Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №10(2606) от 03.02.2023 Смотреть архивы

USD:
2.6752
EUR:
2.9427
RUB:
3.8174
Золото:
168.14
Серебро:
2.1
Платина:
87.3
Палладий:
143.72
Назад
Консультации
17.02.2017 4 мин на чтение мин
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Пострадает новый кредитор

Между сторонами заключен договор, предусматривающий денежные обязательства и не запрещающий уступку денежных требований. Кредитор намеревается уступить новому кредитору право денежного требования к должнику.

Вправе ли стороны такого договора запретить подобную уступку требования, включив соответствующее условие в первоначальный договор?

Нет, не вправе.

В соответствии с п. 1 ст. 353 ГК право (требование), принадлежащее кредитору на ос­новании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании акта законодательства. Со­гла­сно ч. 1 ст. 359 ГК уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит законодательству или договору. При отсутствии в главе 24 ГК положений, регламентирующих по­следующую уступку требования, в ч. 1 ст. 359 ГК под уступкой требования понимается первоначальная сделка (уступка требования), а под договором, которому не должна противоречить названная сделка, имеется в виду соглашение (договор) между кредитором и должником, на котором уступаемое требование основывается.

Если бы договор между кредитором и должником содержал запрет на совершение уступки требования, то, безусловно, первоначальная сделка уступки требования была бы недействительной (ст. 169 ГК) как противоречащая требованиям п. 1 ст. 359 ГК. Соответственно, последующая уступка также была бы недействительной.

В рассматриваемой ситуации в договоре между кредитором и должником не содержится условия о запрете на совершение уступки требования.

На наш взгляд, в данном случае применение банковского законодательства по аналогии (ч. 1 ст. 5 ГК), а именно применение нормы ч. 1 ст. 158 БК, неправомерно, особенно принимая во внимание, что договор факторинга является частным случаем уступки требования. Из толкования ч. 1 ст. 158 БК следует, что в тексте первоначального договора факторинга может содержаться условие как о запрете последующей уступки требования, так и о разрешении заключения последующих сделок уступки требования.

Запрет последующей уступки права путем включения соответствующего условия в первоначальный договор ус­тупки права по аналогии с ч. 1 ст. 158 БК, по сути, будет ограничивать нового кредитора в совершении сделки последующей уступки требования. Ме­жду тем ни в ГК, ни в основном договоре нет каких-либо ограничений последующей уступки права требования. Поэтому применение по аналогии ч. 1 ст. 158 ГК будет противоречить норме п. 3 ст. 5 ГК, в соответствии с которой не допускается применение по аналогии норм, ограничивающих граж­данские права (в данном случае будут ограничены права нового кредитора на совершение последующей ус­тупки требования).

Таким образом, запрет на совершение уступки требования (как первоначальной, так и по­следующей уступки) может содержаться только в договоре между кредитором и должником (п. 1 ст. 359 ГК). Включение условия о запрете последующей уступки требования в первоначальный договор уступки права неправомерно (ст. 181 ГК). Такое ограничение будет противоречить норме п. 1 ст. 353 ГК о праве кредитора (в данном случае нового кредитора, который будет выступать первоначальным кредитором в последующем договоре уступки требования) уступить принадлежащее ему требование по сделке, когда такая уступка допускается при отсутствии запрета на ее совершение в договоре между кредитором и должником (п. 1 ст. 359 ГК).

Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Разместить рекламу на neg.by