$

2.4299 руб.

2.8268 руб.

Р (100)

3.4309 руб.

Ставка рефинансирования

9.25%

Международные отношения

Пауза в отношениях. Посол Украины в Беларуси о «болевых точках»

23.03.2021
Пауза в отношениях. Посол Украины в Беларуси о «болевых точках»
Игорь Кизим

Это был сложный и многочасовой разговор.

Игорь КИЗИМ, Чрезвычайный и Полномочный Посол одной из самых больших стран Европы, близкой нам по языку, традициям и бытовому менталитету, говорил с корреспондентом «Экономической газеты» об успехах, проблемах, болях и надеждах на будущее.

 

— Игорь Юрьевич, вы уже 4 года возглавляете посольство Украины в Беларуси. Были разные периоды. В какой из них работалось комфортнее, и как обстоят дела прямо сейчас?

 

Я практически 4 года в Беларуси и могу сказать, что период, который проживаем сейчас — не лучшее время моего пребывания здесь. До моего приезда у нас почти полтора года не было посла, и многое приходилось делать фактически с нуля с учетом нового уровня дипломатической представленности Украины в Беларуси. Самое «комфортное», если так можно сказать, время в наших отношениях во время моей каденции — это, наверное, 2018–2019 годы, когда была создана новая эффективная форма сотрудничества — форумы регионов, а также активизировалась работа нашей Совместной комиссии по экономическому сотрудничеству, практически регулярными стали встречи руководителей наших государств. Все шло по восходящей. Но… первый удар нанес COVID, из-за которого пришлось отменить много двухсторонних мероприятий, а также рабочих визитов, затем — выборы в августе прошлого года, и все, что было после них, не могло не наложить отпечаток на весь комплекс наших отношений. Был отменен запланированный на октябрь Форум регионов в Гродно, официальный визит Президента Украины Владимира Зеленского в Беларусь, очередное заседание упомянутой комиссии. Фактически наши отношения в политической плоскости пошли на спад.

 

— Сотрудничество на национальном уровне пока поставлено на паузу. Помимо несостоявшегося осенью Форума Регионов, какие проекты в настоящее время реализуются в региональном разрезе, приграничном и между целыми регионами?

 

— Форумы регионов действительно дали толчок нашим отношениям на межрегиональном уровне, и именно здесь мы видим резервы для сотрудничества. Исходим из того, что люди живут и в регионах, а не только в столицах, поэтому очень важны прямые контакты между областями. Для Украины, где происходят существенные изменения в рамках политики децентрализации, когда регионы получают больше самостоятельности и, что существенно, средств в свое распоряжение, это особенно актуально.

Вот несколько цифр. На первом форуме (Гомель, октябрь 2018 г.) было подписано 9 межрегиональных соглашений о сотрудничестве между украинскими и белорусскими областями и городами, а также одно межправительственное и два межведомственных соглашения. На втором Форуме (Житомир, октябрь 2019 г.) — 13 межрегиональных договоров о сотрудничества между украинскими и белорусскими областями и городами и 2 межведомственных соглашения.

К подписанию в ходе третьего Форума регионов (планировался на 8–9 октября 2020 г. В Гродно) готовились еще 15 двусторонних межрегиональных соглашений, 5 планов реализации соглашений о межрегиональном сотрудничестве, подписанных на предыдущих форумах, а также 2 межведомственных соглашения и 13 соглашений о сотрудничестве между ВУЗами Украины и Беларуси.

По результатам двух Форумов регионов, за 2019 год 16 областей Украины увеличили объемы экспорта в Беларусь по сравнению с 2018 годом. А объемы импорта из Беларуси в Украину также увеличились в девять регионов Украины. Кроме этого, непосредственно во время форума в Гомеле были подписаны коммерческие контракты на общую сумму более 100 млн. долл. США, а уже через год в Житомире — на сумму более 500 млн. долл. США.

Нам бы не хотелось, чтобы эта «заморозка» политических контактов негативно отразилась на благосостоянии наших народов и на наших торгово-экономических отношениях. Конечно, такая «политическая пауза» в любом случае косвенно будет влиять и на торгово-экономические отношения, но мы никогда не говорили о том, что хотим остановить совместные проекты, прекратить торгово-экономические отношения. Однако белорусская сторона, как мне кажется, поняла это однозначно: все отношения нужно поставить на паузу. Во всяком случае, все мои попытки как-то оживить их или хотя бы обговорить наше сотрудничество в таких условиях наталкиваются на глухую стену.

 

Пример. Летом прошлого года, после долгих обсуждений, мы подписали Соглашение по вопросам летной годности между Государственной авиационной службой Украины и Департаментом по авиации Министерства транспорта и коммуникаций Республики Беларусь, которое позволяет двигать вперед наше сотрудничество в авиационной сфере, в частности в области технического и сервисного обслуживания авиационной техники. В развитие достигнутых договоренностей украинской стороной был разработан и в феврале передан белорусской стороне на рассмотрение проект технического документа относительно практической реализации положений Соглашения. В данный момент мы ожидаем ответа белорусской стороны и надеемся на скорейшее рассмотрение украинского предложения, которое запустит практическое сотрудничество между нашими странами в авиационной сфере.

 

Еще пример.

Совместный инфраструктурный проект по развитию судоходства по Припяти и Днепру. В прошлом году состоялась встреча министров, которые занимаются этой инфраструктурой, был составлен и подписан четкий план проведения работ. Украинская сторона все со своей стороны сделала: мы прокопали необходимые глубины, внесли определенные изменения в законодательство, сделали на Днепровском каскаде некоторые работы, ремонт шлюзов и т.д. И теперь ждем проектную документацию от белорусской стороны, в т.ч. по планируемому порту в Нижних жарах. Но, пока процесс тормозится с белорусской стороны, и я не понимаю причин этого. Так или иначе, но следующий шаг — за Беларусью.

Есть и другие примеры, и я хотел бы сказать, что у многих в Украине такую ситуацию связывают с интеграционными процессами Беларуси и Российской Федерации. Создается впечатление, будто кто-то не разрешает развивать, углублять украинско-белорусское сотрудничество. Ведь упомянутые двухсторонние проекты и соглашения в какой-то степени противоречат российским интересам.

Сразу оговорюсь: я ни коим образом не пытаюсь оценивать планы Беларуси по интеграции с РФ. Это суверенное право Беларуси. Но очевидно и то, что любое углубление сотрудничества между Беларусью и Украиной, в таком контексте, будет иметь, мягко говоря, не совсем положительную реакцию России.

Мне казалось, за те годы, что я здесь работаю, мы как-то научились обходить некоторые «подводные камни» и прежде всего думать об украинско-белорусских интересах. Но чем дальше в теперешних условиях идет интеграция Беларуси и России, тем больше ощущается негативное влияние этого на украинско-белорусские отношения в целом.

Хотим мы этого или нет, но есть сферы, в которых мы просто не можем позволить себе углублять наше сотрудничество, зная, что, в конце концов, эти отрасли могут контролироваться россиянами. Приборостроение, военно-техническая сфера, научно-техническая и даже машиностроение.

 

—В 2020 году товарооборот с Украиной составил 4,5 млрд долларов. Экспорт белорусских товаров в Украину — 3,1 млрд долларов. Импорт украинских товаров — 1,4 млрд долларов. Украина — второй по размерам торговый партнер Беларуси. Есть ли резервы для поставок украинской продукции в Беларусь? Что что нас ждет в текущем году? Как идет торговля между нашими странами в настоящий момент?

 

— За 2020 год товарооборот Украины с Беларусью составил 4,41 млрд дол. и по сравнению с 2019 годом уменьшился на 1,15 млрд долл. (–20,7%). С точки зрения Украины, у нас действительно отрицательное сальдо в торговле с Беларусью примерно в 1,5 млрд долл. Но, если убрать из белорусского экспорта в Украину «нефтянку» и удобрения, то у нас профицит в торговле с Беларусью составляет 300 млн. долл. США. Темпы роста нашего экспорта в Беларусь уже несколько лет подряд превышают темпы роста белорусского экспорта в Украину. В динамике мы выигрываем. И падение нашего экспорта в Беларусь меньшее в 2020 г, чем падение белорусского экспорта в Украину.

Резерв для поставок украинской продукции в Беларусь, безусловно, есть. В частности, это продукция украинских агропромышленных предприятий. Несмотря на насыщенность внутреннего рынка мясомолочной продукции белорусских производителей, интерес украинских компаний к экспорту товаров в этом сегменте сохраняется. Соответствующие обращения в прошлом году мы передавали белорусской стороне.

Одним из факторов, сдерживающих рост украинского экспорта, является отсутствие равных условий для украинских и белорусских компаний при их участи в белорусских государственных закупках. Камнем преткновения часто является Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК). Для получения права на ввоз подконтрольных товаров (в частности мясомолочной продукции), даже только на территорию Беларуси, требуется согласование с уполномоченными органами других государств-членов ЕАЭС. Но, как показывает практика, ключевым в этом вопросе является «голос» Российской Федерации (Россельхознадзор). Как следствие в 2020 году нескольким украинским предприятиям было отказано в экспорте соответствующей продукции в Беларусь.

Кроме того, на сегодня действует 7 созданных ЕЭК антидемпинговых пошлин против украинской металлопродукции, в которой заинтересованы и белорусские предприятия. Эти факторы существенно ограничивают объемы украинского экспорта в Беларусь.

Мой коллега, Посол Беларуси в Украине Игорь Сокол как-то сказал, что Беларусь не вводила никаких ограничений против Украины и это все в рамках обязательств ЕАЕС. Но подождите, кто-то не пускает сюда наши колесные пары, кто-то еще — нашу металлопродукцию, сельхозпродукцию. Но это не Беларусь, а ЕАК, Россельхоздзор, Роспотребнадзор, еще какой-то надзор! Мы бьемся, чтобы нам здесь выдали какие-то сертификаты. То есть зачастую, пытаясь зайти на рынок Беларуси, мы как бы не совсем с Беларусью имеем дело. Точнее говоря, не только с ней.

 

— А что с этими колесными парами-то?

 

— По колесным парам вопрос как раз-таки пока решен. Мы долго работали с Беларусью по части колесных пар после того, как в 2016 году в рамках ЕЭК повысили пошлины на эту продукцию с 4 до 34,22%. Как я понимаю, вновь встал вопрос России. У нас есть прямой конкурент — Уралвагонзавод, который выпускает эти колеса. Решение очевидно наносило ущерб Белорусской железной дороге, для которой эта продукция крайне необходима. Но, оказалось, нет механизма, как одной из стран в рамках ЕЭК защитить себя. И это пошлина действовала в течение пяти лет до января 2021 г. И, слава Богу, общими с белорусской стороной усилиями решение о повышении пошлины не было продлено. Но кто знает, что случится потом. Ведь очевидно, что этот вопрос имел и политический аспект.

 

В Украине функционирует развитая товаропроводящая сеть белорусских экспортеров, состоящая из более 100 компаний. Разветвленной сетью дилерских структур в регионах располагают такие флагманы экономики Беларуси, как БелАЗ, МАЗ, МТЗ, Беларуськалий и Атлант. Существует ли что-то подобное в отношении украинских предприятий-экспортеров?

 

— Вы правы. В Украине широко представлены белорусские ведущие предприятия и компании промышленной, машиностроительной, нефтехимической и других сфер, которые работают на украинском рынке через соответствующую товаропроводящую сеть, представительства и дилерские структуры.

В Беларуси экономика работает так, что основные экспортные предприятия — государственные, они пользуются господдержкой, и, в какой-то степени админресурсом.  Поэтому их и видно. У вас есть товаропроводящие сети, которые контролируются госконцернами. В то же время у нас большинство предприятий частные и сами пробивают себе путь на зарубежные рынки. Могу сказать, что украинская продукция на белорусском рынке присутствует, хоть и не всегда заметна. Объемы поставок таких товаров, существенные, например, шроты (концентрированный корм, побочный продукт маслоэкстракционного производства), продукция машиностроения, металлопродукция. Есть группы товаров, которые «приходят» на рынок, когда они востребованы. В Украине — рыночная экономика, производители сами ищут рынки сбыта. Конечно же МИД, и, в частности, наше посольство оказывает содействие. Но продукцию за них не продает.

 

— В прежние годы украинское направление было самым популярным для белорусов из стран, с которыми у нас существует пограничный контроль. В настоящее время из-за пандемии и декабрьского постановления Совмина Беларуси перемещение людей практически заморожено. Видите ли Вы просвет?

 

— Касательно просвета: мы не можем влиять на решения белорусской стороны по пропуску своих граждан и иностранцев через собственные границы. Это ваше внутренне дело. Что касается Украины, то наши требования по въезду граждан тех или иных стран четкие и ясные и зависят в первую очередь от количества фиксируемых в стране случаев коронавирусной инфекции. По состоянию на сегодняшний день Беларусь входит в «зеленую зону», а значит, белорусам для посещения Украины не требуется ПЦР-тест и не нужно проходить карантин.

Что касается общих цифр по посещениям, то они таковы — по данным Украинской железной дороги, Государственной авиационной службы, Государственной пограничной службы и Министерства инфраструктуры Украины, количество иностранцев, которые въехали на территорию Украины в 2020 году составило 3 млн. 382 тысячи 097 человек. Если сравнивать с 2019 годом, когда страну посетило 13 млн. 709 тыс. 562 граждан, произошел спад в 4 раза. Из них белорусов — около 464 тысяч человек, что в 5 раз меньше, чем в 2019 году.  Конечно же, это нас не радует, но надеемся, что эпидемия к лету все-таки отступит и белорусы приедут в Украину в места традиционного отдыха, где, поверьте мне, их очень ждут.

 

— В рейтинге Doing Business в 2020 году Украина поднялась на 7 ступеней, заняв 64-ю строчку из 190 стран. Беларусь в этом рейтинге на 49 месте. Чего вам не хватает, чтобы нас догнать? Уровень коррупции? Подключение к электросетям? Регистрация имущества? Или предпочтете дождаться, пока мы сами упадем?

 

— Но все-таки мы поднялись, а Беларусь опустилась на несколько позиций (улыбается). Прогресс Украины очевиден. Если серьезно, то главное, что уже было сделано в Украине, отмена более 800 законодательных актов, которые не давали бизнесу жить и работать, свободно дышать. Теперь бизнес можно зарегистрировать «в едином окне». Это занимает считанные часы. Но «Doing Business» — это же не только экономика. Это и безопасность, и инфраструктура, и транспорт, уровень зарплат (кстати, в Украине официальная минимальная зарплата 6000 гривен, что выше, чем у вас). 

Да, у нас, конечно, есть над чем работать. Это и коррупция, и зарплаты в конвертах, и судебная система, которая должна быть реформирована. Но главный фактор, который влияет на этот показатель, как и на жизнь украинского общества в целом — прежде всего, оккупация Россией украинских территорий. Я не хочу приводить конкретные цифры, но очевидно, что это не только потеря определенной части промышленности, рост безработицы за счет вынужденных переселенцев, а их более 1,5 млн человек, рост социальной напряженности в обществе, но и значительное отвлечение ресурсов на оборону, которые можно было бы использовать для инфраструктурных проектов, улучшения бизнес-климата и создания привлекательных условий для иностранных инвесторов.

Но я уверен, что независимо от позиций наших стран в этом рейтинге, у нас есть нереализованный потенциал для взаимодействия, прежде всего, в торгово-экономической и промышленной сферах. И, в этом контексте, как мне кажется, на развитие украинско-белорусский бизнес значительно больше повлиял фактор пандемии, нежели наши позиции в рейтинге «Doing Business».

 

— Вследствие событий последних полугода из Беларуси стали уезжать специалисты высокой квалификации из различных сфер. Одна из них — интернет-технологии. В Украине очень развит рынок IT, работают сотни школ обучения различным профессиям в области интернет-технологий. Ощущается ли приток белорусских специалистов в IТ-сектор Украины?

 

— Безусловно, Украина, как и любая другая страна мира, заинтересована в высококвалифицированной рабочей силе. В прошлом году Президентом Украины Владимиром Зеленским было принято решение по упрощению получению вида на жительство в Украине для ряда категорий граждан Беларуси, в т.ч. для занятых в IT-сфере. Это решение было направлено в первую очередь на поддержку белорусов, которые сталкивались с проблемами в своей стране. Но, это не исключительная инициатива Украины. Польша, Литва, Латвия, фактически все соседи Беларуси и даже страны дальнего зарубежья предложили белорусским IT-компаниям возможности по релокейту.

В августе 2020 г., Министерство цифровой трансформации Украины разработало специальный сайт для того, чтобы облегчить возможность переезда белорусских IT-специалистов в Украину (belarustoukraine.com). К слову, по инициативе нашего посольства этот сайт был переведен на белорусский язык. В Беларуси не так много людей общаются на белорусском, но для определенной части населения, это важно и принципиально.

Что касается цифр, то, по данным нашего Министерства цифровой трансформации, за последние полгода в Украину переехали около 2000 белорусских IT-специалистов и до 40 компаний.

 

Читати інтерв'ю україньскою

 

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

Автор публикации: Дмитрий ДРИГАЙЛО


***
Макроэкономика: рубрики
Актуально
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Подборки
Полезное