Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №34 (2531) от 13.05.2022 Смотреть архивы
picture
USD:
2.5008
EUR:
2.6004
RUB:
3.9507
Золото:
149.11
Серебро:
1.7
Платина:
78.14
Палладий:
157.43
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Дилемма трамвая. Почему Нацбанк не спешит поднимать ставку

Иллюстрация: freepik
17 декабря Банк России продолжил курс на ужесточение денежно-кредитной политики и повысил учетную ставку сразу на 100 базисных пунктов – до 8,5% годовых. Основной причиной такого шага со стороны регулятора стал дальнейший рост инфляции. Нацбанк РБ пока хранит молчание, отдавая приоритет поддержке реального сектора экономики в ущерб финансовому состоянию банков.

Погоня за инфляцией

Как отмечает российский регулятор, инфляция в РФ в декабре сложилась выше октябрьского прогноза. В октябре-ноябре месячные сезонно сглаженные темпы роста потребительских цен оказались максимальными за последние 6 лет. Годовая инфляция увеличилась до 8,4% (после 7,4% в сентябре). По состоянию на 13 декабря она составила 8,1%. В декабре инфляционные ожидания населения вновь повысились и обновили пятилетний «потолок». Последние данные также указывают на сохранение ценовых ожиданий предприятий вблизи многолетних максимумов. Ожидания профессиональных аналитиков на 2022 год несколько выросли, но на среднесрочном горизонте оценки сходятся вблизи уровня в 4%.

Росту потребительских цен отчасти содействовали сезонные факторы, однако вклад в инфляцию со стороны устойчивых факторов остается существенным в связи с более быстрым расширением спроса по сравнению с возможностями наращивания выпуска. По мнению Банка России, это может привести к более значительному и продолжительному отклонению инфляции вверх от целевых значений. Тем не менее российский центробанк по-прежнему ожидает, что с учетом проводимой денежно-кредитной политики годовая инфляция снизится до 4,0–4,5% к концу 2022 г. и в дальнейшем будет находиться вблизи 4%.

Банк России считает, что определенное влияние на высокую устойчивость инфляционных процессов оказывает наблюдаемый рост экономической активности. Ускоренный рост кредитования, увеличение реальных заработных плат и низкая склонность домашних хозяйств к сбережению, обусловленная повышенными инфляционными ожиданиями, поддерживают рост потребительской активности, особенно на рынках непродовольственных товаров. Объем потребления платных услуг, несмотря на сложную эпидемическую обстановку, приблизился к допандемическому уровню. Растущий внутренний и внешний спрос и высокие корпоративные прибыли оказывают поддержку инвестиционной активности. При этом ограничение со стороны предложения сохраняется. Его сдерживающее влияние на деловую активность может вырасти в условиях распространения новых штаммов коронавируса и сопутствующего ужесточения противоэпидемических мер.

Усилилось инфляционное давление со стороны рынка труда. Спрос на рабочую силу растет по широкому кругу отраслей. Однако во многих секторах наблюдается ее дефицит, несмотря на приток иностранной рабочей силы. Уровень безработицы обновил исторический минимум, а число вакансий находится на исторических максимумах. Ситуация на рынке труда указывает на то, что в дальнейшем увеличение устойчивых темпов роста российской экономики будет прежде всего определяться темпами роста производительности труда.

Важно отметить, что ужесточение денежно-кредитной политики в целом положительно влияет на динамику кредитования и склонность населения к сбережению. Продолжается увеличение кредитных и депозитных ставок вслед за повышением ключевой ставки в марте-октябре. Происходит постепенный приток средств на срочные рублевые депозиты. Сохраняется высокая активность на рынке корпоративного и розничного кредитования. Банк России ожидает, что проводимая им денежно-кредитная политика укрепит тенденцию к повышению привлекательности депозитов для населения, защитит покупательную способность сбережений и обеспечит сбалансированный рост кредитования.

Белорусская специфика

В РБ годовая инфляция также превысила ожидания регулятора, составив 10,3% в ноябре при прогнозе в 9%, однако Нацбанк не спешит с повышением ставки. Сдерживающим фактором является высокая кредитная нагрузка реального сектора экономики, которая при повышении процентных ставок приведет к ухудшению финансового положения предприятий. Однако результатом такой политики является снижение доходов банковского сектора, в котором одно из важнейших направлений бизнеса – предоставление кредитов – оказывается сжатым между ограничением ставок по вновь выдаваемым кредитам и высокой стоимостью ресурсов на рынке.

По большому счету Нацбанк продолжает проводить политику «дополнительной поддержки реального сектора экономики со стороны банков за счет ограничения своей доходности», как ее метко охарактеризовал заместитель председателя правления Нацбанка С.В. Калечиц. Банки по-своему реагируют на такую денежно-кредитную политику, снизив объемы предоставления новых кредитов. Если в прошлом году с января по октябрь задолженность по кредитам, выданным банками юрлицам, увеличилась на 25% – с 34 340 до 42 946 млн руб., то за аналогичный период текущего года она уменьшилась на 1,3% – с 42 973 до 42 418 млн руб. Банки фактически выдают кредиты только в пределах тех средств, которые они получили в качестве платежей по ранее выданным кредитам, т.к. объемы кредитных портфелей у многих крупных банков перестали расти. Как в текущих условиях Нацбанк планирует стимулировать кредитную активность банков в преддверии нового инвестиционного цикла – остается непонятным.

Повышение ставки под вопросом

Не исключено, что при условии сохранения достаточно высоких темпов инфляции в I квартале 2021 г. мы все-таки увидим повышение ставки, однако такой жесткой политики, как у Банка России, ждать точно не стоит. Напомним, что на совещании у главы государства, которое состоялось 3 декабря 2021 г., Александр Лукашенко акцентировал внимание Петра Калаура (председатель правления Нацбанка), что обуздание роста потребительских цен не должно идти в ущерб экономическому развитию страны. Это может означать, что и в 2022 г. у Нацбанка будут связаны руки в применении отдельных инструментов денежно-кредитной политики, в частности повышения ставки рефинансирования. Однако замедление кредитования и необходимость более активного вовлечения банков в финансирование нового инвестиционного цикла может быть серьезным козырем в руках регулятора.