$

2.0950 руб.

2.3557 руб.

Р (100)

3.2765 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Тарифная ставка первого разряда

36.40 руб.

Резонанс

Оценка регулирующего воздействия. Есть ли риски неудачи?

16.04.2019
Оценка регулирующего воздействия. Есть ли риски неудачи?
Валерий Фадеев. Фото: Bel.biz

В Интернете наткнулся на публикацию Е. Мордосевича и Н. Беляева, посвященную оценке регулирующего воздействия нормативных правовых актов на условия осуществления предпринимательской деятельности (далее – ОРВ). Такая оценка предусмотрена новой редакцией Закона от 17.07.2018 № 130-З «О нормативных правовых актах» (далее – Закон), вступившей в силу 01.02.2019 г.

Авторы публикации «Какие риски заложены в белорусском варианте процедуры регулирующего воздействия?» убеждены, что предложенные в Законе методы сбора информации для ОРВ сложны и дороги, а некоторые и вовсе не соответствуют цели ОРВ. Их использование может негативно отразиться либо на качестве прогноза, либо существенно усложнить его подготовку.

Аргументов, подтверждающих несоответствие методов сбора информации целям ОРВ, в статье нет. Что же касается сложности и дороговизны использования этих методов, определенный резон в рассуждениях авторов есть. Однако следовало бы учесть, что нормы об ОРВ создавались не на пустом месте, учитывался многолетний опыт других стран, в т.ч. соседней России.

Напомним, что согласно Закону эти методы включают:

– анализ прогнозной информации, в т.ч. данных социсследований, для выявления позитивных и негативных тенденций правового регулирования общественных отношений;

– изучение зарубежного опыта, проведение сравнительно-правовых исследований, привлечение к ним иностранных экспертов, специалистов международных организаций, а также обмен информацией в иных формах;

– проверка и оценка проекта нормативного правового акта (НПА) субъектами нормотворческой деятельности и правоприменения, в т.ч. по результатам правового мониторинга;

– моделирование ситуаций, вызывающих наибольшие затруднения в практике правоприменения, и анализ вариантов их разрешения на основании положений проекта НПА;

– изучение результатов публичного обсуждения проекта, принятие (издание) НПА в порядке эксперимента;

– проведение обязательной юридической, криминологической, финансово-экономической, экологической, лингвистической и иных экспертиз;

– применение иных способов, не противоречащих законодательству.

Если говорить о цене использования этих методов, то ее необходимо соотносить с результатом – последствиями принятия (непринятия) проекта. Вероятно, этот результат неизменно будет в пользу эффективного и стабильного законодательства, и цена всегда окупится за счет принятия объективных решений.  

Авторы считают, что использование результатов социсследований позволит получить «поверхностные данные по наиболее общим вопросам, суть которых известна и понятна значительной части населения либо отдельной группе. Что же касается узких сфер, требующих специализированных знаний у участников (по которым и проводится ОРВ) – социологические исследования неэффективны и дороги». Однако утверждение о «поверхностных» данных весьма спорно, поскольку необходимо оценивать качество и глубину таких исследований, их репрезентативность и т.д., поэтому бездоказательно говорить о поверхностности вряд ли следует. Также спорным и небезусловным является заявление о неэффективности исследований узких сфер.

Можно абсолютно согласиться с авторами в том, что проведение сравнительно-правовых исследований требует наличия квалификации и специализированных навыков, позволяющих верно определить предмет и объект сравнения. При этом они указывают на специализированный орган – Институт правовых исследований при Национальном центре законодательства и правовых исследований и отмечают, что существует проблема доступности к уже проведенным исследованиям.

Думаю, проблема доступности в век информатизации может быть решена очень просто и быстро, а что касается сравнительно-правовых исследований в целом, то все юристы, работающие в госорганах, в той либо иной мере всегда ими занимаются, пусть и в рамках конкретного проекта. К тому же в ст. 45 Закона указан широкий спектр методов сбора информации, поэтому при отсутствии одного или некоторых из них будут использоваться другие.

Авторы отмечают, что постановление Совмина от 25.01.2019 № 54, которым утверждена Инструкция по прогнозированию последствий принятия (издания) НПА, требует использования лишь официальных данных, хотя четкого критерия от­несения к ним источников нет. Но постановление № 54 не требует использования только официальных данных, а лишь ссылается на них как на один из источников информации, во-вторых, содержатся указания «официальная статистическая ин­фор­мация», «государственные инфор­мационно-правовые ресурсы, включая банки данных, содержащие право­применительную и судебную практику, другие официальные базы данных». То есть неизбежно следует вывод, что официальная информация – это данные госорганов в соответствии с их компетенцией. Нужно ли в данном случае вводить такое определение?

Поспорю с авторами публикации и по поводу того, что бизнес-объединения не могут выступать в качестве единственного источника информации о мнении бизнеса по рассматриваемой административной процедуре из-за его низкого представительства в таких союзах.

Никто не говорит о единственном источнике, кроме того, бизнес-объединения все же изучают, как правило, ситуацию по тем либо иным проблемам в целом. Естественно, сегодня в отношении их участия в ОРВ остро встает вопрос об уровне квалификации экспертов, интеллектуальных и материальных возможностях таких союзов. Но следует учесть, что Закон предусматривает также пуб­личное обсуждение проектов НПА, в котором могут принимать участие и выражать свое мнение представители предпринимательских кругов без ограничения. Здесь можно вновь сослаться на опыт России.

Несомненно, нужна работа по повышению активности предпринимательской общественности в этом процессе. Свою роль здесь, вероятно, сыграют и саморегулируемые организации бизнеса, тем более что уже предусмотрена подготовка соответствующего закона.

По мнению авторов, «в ближайшие годы может возникнуть запрос со стороны госструктур об упрощении требований, необходимых для отчетов ОРВ».

Напомню, что сейчас готовятся методические материалы по ОРВ, которые станут для госорганов хорошим подспорьем в этой работе и, вероятно, помогут решить многие проблемы. И еще раз напомню: введение института ОРВ основано на многолетнем опыте других стран, где он зарекомендовал себя с лучшей стороны.

Автор публикации: Валерий ФАДЕЕВ, заслуженный юрист Беларуси


Макроэкономика: список рубрик
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях