$

2.0882 руб.

2.4544 руб.

Р (100)

3.1726 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ПЛАТА ЗА ВСЕ ПРОСЧЕТЫ©

13.01.2015

Инфляция в Беларуси в декабре 2014 года составила 0,6%, в целом за год — 16,2%, сообщает Национальный статистический комитет. Таким образом, один из основных макроэкономических параметров в прошлом году превысил прогноз в 1,5 раза. Впрочем, теперь бизнес и население гораздо больше беспокоит, насколько увеличатся цены в новом году.

В текущем году в соответствии с Указом от 1.12.2014 № 551 главной целью денежно-кредитной политики провозглашено «содействие устойчивому и сбалансированному развитию экономики страны через поддержание ценовой стабильности». При этом основной задачей должно быть уменьшение инфляции до 12%, а снижению ее монетарных факторов призвано способствовать поддержание денежного предложения на адекватном уровне.

Индекс потребительских цен в республике в 2014 г. оказался ниже, чем прогнозировал МВФ (118,6%), но в 1,5 раза выше запланированного правительством. К сожалению, последние события заставляют ожидать, что в 2015 г. темпы инфляции не только не снизятся, как рассчитывал МВФ (до 16,9%), но существенно вырастут по сравнению с предыдущим годом.

В декабре власти пообещали принять жесткие административные меры по недопущению роста цен. Постановлением Совмина от 19.12.2014 № 1207 «О некоторых вопросах потребительского рынка» превышение розничных цен на товары по сравнению с ценами, действовавшими на 18.12.2014 г., объявлено грубым нарушением правил торговли, влекущим за собой приостановку работы торгового объекта на срок до 90 дней в соответствии с Указом от 5.12.2014 № 567 «О дополнительных мерах по защите прав потребителей». Кроме того, Минэкономики поручено ввести мораторий на любое повышение тарифов на услуги естественных монополий, а также субъектов хозяйствования, занимающих доминирующее положение на товарном рынке, без соответствующего разрешения правительства. Но опыт прошлых лет показывает, что административные меры мало помогают, если на рынке существуют объективные причины ускорения инфляции.

Это заметно из ее прошлогодних составляющих. Так, цены на продовольственные товары выросли на 18,5%, на непродовольственные — на 8,1%, на услуги — на 27,5%, в т.ч. в декабре — на 0,2%, 0,6% и 2% соответственно. Для такого роста даже не потребовалось резкой девальвации белорусского рубля — фактора, который будет одним из доминирующих в 2015 г. Например, официальная статистика показывает, что в республике более всего росли цены отнюдь не на импортные продукты питания. Так, мясо и птица за прошлый год подорожали на 30,6%, колбасные изделия и копчености — на 20,6%, тогда как рыба и морепродукты — на 17,5%, а рыбные консервы — на 9,2%. Между тем, если морепродукты в основном импортируются, то в розничном товарообороте доля отечественной свинины по итогам 10 месяцев 2014 г. составляет 82,7%, говядины — 89%. Сыры на белорусских прилавках за год подорожали на 17,3%, несмотря на то что 82,7% из них — также местного производства. На 23,2% выросли цены на сахар, которым республика должна обеспечивать себя с избытком, зато целиком импортный чай подорожал на 18,8%. Несколько скромнее был рост цен на другие продовольственные товары. Например, хлеб и хлебобулочные изделия подорожали всего на 4,8%, мука пшеничная — на 6,7%, молоко и молочные продукты — на 9,9%, яйца — на 10,3%, масло животное — на 12,2%, растительное — на 3,2%, кондитерские изделия — на 13,4%, макаронные изделия — на 13,8%, крупа и бобовые — на 20,9%.

Напомним, что государство в прошлом году последовательно смягчало регулирование цен на многие социально значимые товары. Но роль такого вмешательства не стоит переоценивать. Базовый индекс потребительских цен, исключающий изменения цен на отдельные товары и услуги, подверженные влиянию факторов административного и сезонного характера, в декабре 2014 г. по сравнению с декабрем 2013 г. составил 114,6%. С другой стороны, по мере поступления на рынок продукции нового урожая будут расти и цены на продовольствие. Отчасти их тормозит господдержка АПК, но она сама по себе служит дополнительным фактором инфляции. О его масштабах свидетельствуют финансовые результаты сельхозорганизаций. Так, если по «обычному счету» их чистая прибыль за 10 месяцев 2014 г. достигла 5814 млрд. Br, а чистый убыток — 1077,5 млрд., то без учета господдержки убыток составил 2998,3 млрд. Br.

ПОПЫТКИ ориентировать бюджет на поддержание экономического роста и социальные трансферты парадоксально сочетались в 2012–2014 гг. с борьбой против инфляции. Декларируя «жесткую денежно-кредитную политику», власти продолжали выделять на льготных условиях ресурсы на реализацию госпрограмм, компенсировать часть процентов по кредитам отдельным предприятиям и т.п. Попытки сдержать денежную массу и объем требований к экономике в одних сегментах, допуская их увеличение на других направлениях, привели к закономерному итогу: мы не достигли прогнозных значений ни по росту ВВП, ни по снижению цен. Напротив, ускорение инфляции привело к сокращению сроков и росту стоимости заимствований, что, в свою очередь, уменьшает горизонты инвестирования и ухудшает бизнес-климат в республике. В придачу вносит свою лепту в рост цен регулярная индексация налогов. Это хорошо заметно по группам подакцизных товаров, несмотря на государственное регулирование цен на них. К примеру, алкогольные напитки подорожали в прошлом году на 23,2%, табачные изделия — на 21,6%, бензин — на 20,3%. В новом году запланировано очередное повышение акцизов, а также земельного и некоторых других налогов. Можно не сомневаться, что их рост неизбежно скажется на ценах на товары и услуги, причем независимо от того, считаются те или иные налоги прямыми или косвенными. Риски и потери, вызванные изменениями в методике исчисления налогов, также «конвертируются» бизнесом в повышение цен.

Кроме того, важное значение имеет эффективность и равномерность использования средств бюджета. По-видимому, здесь имеются существенные проблемы — не случайно неплатежи, прежде всего бюджетных организаций, стали в прошлом году притчей во языцех и породили мультипликативный эффект в остальных секторах экономики. Помимо ухудшения финансового положения предприятий, это имеет и инфляционные последствия.

ПОСТОЯННО подпитывает инфляцию рост тарифов на транспорт и ЖКХ. Под разговоры о самоокупаемости и ликвидации перекрестного субсидирования «естественные» монополии регулярно поднимают цены на перевозку, электро- и тепловую энергию, коммунальные услуги, газ для промышленных и прочих потребителей. Это провоцирует «инфляцию издержек». Так, за прошлый год тарифы на оплату жилищно-коммунальных услуг выросли на 33,7% (более чем вдвое выше общего уровня инфляции), в т.ч. на электроснабжение — на 34,5%, газоснабжение — на 44,2%, водоснабжение — на 27,1%, техобслуживание жилых помещений — 34,1%. Услуги пассажирского транспорта подорожали на 21,2%, в т.ч. городского — на 34,9%.

При этом декларации об ужесточении контроля над тарифами монополий административными методами ничего не дают — об этом наглядно свидетельствует повышение тарифов на электроэнергию и газ с 1 января, невзирая на постановление Совмина № 1207 и грозное письмо Минэкономики. Впрочем, простым «замораживанием» тарифов проблему не решить: при высокой энергоемкости экономики и неуязвимых позициях монополий в энергетике, ЖКХ и на транспорте оно способно лишь принести убытки и дезорганизацию.

В ТЕОРИИ считается, что инфляция составляет от 1/4 до 3/4 размера девальвации с небольшой задержкой. Примером тому может служить 2011 г., когда в Беларуси рост курса доллара в 2,78 раза сопровождался индексом потребительских цен 208,7%. Одна из причин этого явления — высокая доля импорта в производстве и потреблении ряда основных товаров. Но заметим, что, по данным Белстата, в январе–октябре 2014 г. доля импорта в товарных ресурсах продовольственных товаров составила 32,5%, а непродовольственных — 77,4%. В свою очередь, удельный вес использованного импортного сырья, материалов, покупных комплектующих изделий, полуфабрикатов, топлива в затратах на производство продукции, работ, услуг существенно сократился с 34,4% в январе–сентябре 2011 г. до 24,8% по итогам 9 месяцев прошлого года. Таким образом, логично предположить, что влияние девальвационного фактора на цены в текущем году будет несколько слабее, чем 4 года назад. Но, скорее всего, многие компании и предприниматели будут пересматривать свою ценовую политику, руководствуясь иной логикой, и проиндексируют цены и свой маржинальный доход на подорожавший доллар — как минимум в пределах, которые позволит покупательная способность потребителей. При этом дело не ограничится исключительно зарубежными товарами — поднять цены попытаются и те, чьи товары и услуги почти не зависят от импортной составляющей. Это неизбежно породит очередную цепочку ценовых дисбалансов, которые будут потом годами исправляться стихийно или административно.

СЛЕДУЮЩИЙ инфляционный фактор — доходы населения. Высокие социальные обязательства, включая содержание бюджетников и пенсионеров, толкают государство на индексацию зарплат, пенсий и пособий. Не захотят отставать и работники предприятий различных секторов экономики. Между тем в структуре затрат белорусских предприятий по итогам 9 месяцев 2014 г. доля затрат на оплату труда достигла рекордного уровня — 18,5% против 17,4% в аналогичном периоде 2013 г. и 13,6% в 2011-м. Можно было бы только порадоваться за это достижение, если бы оно сопровождалось адекватным ростом производительности труда и экономики в целом. В текущем году запланирован рост реальных располагаемых денежных доходов населения на 1,1–1,5%, а производительности труда по ВВП — на 1,5–2%. Но обеспечить достижение этих параметров и выполнение норм постановления Совмина от 31.07.2014 № 744 «Об оплате труда работников» будет непросто. Граждане со времен лозунга «всем по 500» слишком привыкли переводить свои зарплаты в «у.е.» и вряд ли легко смирятся с их падением в долларовом эквиваленте. В наиболее выигрышном положении оказываются работники компаний-экспортеров, получающих выручку в СКВ, — тут источники повышения зарплат растут вместе с девальвацией. А вот те, кто работает в основном на внутренний рынок и производит товары и услуги с эластичным спросом, окажутся весьма уязвимыми.

В 2011–2013 гг. эта проблема усугублялась дефицитом кадров и их оттоком в Россию. Теперь там экономика едва ли не в большей рецессии, деловая активность резко снизилась, спрос на рынке труда должен упасть. Если найти новую работу будет затруднительно, то и требовать увеличения зарплаты станет проблематично. В таких условиях производителям и рознице не удастся в полной мере проиндексировать цены на уровень девальвации — так можно всех покупателей распугать.

Несмотря на сочетание неблагоприятных условий, правительство и Нацбанк в состоянии найти инструменты для борьбы как с монетарными, так и немонетарными причинами инфляции — если правильно определяться с приоритетами экономики — и смогут противостоять требованиям лоббистских групп. К сожалению, здесь не обойдется без потерь и непопулярных решений.

Леонид ФРИДКИН

Тем временем

Инфляция в России в декабре 2014 г., по предварительным данным Росстата, составила 2,6%, что стало самым высоким показателем за последние 10 лет. В частности, цены на продовольственные товары в текущем месяце выросли на 3,3%, на непродовольственные товары — на 2,3%, на услуги — на 2,2%. Всего же по итогам прошлого года инфляция в РФ составила 11,4%, впервые вернувшись к двузначному уровню с 2008 г. (тогда она составила 13,3%).

В Казахстане инфляция в 2014 г. составила 7,4%, в т.ч. в декабре — 0,5%. При этом цены на продовольственные товары за прошедший год увеличились на 8%, непродовольственные — на 7,8%, платные услуги — на 6,4%.


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях