$

2.5908 руб.

3.0296 руб.

Р (100)

3.3936 руб.

Ставка рефинансирования

7.75%

Консультации

Прецедент: суд признал забастовку незаконной. Участникам грозят увольнения и возмещение ущерба

15.09.2020
Прецедент: суд признал забастовку незаконной. Участникам грозят увольнения и возмещение ущерба
Фото: freepik

Минский областной суд 11 сентября признал забастовку на ОАО «Беларуськалий» незаконной. Это первое подобное судебное решение после волны забастовок на белорусских предприятиях в августе. Процессуальные аспекты прецедентного дела – в нашем репортаже из зала суда.

Исковое заявление в интересах белорусского производителя калийных удобрений подал прокурор Минской области Сергей Хмарук 21 августа. Как стало известно из выступления в суде прокурора Светланы Мандриковой, сделано это было после письма с соответствующей просьбой от директора предприятия Ивана Головатого.

Ответчиком был признан стачечный комитет «Беларуськалия», в суде его представлял Сергей Шиц – сотрудник предприятия, бывший сопредседатель стачкома, но на данный момент уже вышедший из его состава.

Исковыми требованиями были признание незаконными как самой забастовки, так и решения о ее проведении. В заявлении сообщалось, что 18 августа сопредседатели стачкома уведомили руководство предприятия об объявлении бессрочной забастовки, ссылаясь на данное Конституцией право.

Среди требований были: признание недействительными результатов президентских выборов и привлечение к ответственности виновных за фальсификации, освобождение политзаключенных и участников мирных акций, недопущение преследования участников забастовки, обращение к руководству банков не взимать проценты по кредитам с участников забастовки до ее завершения, а также сохранение действия коллективного договора на предприятии до истечения его срока.

Спустя два дня от стачкома поступило уточнение требований – его сопредседатели попросили руководство отменить контрактную форму найма.

Прокурор области в иске отметил: специальное регулирование порядка проведения забастовок содержит Трудовой кодекс (ТК). Согласно ст. 379 ТК в случае возникновения между сторонами коллективных трудовых отношений разногласий требования к нанимателю должны утверждаться на собрании коллектива большинством голосов.

Далее наниматель должен создать примирительную комиссию, и рассмотрение ею спора является обязательным элементом его урегулирования.

Отмечается, что забастовка как следующий этап разрешения спора может проводиться не позднее трех месяцев со дня недостижения согласия между нанимателем и работниками. Решение о ее проведении должно оформляться в соответствии с требованиями ст.ст. 389, 390 ТК: принимается оно на собрании или конференции работников путем тайного голосования – «за» должны проголосовать не менее двух третей собравшихся; правомочным же собрание считается, если на нем присутствуют более половины работников, на конференции – более двух третей выдвинутых делегатов.

Прокурор в иске заявил, что забастовка проведена с нарушениями. В частности, до ее объявления и проведения не была организована примирительная комиссия, не соблюдена процедура принятия решения о ее объявлении и проведении, наниматель не был вовремя о ней предупрежден (за две недели), выдвигаемые требования, по мнению надзорного органа, не были связаны с разрешением коллективного трудового спора.

Период проведения забастовки в документах прокуратуры был обозначен с 17 по 19 августа.

Со своей стороны прокурор Манд­рикова на заседании отметила, что «поскольку требования стачкома содержали в том числе требования о соблюдении нанимателем трудового законодательства, это указывало на наличие коллективного трудового спора».

 

Есть у забастовки начало

Начальник юридического отдела «Беларуськалия» Андрей Киселев в суде рассказал, что 17 и 18 августа ряд сотрудников не вышли на работу или появились там, но не приступили к выполнению своих трудовых обязанностей. В частности, в первый день отсутствовали более 100 человек, во второй – почти 700. Общая численность сотрудников «Беларуськалия» – 17 тыс. человек.

При этом назвать размер ущерба от забастовки представители организации (а их в суде было сразу семеро) не смогли.

Судья Валентина Короткевич долго и подробно старалась выяснить, закончилась ли забастовка к 19 августа. Это обстоятельство, как выяснилось, существенно повлияло на итоговое решение.

Судья: – Есть ли сейчас сотрудники, которые не ходят на работу?

Киселев: – На данный момент есть прогульщики, которые до сих пор не вышли.

– А прогуливают они почему?

– Я не знаю.

– Может быть, они поддерживают требования стачкома?

– Может быть и поддерживают.

На заседании присутствовали представители руководства всех рудоуправлений «Беларуськалия». Что интересно, двое из них всячески избегали употребления слова «забастовка», называя проходившие на предприятии события просто акцией или «сборищем». Один из сотрудников прямо заявил, что события не были забастовкой, однако судья возразила ему, сославшись на содержание иска.

Заместитель директора «Беларуськалия» по производству Олег Черкас в суде сообщил, что в результате забастовки производство было приостановлено частично:

– Три из четырех рудоуправлений были остановлены по причине неэффективной работы и эксплуатации. Если производство работает с загрузкой менее 70% мощности, оно эксплуатируется неэффективно. Поэтому производством было принято решение в эти дни провести плановые ремонтные работы, чтобы потом работать на максимальной мощности. С 19 числа, по завершении ремонтных работ, рудоуправления планово пошли на запуск.

В суде стало известно, что около десяти сотрудников, участвовавших в забастовке, уже уволены в дисцип­линарном порядке – за прогулы. Среди них сопредседатель стачкома Анатолий Бокун, который также был вызван в суд в качестве представителя ответчика, но не смог присутствовать, поскольку отбывает административный арест за участие в несанкционированной акции.

Сопредседатель стачкома Сергей Шиц сообщил, что он вышел из состава стачкома 20 августа, однако судья в связи с этим не стала оспаривать его статус как представителя ответчика. Сотрудник «Беларуськалия» рассказал о процессе формирования комитета, сообщив, что его состав формировался во многом стихийно, а решения принимались открытым голосованием.

По его словам, забастовка стала спонтанным решением после событий, происходящих по итогам президентских выборов 9 августа: работники были возмущены жестокостью силовиков при подавлении акций протеста и опасались, что не смогут беспрепятственно добраться до работы.

Представитель ответчика рассказал о проведении 14 августа у главной проходной предприятия собрания с участием руководства.

Шиц: – Там были многие работники «Беларуськалия», но было много и просто жителей города. На том собрании было озвучено, что есть требования от коллектива. Все это больше было похоже на хаос, и, честно говоря, мне было где-то даже жалко генерального директора, потому что его толпа терзала. Народ был настолько возмущен, что эмоции переполняли его.

На следующий день были спонтанные митинги, собрания. Люди были еще больше возмущены происходившим в стране в ту неделю. Тут же было предложено создать стачкомы, наделить их полномочиями собирать подписи за забастовку.

По его информации, под требованием о проведении забастовки подписались около 7 тыс. человек, а на каждом из рудоуправлений возникли свои стачкомы.

 

Нет у забастовки конца?

Позиция защиты Шица строилась на том, что стачком, по мнению адвоката, в принципе не может выступать ответчиком по делу. Адвокат Владимир Пыльченко подчеркнул, что в ГПК среди субъектов гражданско-правовых отношений нет такого субъекта, как стачечный комитет, он не является, например, юрлицом. К тому же его подзащитный вышел из состава стачкома.

Также он обратил внимание на то, что законодательное регулирование забастовок, предусмотренное ТК, не в полной мере охватывает содержание ст. 41 Конституции, которая провозглашает право на забастовку как способ защиты экономических и социальных интересов граждан, сужая его до способа разрешения коллективного трудового спора.

В связи с этим Пыльченко просил отказать в признании исковых требований.

Со своей стороны юрист Белорусского конгресса демократических профсоюзов Елена Еськова заявила, что работники согласно ратифицированным Беларусью конвенциям Международной организации труда (МОТ) имеют право на свободное объединение и проведение своей деятельности, но оно, по ее мнению, не соблюдается:

– Исходя из норм МОТ забастовки могут быть разными: забастовки солидарности, те, которые носят итальянский характер – т.е. сотрудники на рабочих местах строго придерживаются регламента, что тормозит работу. Могут быть забастовки в знак протеста с социальной и экономической политикой государства.

Люди в своих трудовых интересах, в интересах будущего наших детей пошли на возможную потерю работы, дисциплинарные взыскания. Просто они способны на поступки, чтобы защитить свою страну, свои трудовые и политические права.

В итоге суд принял решение о полном удовлетворении исковых требований: незаконными признаны как сама забастовка, так и решение о ее проведении. При этом судья Короткевич решила не ограничивать в определении срок забастовки 19 августа.

Судья: – Поскольку суд установил в ходе рассмотрения дела, что в последующие дни также имели место факты отказа от работы отдельных работников по мотивам поддержания требований стачкома, учитывая положения ТК, суд приходит к выводу, что предметом по второму требованию является определение законности самой забастовки, а не ее периода. С учетом выяснившихся обстоятельств суд посчитал необходимым признать незаконной забастовку, начатую 17 августа 2020 г.

Согласно законодательству участники незаконной забастовки могут быть подвергнуты дисциплинарному взысканию – вплоть до увольнения. Также работодатель может требовать с них возмещение ущерба.

Автор публикации: Алексей АЛЕКСАНДРОВ

Статья доступна для бесплатного просмотра до: 01.01.2028


***
Право: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Опросы