$

2.1431 руб.

2.4151 руб.

Р (100)

3.1746 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Итоги

Праздник сложности©

29.12.2015

В детстве родители уверяли, что Дед Мороз одарит нас адекватно поведению за год. Со временем вера в сказку у большинства взрослых несколько ослабла, но реальность показывает, что причинно-следственная связь между поведением и результатами действительно существует. И новогодние «подарки», которые раздает экономический Дед Мороз, являются вполне точной оценкой наших представлений о том, какой должна быть экономика, и усилий, приложенных для достижения этого идеала.

Белорусскому бизнесу не приходится жаловаться на нехватку новогодних сюрпризов, тем более что уходящий год ими и так изобиловал. Многие из этих событий стали шоковыми для делового сообщества. Прессинг техрегламентов Таможенного союза, виток ценового регулирования в I квартале, две девальвации, падение цен на нефть, сокращение почти на 1/4 издавна назначенного одним из главных локомотивов экономики экспорта и на 3,9% – ВВП, снижение реальных доходов населения и рост безработицы, скандальные Декрет от 2.04.2015 № 3 «О предупреждении социального иждивенчества», постановление Совмина от 6.08.2015 № 666 и ряд других подобных нормативных актов, обложение подоходным налогом процентов по банковским вкладам – вот далеко не полный перечень «подарков», которые белорусы получили в уходящем году. Так что заявление Президента Александра Лукашенко о том, что «предстоящий год будет самым сложным за всю историю Беларуси», выглядит вполне логичным – обширный набор проблем, накопившихся за последние 5-20 лет, которые мы не замечали, считали несущественными и не желали решать, неизбежно становится все сложнее и сложнее.

Дело не ограничивается лишь тем, что «сосед и союзник Беларуси – Россия – сейчас переживает не самые лучшие времена», «из-за напряженной обстановки в Украине имеются трудности с тамошними рынками сбыта, которые раньше занимали второе место после российских», а «Казахстан тоже просел». Ведь в предыдущие несколько лет в напутствиях Главы государства тоже не было обещаний легкой жизни. Но призывы браться за работу, подтянуть дисциплину, навести порядок и заботиться о людях вряд ли заменят полноценные реформы, о необходимости которых в течение уходящего года говорили так много.

За четверть века Беларусь пережила не один кризис, но у нынешнего есть свои оригинальные черты. Привязка к российскому рынку и зависимость от поставок сырья из России сыграли роковую роль в судьбе белорусской экономики. Если в 2011 г. единственным спасением от кризиса для бизнеса виделось наращивание поставок в Россию, а для населения – миграция туда же на заработки, то в последний год пятилетки восточный сосед стал едва ли не основным источником нестабильности.

ПАДЕНИЕ цен на нефть и другие сырьевые товары, а также ожидание повышения Федеральной резервной системой США ключевой ставки привели к тому, что курс большинства мировых валют снизился относительно американского доллара. Но если на развитых странах с диверсифицированной экономикой и экспортом падение курса национальных валют отражается не сильно, то для развивающихся стран оно становится, с одной стороны, неизбежным средством защиты, а с другой – серьезным потрясением. Страны-экспортеры сырья, в т.ч. Россия, Казахстан, Азербайджан, наперебой девальвировали свои валюты. К ним присоединилась и Беларусь. Два раунда резкого ослабления национальной валюты в год, похоже, становятся обыденным явлением, не исключающим «ползучей» девальвации в промежутках. При этом бесполезно гадать, сколько будет стоить доллар в конце следующего года – 19 тысяч, 20 или 26. Гораздо важнее, что девальвация не дает особого положительного эффекта для развивающихся стран – как для экспортеров, так и для импортеров сырья. В исследовании Всемирного банка отмечается, что в настоящее время эффект от ослабления национальных валют в 2 раза слабее, чем 20 лет назад. Он нивелируется по мере интеграции в мировую экономику. В придачу высокая волатильность национальной валюты усиливает девальвационные ожидания и не позволяет снизить долларизацию экономики. Впрочем, утратили свою эффективность многие преимущества, которые еще недавно казались билетом на поезд «догнать и перегнать Запад». Изобилие полезных ископаемых, дешевая и квалифицированная рабочая сила, географическое положение являются куда менее важными факторами конкурентоспособности, чем технологические и управленческие инновации и разнообразие финансовых инструментов. На конференции БСПН «25 год па шляху развiцця. Успамiны дзеля будучынi» заведующий кафедры БГЭУ Алексей Быков отметил, что особенностью нынешнего этапа развития мировой экономики является замедление роста БРИКС, снижение цен на сырье и отток капитала с развивающихся рынков. В последние 30 лет доминировала тенденция инвестиций развитых стран в экономики развивающихся, по мере увеличения объемов которых росли объемы мировой торговли. С 2015 г. направленность мировых инвестиционных потоков изменилась – деньги начали возвращаться в развитые стран, прежде всего в США, вследствие роста рисков на развивающихся рынках (которые некоторые аналитики уже окрестили «падающими»). В таких условиях одна за другой рушатся бизнес-модели, безальтернативно ориентированные на российский рынок и неспособные быстро перестроиться на другие направления.

Хотя на словах белорусские власти неустанно декларировали стремление развивать «экономику знаний», в реальности процесс идет в обратном направлении. Правда, за последние 10 лет материально-техническая база экономики несколько окрепла, но этот процесс сопровождался весьма существенным увеличением внешнего и внутреннего долга страны и обернулся серьезным ухудшением финансового положения предприятий – ростом долгов и падением прибыли. В республике так и не удалось создать условия для масштабного привлечения прямых инвестиций. Одновременно существенно изменилась отраслевая структура экономики. Как отметил А. Быков, если в начале 1990-х в структуре белорусской промышленности доминировало машиностроение, включая такие наукоемкие его отрасли, как приборо- и станкостроение, то теперь ядро белорусской промышленности составляют виды деятельности, осуществляющие, по сути, первичную переработку сырья – производство нефтепродуктов и продуктов питания, химическое производство, металлургия. Снижение удельного веса промышленности и рост доли услуг в ВВП многими воспринимается как положительный тренд, указывающий на скорый переход экономики в новое качество – постиндустриальную стадию развития.

ПРИМЕР бурного развития Парка высоких технологий дает надежду, что мы движемся по этому пути. Но остается неясным, что делать традиционным отраслям промышленности, стремительно теряющим былые позиции на рынках? Ведь сотни тысяч работников невозможно превратить в программистов, менеджеров и маркетологов. Правительство пытается решить проблему с помощью вливания в стагнирующие предприятия миллиардов рублей, которые приходится занимать у банков и населения. К сожалению, спасение былых флагманов отечественной индустрии (они же «фамильное серебро», «голубые фишки» и «национальное достояние») обходится все дороже. А потому приходится искать деньги у международных организаций. Но МВФ, Евразийский фонд стабилизации и развития соглашаются кредитовать Беларусь только при условии проведения структурных реформ, которые отнюдь не ограничиваются повышением пенсионного возраста и тарифов на коммунальные услуги. Но пока тянутся переговоры и визиты разнообразных миссий, нужно экстренно изыскивать средства для латания дыр – а для этого нет других источников, кроме налогов и штрафов.

РАЦИОНАЛЬНО мыслящим предпринимателям трудно поверить, что власти всерьез надеются пересидеть трудные времена без серьезного реформирования экономики, в надежде, что у соседей вот-вот все наладится, цены на нефть вернутся на прежний уровень, а спрос в РФ на белорусские товары восстановится. Между тем пока все идет именно к тому. Более года бизнес исправно слушал обещания улучшить его положение с помощью сиквела Директивы № 4 (который по мере затягивания ожидания превратился в фантом). В свою очередь, деловые ассоциации засыпали правительство предложениями снизить налоговую нагрузку и стоимость кредитов, обеспечить защиту частной собственности и справедливое распределение ресурсов. К сожалению, большинство обещаний и предложений так и не дошло до воплощения в жизнь.

Накануне праздника хочется помечтать, что главной сложностью нового года станет реализация всех планов, программ и идей, которые мы в таком количестве заготовили впрок, а также новых, еще более интересных и позитивных.

Леонид ФРИДКИН