за период, предшествующий обсуждению): Nutrien Ltd. (NTR): P/E – 9,45, P/B – 1,35; The Mosaic Company (MOS): P/E – 22,19, P/B – 1,00; Israel Chemicals Ltd. (ICL): P/E – 5,65, P/B – 1,86; Уралкалий (URKA), по данным до делистинга: P/E – 3,45, P/B – 1,30.

Таким образом, оценка в 5 млрд USD, предложенная инвесторами, более приближена к реальности, чем 30 млрд USD, взятые «с потолка», как будто Беларуськалий является единственным предприятием в мире, добывающим калийные удобрения. Текущая оценка Беларуськалия, по расчетам Максима Адаскевича, составляет 2,5 млрд USD, что в 12 раз меньше оценки главы государства и в 2 раза меньше той суммы, которую предлагали за актив 2 года назад.

Сказанное позволяет сделать несколько интересных выводов. Главный – крупнейшие белорусские предприятия не стоят тех денег, в которые оценивают их сами представители государства, поскольку не являются уникальными активами и имеют более дешевые аналоги в мире. Оценка – это динамическое образование, она изменяется в зависимости от финансового положения самого предприятия и финансовой ситуации в мире. Сейчас, когда мировая экономика только начинает восстанавливаться после пандемии коронавируса, мультипликаторы по многим аналогичным компаниям все еще ниже доковидных времен, а значит, и нам придется умерить аппетиты. Перечень потенциальных покупателей из-за ухудшения дипломатических отношений с западными соседями стал уже, что тоже не располагает к высоким оценкам: мы еще больше, чем когда-либо, должны равняться на российские оценочные коэффициенты, если действительно что-то захотим продать. Возможно, мы так долго избегали приватизации, что не заметили, как наши активы потеряли в цене и даже не стоят средств, затраченных на их обновление, и именно поэтому потенциальная продажа, которая может столкнуться с реальностью, для нашей страны остается недопустимой.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

Автор публикации: Дмитрий НАРИВОНЧИК


***
Макроэкономика: рубрики
Актуально
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Подборки
Полезное