$

2.0566 руб.

2.2759 руб.

Р (100)

3.1349 руб.

Ставка рефинансирования

9.50%

Мнение специалиста

Посол Великобритании в Беларуси Фионна Гибб: «Надеюсь, что экономика Беларуси будет развиваться»

16.08.2019
Посол Великобритании в Беларуси Фионна Гибб: «Надеюсь, что экономика Беларуси будет развиваться»
Фионна Гибб

Фионна Гибб, британский посол, завершила свою дипломатическую миссию в Беларуси. Накануне отъезда она дала интервью для «Экономической газеты».

– Какие направления сотрудничества развиваются между нашими странами сегодня?

– Один из аспектов наших двусторонних отношений – развитие де­ловых и торговых связей. Но, боюсь, на данный момент это не самые развитые отношения. Великобритания считается третьим по величине торговым партнером Беларуси, но эти цифры на бумаге не отражают реального положения дел (британская и белорусская методологии ведения статистики отличаются раз­ным под­ходом. – Прим. ред.).

В номинальном выражении объем экспорта в Великобританию увеличился с 2,4 млрд USD в 2017-м до почти 3,1 млрд USD в 2018 г. Хотя такой рост в первую очередь связан с повышением цен на нефтепродукты в 2018 г., которые по, методологии белорусской статистики, отражаются на цифрах белорусского экспорта. По британской статистике, ситуация иная, продукция наших НПЗ здесь не учитывается. Лидерами белорусского экспорта стали изделия из стали и других металлов, мебель, постельное белье, оптическая продукция и медицинское оборудование.

Похожая ситуация сложилась с экспортом услуг. Согласно официальной белорусской статистике в 2018 г. он составил 256 млн USD. При этом, по британским данным, импорт услуг из Беларуси в Великобританию составил всего 7 млн фунтов стерлингов (около 8,75 млн USD). По состоянию на конец 2018 г. телекоммуникационные и ИТ-­услуги заняли первые позиции в списке экспортируемых в Великобританию из Беларуси.

– Что мешает более активному сотрудничеству Беларуси и Великобритании?

– Беларусь не является приоритетным и, более того, изученным рынком для британского бизнеса. Наши компании сами решают, куда им приходить, и принимают независимые коммерческие решения. К тому же существует множество стран с более привлекательным инвестиционным климатом.

– Мне кажется, белорусское правительство не совсем верно понимает, как делается бизнес. Если британские компании проявят интерес, мы предоставим нужную ин­формацию, консультации, но никто не станет их заставлять выходить на белорусский рынок.

Еще один важный момент. В случае с вашей страной компании нужно рассчитывать риски прихода на этот рынок. Мне кажется, до сих пор недостаточно информации о законодательной регуляции бизнеса в Беларуси, о безопасности его ведения. Я знаю одну британскую компанию, которая уже 20 лет работает на белорусском рынке: им пришлось очень тяжело из-за бюрократии.

– Белорусское государство имеет огромное желание привлечь ино­странные инвестиции в госпредприятия…

Да, но проблема в том, что эти предприятия имеют большие долги. На мой взгляд, государство должно перестать покрывать эти долги и вывести предприятия на уровень самоокупаемости. Это поможет привлечь инвестиции. И именно в таком порядке, а не наоборот.

Недавно я прочитала список инициатив, по которым Беларусь хотела бы сотрудничать с Великобританией. После прочтения мое мнение было таким: идите и делайте. Но белорусская сторона очень любит меморандумы и соглашения. Как мне кажется, они не нужны – просто надо действовать. Я считаю, что в этой сфере довольно завышенные ожидания, и белорусское правительство все еще пытается работать устаревшими методами. Вести компании за ручку – это больше не работает. Нужен азарт, чтобы делать все самим.

В 2018 г., согласно белорусской статистике, объем привлеченных инвестиций в Беларусь из Великобритании составил 2,8 млрд USD. Соединенное Королевство стало второй страной после Российской Федерации с долей в общем объеме привлеченных прямых иностранных вложений в 25,7%. Но в действительности объем реальных британских инвестиций в разы ниже, потому что многие российские корпорации вкладывают в Беларусь через свои дочерние пред­приятия, расположенные в Великобритании. Так, например, прямые иностранные инвестиции на чистой основе (без учета задолженности прямому инвестору за товары, работы, услуги) из Великобритании составили около 29 млн USD в 2018 г. Это 2,4% от общего объема таких инвестиций. Если говорить о количестве предприятий с британским капиталом, то в Беларуси на начало 2019 г. их было 211.

– Что делать белорусским компаниям, которые хотят сотрудничать с Великобританией?

– Они могут заявить о себе через участие в британских выставках, ярмарках в различных секторах тор­говли. Неважно, государственные или частные. Необходимо лишь связаться с организаторами выставок, за­платить за участие и напрямую налаживать контакт с компаниями, которые им интересны с точки зрения со­трудничества.

Мне кажется, что частные компании в Беларуси растут. По крайней мере, увеличивается их доля в ВВП. А также растет количество нанимаемых ими сотрудников. По сравнению с тем временем, когда я сюда только приехала, сейчас открывается много мелких бизнесов, таких, как кофейни в переходах и так далее. Я считаю, что проблема заключается не в бизнесе, а в государственном секторе, который все еще уверен, что предприятия нужно контролировать. Однако необходимо быть более современными.

– Почему Беларусь недостаточно ис­пользует зарубежный опыт, кон­сультации, чтобы оживить проблемные предприятия?

– Потому что власть не хочет решать проблемы с госпредприятиями. Я не говорю здесь о приватизации. Проблема состоит в том, что госсектор нанимает гораздо больше работников, чем необходимо. Также гос­пред­приятия не имеют достаточно рын­ков для сбыта своей продукции, поэтому у них долги. Государство, вместо того, чтобы сократить количество работников и более разумно использовать ресурсы, предпочитает занимать деньги, либо посредством евробондов, либо одалживая у Рос­сии.

Например, стеклозавод «Неман» производит прекрасную продукцию, мне она очень нравится. Но завод в ужасном экономическом состоянии. Во времена СССР для всех этих предприятий существовал огромный рынок сбыта. Но времена изменились. И на самом деле рекомендации и советы от иностранных игроков уже есть – например ЕБРР, который уже работает с несколькими белорусскими госпредприятиями, пытаясь направить усилия в верное русло. Да, может быть, люди потеряют работу. Но при этом возникнут другие вакансии в част­ном секторе.

Также можно предложить людям программу микрокредитов с небольшой процентной ставкой для открытия собственного бизнеса. Или, на­пример, разработать меры, с помо­щью которых можно было бы сделать привлекательной жизнь в регионах. Ведь маленькие города сейчас не могут гордиться хорошими демо­графическими показателями, а деревня и вовсе умирает. Оптимизировать работу предприятий, сократить рабочие места и таким образом остановить разрушительный процесс.

Что касается стеклозавода «Неман», я слышала информацию, что у этого предприятия была возможность экспорта для одной очень из­вестной шведской компании. Если я верно поняла, сотрудничество не сложилось из-за того, что, согласно каким-то предписаниям, необходимо иметь заказы, к примеру, от 10 компаний на общую сумму 100 000 USD. А шведская компания предлагала один заказ, но на сумму 200 000 долларов – в два раза больше. Циф­ры привожу для наглядности, в реальности они могли быть другие. Скорее всего, такой завод имеет шансы стать банкротом. И это ужас­но, потому что это градообразующее предприятие.

Как после этого белорусское государство может говорить все время: «Приходите и инвестируйте»?

Предприятия должны также искать выходы на новые рынки, применять современные стратегии мар­кетинга по международным стандартам.

– Какие задачи, на ваш взгляд, стоят перед британскими дипломатами в Беларуси и, в частности, вашей преемницей Жаклин Перкинс?

– В самом широком смысле – поддерживать экономические реформы в Беларуси. Поощрять страну на пути полного соблюдения граж­данских, экономических, социальных и политических прав.

Если вы посмотрите на сильные, процветающие экономики, то увидите, что это демократические страны, в которых права человека на самовыражение уважаются и соблюдаются. Я не говорю здесь о государствах с огромным количеством полезных ископаемых, которые при этом могут критиковаться за ситуацию в сфере прав человека. Но обратите взгляд на США, Великобританию, Францию, Германию – это страны с наиболее сильными экономиками, и они демократические.

При этом я не утверждаю, что мы идеальны, – у нас есть свои проблемы, коррупция и т.д. Но у нас люди могут свободно выражать себя, протестовать, критиковать. И они про­цветают.

– Какие социальные проекты планируются к реализации британским посольством?

– В течение нескольких лет мы сотрудничали с Фондом ООН  в об­ласти народонаселения (UNFPA) по теме против домашнего насилия. Это очень важная работа. Абсолютно важно также гендерное равенство, потому что женщины вносят очень большой вклад в экономику. И мы планируем провести определенную работу совместно с UNFPA на тему гендерных стереотипов.

Я наслышана о том, что женщинам, которые хотели продвинуться по карьерной лестнице в белорусских госуч­реждениях, задавались воп­росы вроде: «Когда вы планируете рожать ребенка?»

Такие вопросы запрещены законом в Великобритании. Если бы британский наниматель задал подобный вопрос, женщина могла бы подать на него в суд и выиграть дело. Я считаю, что в Беларуси довольно много гендерной дис­криминации. Воз­можно, люди стар­шего поколения со мной не согласятся. Но у более молодых женщин и девушек восприятие меняется.

– Чтобы вы могли пожелать белорусам напоследок?

– Я буду очень тщательно следить за тем, что происходит в вашей стране. Надеюсь на позитивное решение вопросов, которые мы с вами сегодня обсудили. Надеюсь, что белорусская экономика будет развиваться, а белорусы не потеряют тех качеств, за которые я их очень люблю, – скромность, щедрость и уважительность.

Автор публикации: Беседовала Алевтина СНЕЖИНА


Менеджмент: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы