$

1.9984 руб.

2.3272 руб.

Р (100)

3.1481 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.40%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

206.58 руб.

Тарифная ставка первого разряда

34.00 руб.

Банки и расчеты

Почему банкам не нужны заводы

16.02.2018

Парламентарии предлагают банкам больше денег вкладывать в акции белорусских предприятий, дать им возможность выступать учредителями новых компаний, инвестировать деньги в производственные, торговые и инфраструктурные проекты напрямую, а не через кредитование. Однако руководство Нацбанка заявило, что не позволит отдавать деньги вкладчиков на безвозвратной основе.

Коммерческие банки очень опасаются, что им попытаются вернуть кредиты акциями убыточных заводов. Но даже владеть большой долей в капитале хорошего, прибыльного предприятия они часто не могут, поскольку это нарушит их балансовые показатели и потребует возврата миллиардов долларов зарубежным кредиторам.

Что предлагают законодатели

Речь идет о большом пакете в принципе полезных и необходимых изменений в Банковский кодекс, направленных на защиту интересов простых вкладчиков и получателей кредитов; упрощение для банков обслуживания новых бизнесов, работающих согласно Декрету № 7; спасение денег из проблемных банков; создание небанковских кредитно-финансовых организаций.

Среди прочих рассматривался вопрос и о прямых инвестициях банков в действующие белорусские предприятия. Не о выдаче кредитов, а о покупке акций, вкладах в уставный фонд, прямом инвестировании в объекты недвижимости и инфраструктуры. И это вызывает большие споры.

Владимир Пантюхов, председатель Постоянной комиссии Совета Республики по экономике, бюджету и финансам назвал привлечение ин­вестиций в экономику страны одним из ключевых условий экономического роста и приоритетом текущей пятилетки. При этом он привел несколько цифр, свидетельствующих о снижении инвестиционной активности, которые говорят сами за себя: доля инвестиций в ВВП упала с 32% в 2011 году до 19,8% в 2016-м, а за 10 месяцев 2017 г. – до 19,4%, что намного ниже порога экономической безопасности.

По мнению В. Пантюхова, пришло время действовать, усилив роль банков в формировании инвестиционного климата. А для этого банковский сектор должен стать активным участником инвестиционного процесса.

Уже сегодня Нацбанк делает шаги к увеличению в два раза норматива участия банков в уставных фондах и внедрению механизма по реструктуризации проблемной задолженности в реальном секторе экономики. Но, как считает В. Пантюхов, ситуация требует более кардинальных шагов. Финансирование экономики должно осуществляться не только с помощью кредитов, но и используя участие банков собственными ресурсами на условиях партнерства в финансировании инвестиционных проектов, в производственной, торговой и других сферах деятельности, включая greenfield-проекты. Это позволит банкам извлечь дополнительную прибыль, а участникам таких проектов обеспечит доступность финансовых средств.

Однако предлагаемые подходы требуют внесения изменений в Банковский кодекс в части расширения разрешенных видов деятельности банков, а эта инициатива вызывает опасения у Нацбанка, так как может повлиять на финансовую надежность банковского сектора.

Нацбанк спасает вкладчиков

Действительно, тщательно просчитав все риски, Нацбанк разрешил коммерческим банкам держать в уставных фондах непрофильных бизнесов до 1 млрд. BYN. Такую сумму может позволить себе вложить в рискованные активы вся банковская система страны, и для каждого конкретного банка есть свой норматив.

На большее пока рассчитывать нельзя. Дмитрий Лапко, заместитель председателя Правления Нацбанка, отметил: «Участие банков собственными деньгами и деньгами вкладчиков – очень разные вещи. Это нужно четко понимать!». Он считает, что инвестировать деньги в акции можно, но только если есть возможность бы­строго пре­вращения их в рубли или другую валюту без больших потерь. Иначе чем потом отдавать средства вкладчикам?

Другие эксперты по рынку ценных бумаг отмечают, что почти все белорусские акции малоликвидны, продать их не­просто. И ответственность за это в основном лежит на государстве как регуляторе рынка и главном акционере крупнейших ОАО. Именно чиновники инициировали громкие инциденты последнего времени на таких предприятиях, как «Альбертин», «Лесохимик», «Бел­связьстрой», когда, нарушая права и мелких, и даже крупных держателей акций, их мнение не учитывали при принятии решений. Периодически происходят внесудебные, юридически необоснованные аре­сты цен­ных бумаг госорганами. Имен­но такие ситуации и пре­вращают белорусские ак­ции в бесполезные бумажки и в почти бессмысленные записи на счетах.

Если бы всего перечисленного не было, на многих ОАО стояла бы очередь из инвесторов. И никому не пришлось бы уговаривать банки покупать их акции.

А финансовый регулятор с идеей развития инвестиционного банкинга согласен, но при этом раздавать деньги вкладчиков предприятиям на безвозвратной основе он не позволит.

Нацбанк видит другие, не такие опасные и рискованные возможности поступления новых инвестиций в экономику. На­пример, развитие рынка про­блемных долгов с их продажей, пусть и с большой ски­дкой. Такая деятельность высвободит зависшие в форме проблемных кредитов средства банков, и эти деньги снова можно будет направить в экономику.

Почему у Google нет своего банка?

Банковский бизнес нельзя «склеивать» ни с каким другим. Банки не могут владеть заводами и вообще нефинансовыми бизнесами без последствий для своей устойчивости. Такие законы приняты во всех развитых странах.

Определенным исключением здесь долгое время была Германия. Там тоже есть запреты, но банки все равно по хитрым юридическим схемам плотно «переплелись» с промышленностью. И уже несколько раз ситуация именно вокруг таких конгломератов была близка к катастрофе. Мобилизацией госресурсов и огромной мощью национальной экономики немцы спасали положение. Сейчас они ищут вариант ис­правления той давней ошибки. И для Беларуси это плохой пример.

Общепринятое же положение дел таково: если банк владеет большим пакетом акций другого бизнеса, все их балансовые показатели объединяются. И каждый станок, цех, компьютер, склад с сырьем и готовой продукцией ухудшают показатели банка. Ему автоматически снижают кредитные лимиты, перестают давать новые займы на межбанковском рынке и требуют вернуть старые.

Вот именно в такую ситуацию мы рискуем втянуть белорусскую финансовую систему. Если «присоединить» заводы к банкам, зарубежные кредиторы с большой долей вероятности потребуют вернуть миллиарды долларов. И инвестиций станет еще меньше!

Заместитель председателя правления Беларусбанка Александр Поливко подтвердил это, рассказав о попытках интегрировать в банковский холдинг два предприятия. В итоге банк был вынужден отказаться от такой идеи, поскольку сделка действительно меняла структуру баланса и возникли бы проблемы с уже взятыми зарубежными заимствованиями на сумму 2 млрд. USD. При этом один из рассматриваемых биз­несов был прибыльнее самого банка, рентабельность у него выше. Но другие финансовые показатели обоих предприятий и несоответствие их бухучета международным стандартам не дали Беларусбанку стать круп­ным акционером этих субъектов хозяйствования. Хотя это были вполне успешные, по меркам нашей страны, пред­приятия, далеко не банкроты.

Кстати, в большинстве благополучных стран запрещено и обратное: если другой бизнес владеет банком, он сам должен подчиняться нормам специального регулирования, то есть перестать вести нефинансовую деятельность. Именно поэтому Google и Facebook не имеют собственных банков. Ведь кажется, что контролируя огромную аудиторию, они могли бы предоставлять этим миллиардам пользователей кредиты, хранить их деньги и проводить их платежи. Но нет! Если ИT-компания вздумает купить банк в США, ей придется свер­нуть основной бизнес. Он слишком рискованный, чтобы ставить в зависимость от него деньги вкладчиков.

Что в итоге?

Обсуждаемые поправки пока не действуют. Председатель Постоянной комиссии Палаты представителей по бюд­жету и финансам Людмила Добрынина пообещала, что депутаты рассмотрят законо­проект во втором чтении на весенней сессии, которая откроется в начале апреля.

Но даже если рассматриваемая концепция обретет силу закона, радикальных изменений не последует. Деньги в уставные фонды предприятий будут поступать небольшими порциями и под строгим контролем Нацбанка.

Чтобы инвестировать больше средств в акции предприятий, банки должны иметь возможность без проблем продавать эти ценные бумаги, что позволит возвращать вкладчикам и кредиторам «живые» деньги, не нарушать показателей ликвидности и без проблем привлекать новые средства от зарубежных кредиторов. Так что решение проблемы дефицита инвестиций состоит в прекращении постоянного вмешательства госорганов в уп­равление ОАО, снятии надуманных и незаконных запретов на обращение ценных бумаг, безусловном уважении чиновников к частной собственности в этой сфере.

А банки готовы привлекать средства для прямых инвестиций в цивилизованной форме – через создание фондов. Тот же Беларусбанк уже создает такую структуру с китайскими партнерами. И они готовы вкладывать деньги в перспективные и прибыльные проекты.

Автор публикации: Александр ПЛЮСКОВ


Финансы: список рубрик
Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях