$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проекты

Получат ли коммерческие организации новые права

20.02.2018
Получат ли коммерческие организации новые права
Валерий ФАДЕЕВ, заслуженный юрист Республики Беларусь. Фото: Bel.biz

Проект закона «О правах коммерческих организаций», подготовленный по инициативе БСПН им. М.С. Кунявского, уже презентован на нескольких мероприятиях. И получил полярные оценки – от резкого неприятия до полного одобрения. «ЭГ» попросила рассказать об основных положениях этого документа его разработчика – заслуженного юриста Беларуси Валерия ФАДЕЕВА.

Даже бизнес-сообщество отнеслось к проекту неоднозначно. Так, многие предприниматели не верят, что заложенные в нем нормы, особенно те, которые призваны оградить бизнес от излишнего вмешательства и поборов со стороны властей, будут соблюдаться прежде всего госорганами и судами.

Такие опасения возникли не сегодня. Последние десятилетия законодательство шлифовалось и совершенствовалось, а правоприменительная прак­тика зачастую шла по иному пути. И сегодня мы все чаще вынуждены признавать, что имеем законы, отвечающие луч­шим мировым практикам, вклю­чающие в т.ч. прогрессивные принципы отношений государства и бизнеса, но одно­временно и огромные проблемы, связанные с правоприменением. Причем свою долю ответственности, пусть и различную, несут обе стороны. Госорганы (и зачастую суды) – потому, что игнорируют эти нормы, а временами вообще действуют «исходя из революционной целесообразности». Тогда как бизнес не всегда способен, а иногда и не делает попыток отстоять свои права.

В проект вошли в основном те положения, которые уже присутствуют в нашем законодательстве. К слову, именно это обстоятельство стало для пред­ставителей некоторых нормо­творческих органов самым важным аргументом для неприятия документа.

ОДНАКО с таким подходом можно поспорить. Во-первых, в проекте принципы и нормы, пусть и имеющиеся в законодательстве, систематизированы, даже можно сказать, кодифицированы, собраны вместе. Во-вторых, принято во внимание, что в Беларуси, к сожалению, не работает принцип «можно все, что не запрещено», а действует другой – «можно только то, что прямо разрешено». В связи с этим четкое указание и определение норм и принципов приобретает особое значение.

В-третьих, многие положения, включенные в отечественное законодательство, зачастую лишь обозначены, но из-за отсутствия их детальной рас­шифровки на практике возникают серьезные проблемы.

В проект входит 30 статей. В чи­сле самых важных отметим две: одна из них содержит перечень основных прав коммерческих организаций, вторая – принципы отношений государства, его органов, должностных лиц и коммерческих организаций.

Включенные в проект положения во многом корреспондируются с нормами ряда нормативных правовых актов, в т.ч. Директивы № 4 и Декрета Президента от 23.11.2017 № 7 «О развитии предпринимательства». Так, в п. 1 Декрета № 7 определено девять принципов отношений государства и бизнеса, в т.ч. презумпция добросовестности субъектов хозяйствования; саморегулирование бизнеса и минимизация вмешательства госорганов, их должностных лиц в предпринимательскую и иную экономическую деятельность субъектов хозяйствования; приоритетная направленность работы контролирующих (над­зорных) органов на профилактику правонарушений, а не исключительно на привлечение к ответственности за совершенные субъектами хозяйствования нарушения, и др. Эти принципы нашли отражение и в проекте, который подготовлен еще до издания Декрета № 7 и указов Президента, принятых в сентябре–декабре 2017 г. и направленных на дальнейшую либерализацию законодательства, регулирующего бизнес. Это говорит о том, что указанные положения востребованы временем.

Правда, в отличие от Декрета № 7 в проект включены также: обеспечение равной защиты и равных условий для развития всех форм собственности; обеспечение гарантий защиты прав и законных интересов коммерческих организаций, недопустимость произвольного вмешательства в их хозяйственную деятельность; недопустимость возложения на них обязанностей, не предусмотренных законом; установление обязательных для исполнения норм и правил с учетом организационно-технических возможностей их выполнения коммерческими организациями, относящимися к субъектам малого, среднего либо крупного пред­принимательства; возможности коммерческих организаций действовать по принципу «можно все, что не запрещено законом».

Перечень прав коммерческих организаций состоит из 13 пун­к­тов, включая такие, как право осуществлять деятельность, приносящую прибыль, за исключением запрещенной законом, самостоятельно определять направления деятельности с учетом своих потребностей, право на предпринимательский риск и др.

НЕКОТОРЫЕ положения в какой-то степени являются новеллами, поэтому могут вы­звать неприятие со стороны госорганов, например, право ком­мерческих организаций от­казаться от исполнения незаконных решений и указаний гос­органов и их должностных лиц. Или предоставление хозяйствующим субъектам права на взыскание ущерба, нанесенного такими действиями.

Кстати, что касается последней предлагаемой новации, то при обсуждении проекта от­дельные представители бизнеса выражали сомнения в воз­можности ее реализации в наших условиях. Соглашусь, что сегодня сделать это на практике чаще всего невозможно, но это не означает, что такое право не должно существовать и реализовываться. Напомню, что в Гражданском кодексе (ГК) и других нормативных правовых актах такая возможность предусмотрена, она широко применяется в развитых странах. В свое время мне довелось присутствовать на судебном процессе в США, когда частная компания взыскала огромные суммы ущерба с Минобороны.

Как уже отмечалось, мы попытались «расшифровать» указанные права и принципы, т.е. дать им легальное определение, что должно значительно облегчить их применение на практике.

Например, отдельная статья посвящена предпринимательскому риску, который трактуется как риск, возникающий при осуществлении пред­принимательской деятельности, и предполагает возможность как успеха, так и неудачи (убытка, ущерба). При этом предусмотрена возможность его страхования. Госорганы обязаны учитывать, что юридические и физические лица самостоятельно осуществляют предпринимательскую деятельность в гражданском обороте от своего имени, на свой риск и под свою имущественную ответственность.

И самое важное: возникновение убытка (ущерба) при условии принятия коммерческой организацией необходимых мер к уменьшению предпринимательского риска не является основанием для привлечения компании и ее органов управления к ответственности.

Если такая норма будет применяться судами, то «сидельцев» из числа директорского корпуса заметно поубавится! Сегодняшняя ситуация во многом объясняется тем, что гос­органы, да и суды, забывают о том, что предпринимательская деятельность в соответствии со ст. 1 ГК по определению является рисковой.

Конфискация, национализация и другие виды изъятия имущества в проекте допускаются только в исключительных случаях.

Интерес представляет и ст. 3 проекта «Пределы и порядок регулирования государством деятельности коммерческих организаций», в которой сделана попытка определить базовые нормы, ограждающие биз­нес от излишнего вмешательства со стороны государства. Например, госорганам и их должностным лицам запрещается возлагать на ком­мерческие организации обязанности, не предусмотренные законом, в т.ч. по обеспечению за их счет благоустройства населенных пунктов, строительства коммуникаций, финансирования различных празд­ничных, спортивных и культурных мероприятий. Там же содержится положение об обязательной оценке регулирующего воздействия нормативных правовых актов на условия осуществления предпринимательской деятельности, что сегодня, несомненно, крайне важно.

НА ЗАСЕДАНИИ функционального совета по правовым вопросам БСПН, которое состоялось 8 февраля т.г., предложено включить в проект норму о создании единой интернет-­площадки, где бы госорганы публиковали проекты разработанных ими нормативных правовых актов. Должен быть установлен четкий порядок и сроки размещения проектов, подготовки предложений и замечаний, закрытия обсуждения. И, конечно же, сроки и объем обнародования итоговой ин­фор­мации: какие предложения поступили, какие из них учтены или отклонены и почему. Сегодня некоторые министерства и ведомства размещают проекты документов на своих официальных сайтах, но, как правило, для подготовки пред­ложений и замечаний дают настолько короткие сроки, что эксперты не успевают не то что изучить их, но и заметить их там.

В завершение еще раз напомню: этот закон в случае его принятия (а я на это надеюсь!) достигнет поставленной цели только в том случае, если будет безусловно соблюдаться всеми – как бизнесом, так и государством, его органами и судами.

Автор публикации: Валерий ФАДЕЕВ, заслуженный юрист Республики Беларусь