$

2.5817 руб.

3.0794 руб.

Р (100)

3.4056 руб.

Ставка рефинансирования

7.75%

Актуально

Последствия «дела Белгазпромбанка»

19.06.2020
Последствия «дела Белгазпромбанка»
Фото: belgazprombank.by

Одним из самых жарких событий июня, которое вызвало мощный общественный резонанс, стало возбуждение уголовных дел в отношении бывших и действующих работников Белгазпромбанка. По итогам проверок были введены санкции в отношении самого банка, а телевидение заявило о вмешательстве иностранного государства во внутренние дела страны.

Мы попытались разобраться, что же действительно произошло, на­сколько оправданы действия Нац­банка и какие последствия для страны они могут иметь в дальнейшем.

 

Хронология событий

11 июня в головном офисе ОАО «Белгазпромбанк» прошли обыски в отношении бывших и действующих сотрудников, которые по данным следствия связаны с рядом коммерческих структур. ДФР КГК сообщил о возбуждении в отношении этих лиц уголовных дел по ч. 3 ст. 235 УК «Легализация («отмывание») средств, полученных пре­ступным путем» и ч. 2 ст. 243 УК «Уклонение от уплаты сумм налогов (сборов)». Представители КГК заявили, что признаки противоправной деятельности сотрудников Белгазпромбанка были выявлены еще в 2016 году, однако ответы на международные запросы органов правопорядка поступили в декабре прошлого года, поэтому обвинение предъявлено только сейчас.

Отметим, что первоначально банк и его акционеры (основные – ПАО «Газпром» и ПАО «Газпромбанк», которые совокупно владеют 99,636% уставного фонда банка) выразили готовность максимально содействовать органам правопорядка, видимо полагая, что дело ограничится предъявлением обвинения отдельным лицам. Однако когда стало известно о намерении Нацбанка ввести временную администрацию, риторика акционеров резко изменилась. В совместном заявлении они назвали действия Нацбанка и органов правопорядка нарушающими законодательство страны и ЕАЭС. Акционеры предупредили, что намерены добиваться защиты своих прав и законных интересов всеми доступными правовыми средствами, а также принимают все возможные меры для охраны интересов клиентов и обеспечения финансовой стабильности банка.

14 июня стало известно о задержании директора Могилевского филиала. Его обвиняют в хищении путем злоупотребления служебными полномочиями в особо крупном размере. Подробности дела правоохранители пока не сообщают, однако упоминается, что выдвинутое обвинение связано с продажей кредитов.

В тот же день стало известно, что к уголовному делу приобщена корпоративная коллекция картин Белгазпромбанка из 150 полотен оценочной стоимостью более 20 млн USD. Сообщается, что картины готовились к вывозу за пределы страны.

15 июня Нацбанк официально сообщил о введении временной администрации по управлению банком, его главой назначена Надежда Ермакова.

 

Введение временной администрации

Как поясняется в официальном пресс-релизе Нацбанка, решение о введении временной администрации принято на основании ст.ст. 94, 97, 134, 134-1 Банковского кодекса (БК) исходя из информации, предоставленной КГК. Однако если ознакомиться с содержанием данных статей, становится понятно, что меры, принятые в отношении Белгазпромбанка несоразмерны нарушениям, даже если таковые действительно были. В частности, ст. 97 БК дает Нацбанку право приостановить действие лицензии на осуществление банковской деятельности в части проведения отдельных банковских операций на срок, необходимый для устранения выявленных в деятельности банка нарушений. В ст. 134 упоминаются такие меры надзорного реагирования, как направление предписания об устранении выявленных нарушений, проведение внеплановой проверки, предоставление дополнительной отчетности, проведение совещания с участием представителей органов управления банка и иными лицами для обсуждения финансового состояния банка, уровня принимаемых им рисков, качества управления, перспектив функционирования, соблюдения требований законодательства и иных вопросов, связанных с деятельностью банка.

Возникает вопрос: почему Нацбанк не воспользовался данными мерами и не предложил акционерам самим сменить руководителей банка, если допустить, что менеджеры действительно скомпрометировали себя в связи с возбужденными уголовными делами. Однако Нацбанк не стал тратить время на предписания и устранения, а задействовал «тяжелую артиллерию» – ввел  временную ад­министрацию, хотя согласно ст. 134-1 БК такая мера должна применяться в случаях, предусмотренных законодательством об экономической несостоятельности (банкротстве).

Последний раз аналогичную меру Нацбанк использовал в 2015 году в отношении ЗАО «Дельтабанк», когда стало известно, что его конечный собственник – украинский бизнесмен Николай Лагун вывел деньги из страны. В итоге банк был признан банкротом, вкладчикам вернули деньги, а процедура ликвидации бан­ка продолжается до сих пор.

В случае с Белгазпромбанком информации об ухудшении его финансового положения нет. Финансовая отчетность банка за 2019 год и I квартал 2020 г. говорит нам о том, что банк является финансово устойчивым, работает с прибылью и далек от банкротства. Это подтверждают данные международного аудита и сам Нацбанк, т.к. никаких серьезных нарушений по фактам прошлых проверок не выявлено. Поэтому ссылки на законодательство, которые приводит Нацбанк в пресс-релизе, не объясняют, почему именно такую меру надзорного реагирования выбрал регулятор.

 

Расчет эффективности

КГК представил слайд, на котором отражена рентабельность банковских активов некоторых коммерческих банков (преимущественно с российским капиталом) за I квартал 2020 г. в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. Слайд приводился в подтверждение низкой эффективности управления Белгазпромбанком прошлым руководством.

Однако значения посчитаны с нарушениями общепринятых правил расчета указанных показателей. Во-первых, специалисты КГК взяли значение прибыли банков за I квар­тал, разделили на значение активов на конец квартала и полученное значение умножили на 4. В то же время фактическая рентабельность активов банка по итогам 2019 года извест­на – 2%, что выше среднего значения по банковской отрасли. Во-вторых, необходимо брать среднее значение активов за период. Для этого складывают активы на начало периода и на последнюю дату и делят полученное значение пополам. Такой способ дает более точный результат. В-третьих, прибыль за один квартал нельзя считать показательной. I квар­тал 2019 г. банк завершил с такой же прибылью, как и в этом году – 4,4 млн руб., однако его прибыль по итогам года составила 96,58 млн руб., превысив значение I квартала более чем в 20 раз. При этом I квартал 2020 г. вышел у Бел­газпромбанка еще более сильным – его операционная прибыль до отчисления в резервы и налоги составила 54,4 млн руб. против 20,6 млн руб. за аналогичный период прошлого года. Другое дело, что большую часть доходов банк направил на отчисления в резервы – 49,8 млн руб., что определило такое значение чистой прибыли, которые взял в расчеты КГК. Однако как мы говорили, формирование резервов – законная практика банков, тем более что их кредитные риски в I квартале 2020 г. резко возросли в связи с падением темпов экономического роста и последствиями эпидемии коронавируса.

 

От мецената до махинатора

Еще один аспект, который заслуживает упоминания, – вклад Белгазпромбанка в развитие национальной культуры и оказание спонсорской помощи.

Согласно годовому отчету в 2019 году банк направил на благотворительность и спонсорскую помощь 12,7 млн руб.  Для сравнения: Беларусбанк – крупнейший банк страны, который превосходит Белгазпромбанк в 6 раз по размеру активов и в 3,8 раз по прибыли, направил на эти цели 9,6 млн руб.

На базе корпоративной коллекции произведений искусства, которую собрал и ввез в страну Белгазпромбанк, проведено более 20 художест­венных выставок в Минске, Гомеле, Витебске, Бресте, Гродно, Риге, Вильнюсе и Париже. Многие произведения искусства демонстрировались широкой публике впервые, а общее количество посетителей превысило 300 тыс. человек. 35 экспонатов коллекции по инициативе самого банка получили статус историко-­культурной ценности. Среди последних наиболее значимых приобретений – «Малая подорожная книжка» Франциска Скорины, изданная около 1522 года в Вильне, которая считается первой печатной книгой в Великом княжестве Литовском, в состав которого входили тогда белорусские земли.

Однако заслуги Белгазпромбанка, который 7 раз получал дипломы мецената белорусской культуры, оказались быстро забыты, а корпоративная коллекция приобщена к возбужденным делам. Основания для такого шага непонятны – вывезти художественные ценности из страны в таком объеме в текущих условиях невозможно. Если акционеры действительно хотели вывести деньги из страны, они не тратили бы их на приобретение произведений искусства и не проводили выставки, а всю прибыль направляли на выплату дивидендов. Вот тогда Беларусь действительно не получила ничего, а имена Сутина, Цадкина, Бакста до сих пор были бы неизвест­ны в нашей стране.

 

Риски временного администрирования

Развитие событий после введения временной администрации позволяет ожидать, что принятые меры не только не помогут поддержать стабильную работу банка, а наоборот вызовут противоположный эффект. Некоторые клиенты Белгазпромбанка сообщали о блокировании счетов и проблемах при осуществлении платежей еще при проведении обысков. Общест­венность расценила введение временной администрации как дестабилизирующий фактор, создающий ненужные риски при хранении денег. А значит, в ближайшее время банк может столкнуться с отзывом бан­ковских вкладов и закрытием рас­четных счетов. Масла в огонь добавили странные пресс-релизы на сайте банка. 16 июня поздно вечером появилось сообщение о приостановке некоторых валютных операций. 17 июня утром приостановленные операции были возобновлены, однако сообщение наверняка взволновало многих клиентов. Также не стоит забывать, что банк фактически обезглавлен, и замену руководителям на местах еще предстоит найти. Так что скоропалительность решений может дорого стоить Нацбанку – у Белгазпромбанка есть все шансы стать ящиком Пандоры. Для банковской системы и инвестиционного имиджа нашей страны.

 

Ущерб международной репутации

Явно выраженная политическая подоплека дела, поспешность принимаемых решений, арест корпоративной коллекции Белгазпромбанка без правовых оснований сводит на нет всю работу, которую правительство делало в прошлые годы по привлечению инвестиций в страну. Если даже Газпром не защищен от бесцеремонного обращения с принадлежащим ему банком, что говорить о других инвесторах, которые только думают об инвестициях в нашу страну.
Никакие льготы, инновации и низкая себестоимость не компенсируют риски, созданные отсутствием правового механизма защиты частной собственности и интересов ино­странного инвестора. Зачем заниматься благотворительностью и что-то создавать или ввозить в страну, если это могут арестовать без решения суда.

Еще недавно правительство надеялось осуществить две сделки в банковском секторе – продажу пакета акций Приорбанка и контрольного пакета Белинвестбанка. Состоятся ли эти сделки в свете произошедших событий – большой вопрос.

Также не стоит сбрасывать со счетов возможный ответ Газпрома. Вряд ли такие действия со стороны Нац­банка и правоохранительных органов поспособствуют переговорам о цене на газ и урегулированию вопроса с задолженностью Беларуси. Так что «дело Белгазпромбанка» еще не раз аукнется стране в самый неподходящий момент. И отвечать придется не только тем, кто это затеял, но и нам всем – в той или иной степени. 

 

Продолжение темы:

Отток средств клиентов Белгазпромбанка составил более 1 млрд руб.
 

Автор публикации: Дмитрий НАРИВОНЧИК


***