$

2.2378 руб.

2.4334 руб.

Р (100)

3.4137 руб.

Ставка рефинансирования

8.75%

Проблемы и решения

Особенности ответственности за пользование "чужими" деньгами в Беларуси и России

26.04.2002
Постановление Президиума Высшего хозяйственного суда Беларуси N 25 от 2.11.2001г.* (далее -- Постановление президиума РБ) и совместное постановление, но уже Пленума Верховного суда России N 13 и Пленума Высшего арбитражного суда РФ N 14 от 8.10.98г. (далее -- Постановление пленума РФ) определяют правоприменение одной и той же нормы Гражданских кодексов двух стран (ст.366 и ст. 395 соответственно) "Ответственность за неисполнение денежного обязательства", регулирующей последствия незаконного пользования должником денежными средствами кредитора.

Наличие ряда тождественных по содержанию пунктов (1 и 3) указанных статей ГК РБ и РФ должно предполагать идентичность правовой сущности вышеуказанных постановлений. Однако в них есть такие отличия и особенности, которые способны существенным образом повлиять на рассмотрение дел, связанных с проблемой ответственности за пользование чужими денежными средствами. Ее ключевыми звеньями является формирование приемлемого понятийного аппарата и осуществление правового механизма этой самой ответственности. На чем и считает необходимым остановиться автор публикации (см. схему).

1. Прежде всего Гражданский кодекс и Постановление пленума РФ проводят очень четкое разграничение между:

"А" -- процентами как платой за пользование денежными средствами, т. е. процентами по договорам займа (ст.809 ГК РФ), кредита (ст.819 ГК РФ), коммерческого кредита (ст.823 ГК РФ -- отсрочка или рассрочка оплаты товаров, работ или услуг, предоставление денежных средств в виде аванса или предварительной оплаты). Если законом или договором не определено, то они начисляются с (t^^0) момента перечисления денег на расчетный счет должника (заем, кредит, аванс, предоплата), получения товаров, работ и услуг (отсрочка, рассрочка платежа) и прекращаются при фактическом исполнении должником своих обязательств (tз), а выплачиваются ежемесячно до дня возврата суммы долга;

"В" -- процентами как мерой ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства, исчисляемыми с момента начала течения срока неисполнения или просрочки исполнения денежного обязательства (t1) по день фактического исполнения обязательств должником (tз), если иное не установлено законом или договором.

В зависимости от условий договора или положений закона на одну и ту же сумму коммерческого кредита могут начисляться проценты как плата за пользование денежными средствами и как мера ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства. В связи с чем возникает потребность разграничения этих категорий.

Смысл такого разделения Постановление пленума РФ видит в том, что суд должен определить, какие же из вышеприведенных процентов намерен взыскать истец с должника "А" или "В". Это является ключевым моментом в любом иске кредитора. От правильного определения комплекса мер ответственности должника в единстве двух вышеупомянутых гражданско-правовых институтов и зависит результативность затеянного судебного разбирательства.

Несмотря на то что ГК РБ (ст.770) предполагает наличие коммерческого займа в гражданском обороте (значит, и процентов за пользование денежными средствами), Постановление президиума РБ не проводит такого четкого разграничения столь отличающихся по своей правовой природе процентов, а следовательно, подобная задача вообще не ставится перед белорусским судом. В Постановлении президиума РБ проценты "А" возникают лишь на стадии очередности погашения требований по денежному обязательству при недостаточности суммы произведенного платежа (п.8). При этом начальный срок их начисления вообще не определен, а конечный срок в отличие от россиян определяется кроме даты фактической уплаты суммы долга еще и промежуточной датой (t2) неисполнения решения суда о ее взыскании (п.16). Также не подтвержден данным актом и конечный срок начисления процентов "В". Все вышеперечисленное не может способствовать всестороннему, объективному и эффективному рассмотрению судебного спора хозяйственным судом РБ.

2. Президиум ВХС РБ придерживается особого мнения и относит к заключенному соглашению сторон одностороннее погашение суммы основного долга должником путем перечисления денежных средств платежным поручением с обязательным назначением платежа "оплата суммы основного долга". Зачисление указанных средств на расчетный счет кредитора (по мнению ВХС) и будет являться заключением соглашения об изменении существенных условий договора. Это не соответствует нормам ГК РБ, практике банковского перевода и объективной реальности, так как кредитор, не дав на такие изменения письменного согласия, не имеет реальной возможности отказаться (обязать банк отказаться) от такого платежа со стороны своего должника. Кроме этого, после реализации подобной "новации" у должника автоматически и весьма существенно снижается объем подлежащих к уплате процентов как меры ответственности за просрочку или неисполнение денежного обязательства, а следовательно, совершенно необоснованно принижается роль самого института финансовой ответственности за нарушение договорных отношений.

Таким образом, Постановление президиума РБ допускает двойные стандарты разрешения споров в вышеуказанных ситуациях. В соответствии со ст.300 ГК РБ первоочередно погашаются издержки кредитора по получению исполнения, затем проценты за пользование денежными средствами и неустойки, а в оставшейся части -- основная суммы долга. Тогда как согласно ч.2 п.8 Постановления президиума РБ данная процедура происходит в обратной последовательности: уплата основной суммы долга, затем издержек, процентов и неустойки. Получается, что основанием столь кардинального изменения положений гражданского законодательства может служить "сущий пустяк" -- узаконенная беспринципность должника.

Постановление пленума РФ в решении указанного выше вопроса придерживается исключительно норм ГК, как ни странно, аналогичного белорусскому.

3. При выборе соответствующей учетной ставки и определении конечного срока начисления процентов Постановление пленума РФ исходит из требований ГК:

а) "проценты ("А" и "В". -- Прим. автора) начисляются до момента фактического исполнения денежного обязательства, определяемого исходя из условий о порядке платежей, форме расчетов и положений ст.316 ГК РФ о месте исполнения денежного обязательства, если иное не установлено законом либо соглашением сторон". Таким образом, россияне при исчислении вышеуказанного срока отдают предпочтение положениям ГК РФ, определяющим надлежащее исполнение обязательств;

б) "когда сумма долга уплачена должником с просрочкой, судом при взыскании процентов применяется учетная ставка на день фактического исполнения денежного обязательства (уплаты долга), если договором не установлен иной порядок ее определения". Другими словами, предусмотрена ставка, действующая исключительно на момент погашения всей суммы долга;

в) "при взыскании суммы долга в судебном порядке (в отсутствие в договоре соглашения о размере процентов) суд вправе определить, какую учетную ставку следует применить: на день предъявления иска или на день вынесения решения суда. В этом случае необходимо, в частности, принимать во внимание: в течение какого времени имело место неисполнение денежного обязательства, изменялся ли размер учетной ставки за этот период, имелись ли длительные периоды, когда учетная ставка оставалась неизменной. Если за время неисполнения денежного обязательства учетная ставка изменялась, целесообразно отдавать предпочтение той из них (на день предъявления иска или на день вынесения решения судом), которая наиболее близка по значению к учетным ставкам, существовавшим в течение всего периода просрочки платежа". Налицо более гибкий, дифференцированный подход к определению ключевых моментов решения основной проблемы.

Постановление президиума РБ рассматривает данные вопросы несколько в иной плоскости:

а) конечный срок начисления процентов "А" наряду с общегражданскими нормами определяется еще и хозяйственно-процессуальной на основании п.16 данного Постановления: "кредитор, в случае неисполнения решения суда о взыскании суммы долга, вправе предъявить в общеисковом порядке требование в хозяйственный суд о взыскании суммы процентов вплоть до фактической уплаты суммы долга". Президиум ВХС в определении указанного срока применяет столь не свойственное нашей правовой системе подобие судебного прецедента;

б) в случае полного или частичного исполнения денежного обязательства с просрочкой платежа ВХС определено применять размер учетной ставки, действовавший на день фактического полного или частичного исполнения денежного обязательства. Подобная потенциальная возможность привязки учетной ставки общего времени просрочки ко времени частично погашенной суммы может повлечь со стороны должника вполне обоснованное желание, осуществив платеж суммы, недостаточной для погашения обязательства (да и еще с назначением платежа, приведенным в пункте 2 настоящей публикации), минимизировать свои расходы по уплате процентов "А" (за счет возможно более низкой ставки на момент частичного погашения) и "В" (за счет уменьшения суммы первоначальной задолженности);

в) пунктом 1 ст. 366 ГК и Постановлением президиума РБ однозначно определено, что при взыскании долга в судебном порядке требования кредитора удовлетворяются только исходя из учетной ставки на день вынесения решения (а не на день предъявления иска или день вынесения решения, как принято в РФ), если иной размер не установлен законодательством или договором. Естественно, что в условиях столь характерных для нашей республики довольно резких перепадов учетной ставки и при подобном методологическом подходе неизбежны расхождения в абсолютных значениях искового требования и решения суда в большую или меньшую сторону. Последнее (уменьшенное) цифровое значение никак не может удовлетворить кредитора. Но в данном случае Постановление президиума РБ больше внимания уделило размеру уплачиваемой госпошлины, а не законным требованиям кредитора.

Отсутствие гибкости в определении размера процентов, а значит, в защите законных прав и интересов кредиторов не позволит суду наиболее объективно решать и эту проблему;

г) основным "камнем преткновения" можно по праву считать внесение сессией Палаты представителей Национального собрания изменений в п.2 ст.366 ГК РБ, гласящих, что "если убытки, причиненные кредитору неправомерным пользованием его денежными средствами, или сумма долга, увеличенная с учетом инфляции, превышают сумму процентов, причитающихся ему на основании пункта 1 настоящей статьи, он вправе требовать от должника возмещения убытков или долга, увеличенного с учетом инфляции, в части, превышающей эту сумму". С точки зрения бухучета и юриспруденции произведено некорректное отождествление совершенно разных по юридической и финансовой сути понятий "убытки" и "сумма долга". Такое сравнение (в вышеизложенной редакции) лишено экономико-правового смысла, так как убытки (в полном объеме) всегда будут выше суммы долга, увеличенного с учетом инфляции, а погашаться они должны по ценам на день предъявления иска или на день вынесения судебного решения, то есть с учетом инфляционных процессов (п.3. ст.364 ГК РБ). Более того, при наличии в ГК РБ положения о коммерческом займе (ст.770) и процентов как платы за пользование денежными средствами ("А") не было особой необходимости в возврате к положениям старого ГК, учитывающим коэффициент инфляции. Умелое применение существующих норм нового ГК способно обеспечить эффективную защиту кредитора. Для этого при рассмотрении вопроса об ответственности за неисполнение денежного обязательства просто целесообразно было бы предусмотреть раздельное начисление при суммарном взыскании:

-- суммы процентов "А", причитающихся кредитору по договорам займа, коммерческого займа. Она исчисляется с момента исполнения кредитором своих обязательств до полного фактического исполнения обязательств должником (если иное не предусмотрено договором), а ее размер зависит от уровня учетной ставки и срока использования определенной величины денежных средств;

-- суммы процентов "В", причитающихся кредитору в случае неисполнения или просрочки исполнения должником своих обязательств по вышеуказанным договорам. Но исчисляться она должна уже с момента начала течения срока неисполнения или просрочки исполнения денежного обязательства до его фактического исполнения, если иное не установлено законом или договором, а размер ее зависит от тех же величин.

Таким образом, кредитор получал бы право заявить в исковом требовании свои финансовые претензии к должнику в виде суммы раздельно исчисленных процентов ("А" и "В"), тем самым как бы удваивал учетную ставку, а вместе с ней и практически удваивал бы величину предполагаемой к взысканию денежной суммы. И уже суд (исходя из компенсационной природы процентов) своим решением определял бы конкретный размер суммы, подлежащей ко взысканию с должника, которая безусловно соответствовала бы уровню инфляции на момент вынесения решения. Это существенно расширяло бы потенциальные возможности суда по защите интересов кредиторов и значительно упростило механизм взыскания долга.

4. За рамками Постановления президиума РБ осталась просрочка денежного обязательства, выраженного в иностранной валюте. Ссылаясь на отсутствие "официально установленной ставки Нацбанка по обязательствам в иностранной валюте" (хотя вернее было бы "устанавливаемой"), Президиум ВХС считает невозможным применение данной статьи к вышеуказанным отношениям. Совершенно иной подход зафиксирован в совместном Постановлении Пленума Верховного суда РФ N 6 и Пленума Высшего арбитражного суда N 8 от 1.07.96г., в соответствии с которым россияне аналогичный пробел разрешили достаточно просто: "размер процентов определяется на основании публикаций в официальных источниках информации о средних ставках банковского процента по краткосрочным валютным кредитам, предоставляемым в месте нахождения кредитора. Если отсутствуют такие публикации, размер подлежащих взысканию процентов устанавливается на основании представляемой истцом в качестве доказательства справки одного из ведущих банков в месте нахождения кредитора, подтверждающей применяемую им ставку по краткосрочным валютным кредитам". Тем самым они в какой-то мере защитили прежде всего клиентов валютных счетов банков (в отношении просрочки оплаты валютных платежей), а также своих нерадивых экспортеров от оплошностей при заключении внешнеэкономических сделок в части отсутствия в них процентов за просрочку оплаты экспортной продукции иностранной валютой. Те же проценты (по официальной учетной ставке банковского процента), присужденные к уплате по праву дальнего зарубежья, многократно ниже, чем определяемые по данной российской норме. Отсутствие тождественного подхода у ВХС РБ ничего, кроме сожаления, у наших коммерческих организаций вызвать не может.

5. Постановление президиума РБ и Постановление пленума РФ сходятся во мнении о том, что наряду с процентами "В" "законодательством или договором может быть предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пеню) за просрочку исполнения денежного обязательства". В подобных случаях суду РФ "следует исходить из того, что кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер (либо неустойки либо пени), не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства"; суду РБ предписывается, "что кредитор вправе предъявить требование о применении этих мер" (обеих одновременно -- и неустойки и пени) на тех же условиях. Чем вызваны столь значительные расхождения в толковании одной и той же нормы гражданского законодательства судами РФ и РБ?

В своей публикации автор затронул небольшую, но крайне принципиальную часть проблем, предложенных к правоприменению хозяйственным судам Постановлением президиума РБ. Сравнивая их правовую сущность с аналогичными вопросами, изложенными в Постановлении пленума РФ, непроизвольно напрашивается вывод о преобладающем субъективизме первого над объективностью второго. В связи с чем коммерческим организациям Беларуси, осуществляющим внешнеэкономическую деятельность, целесообразнее использовать один из немногочисленных шансов: выборочно определять ответственность сторон за использование чужих денежных средств по праву РФ или РБ. Для остальных резидентов нашей страны, осуществляющих договорные взаимоотношения между собой, было бы уместнее предусматривать в договорах в случаях неисполнения или просрочки денежного обязательства должником возможность взыскания с него в сумме, но исчисленных раздельно, процентов "А" и "В". Необходимость пересмотра вышеперечисленных положений Постановления президиума РБ более чем очевидна и требует принятия решения, аналогичного российскому и учитывающего изменения в п.2 ст.366 ГК РБ.

* См. "НЭГ" N 19 от 2002-03-15г.,

Информбанк, с.23--24.

Автор публикации: Анатолий НАУМЕНКО, юрист


Макроэкономика: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Опросы