$

2.0225 руб.

2.2624 руб.

Р (100)

3.2039 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Судебная практика

Обзор судебной практики по делам о банкротстве

29.03.2019

Значительную долю материалов, рассмотренных экономическими судами страны, составляют дела, связанные с банкротством. Они затрагивают широкий круг участников – это должники, управляющие по делам о банкротстве, кредиторы, лица, привлекаемые к субсидиарной ответственности, и т.д.

Рассматриваемая категория дел, как правило, довольно сложная. И суды при принятии тех или иных решений не формально руководствуются нормами права, но еще учитывают фактические интересы как государства, так и всех участников процесса.

Знакомим с некоторыми делами, рассмотренными в последнее время судебной коллегией по экономическим делам Верховного суда Беларуси.

1. Отсутствие надлежащего документального подтверждения выполненных услуг является основанием для признания ничтожности сделки.

Факт оказания услуг признается судом не только по причине наличия заключенного договора, но еще оценивается документальное подтверждение факта оказания этой услуги.

Рассмотрим конкретное дело.

Определением от 21.09.2015 экономический суд Брестской области возбудил производство по делу № 96-­11Б/2015 об экономической несостоятельности (банкротстве) и открыл в отношении индивидуального предпринимателя (далее – ИП-1) конкурсное производство. Решением этого же суда от 21.12.2015 ИП-1 признан банкротом, начато ликвидационное производство.

Управляющим по данному делу назначено ООО «Б».

Между ИП-1 (заказчик) и ИП-2 (исполнитель) 17.12.2014 заключен договор на оказание юридических услуг, предметом которого являлось выполнение юридического обслуживания и консультирования заказчика, включая юридическую помощь по различным вопросам, связанным с нормативно-правовым регулированием прекращения хозяйственной деятельности заказчика, подготовку проектов возражений, жалоб, обращений, представление интересов заказчика в отношениях с третьими лицами. Были подписаны акты сдачи-приемки оказанных услуг на общую стоимость 193 600 руб. Соответственно, требования кредитора ИП-1, основанные на договоре, были включены в реестр требований кредиторов истца.

Платежным поручением от 19.02.2018 № 5 произведено их час­тичное погашение (134 000 руб.), сум­ма непогашенных требований составила 59 600 руб.

Антикризисный управляющий ссылался в суде на п. 1 ст. 171 Граж­данского кодекса (ГК), согласно которому под мнимой сделкой понимается сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие договору на оказание юридических услуг юридические последствия.

Суду не были представлены доказательства, подтверждающие факт оказания поименованных юридических услуг. Так, акты сдачи-приемки не содержали расшифровку (детализацию) оказанных услуг, их состав, перечень изученных документов, наименование подготовленных заключений, а также количество времени, затраченное на каждый из видов услуг.

Суд посчитал доводы ответчика о подготовке различного рода заключений по факту оказания юридических услуг безосновательными. Эти обстоятельства расценены судебными инстанциями как основание полагать, что оспариваемый договор не был направлен на установление между сторонами каких-либо граж­данско-правовых отношений, выраженных в оказании реальных услуг, а преследовал цель включения в реестр требований кредиторов кредиторской задолженности от­ветчика с последующим ее погашением.

Представленные ИП-1 письменные доказательства не опровергают выводы судебных инстанций, поскольку не содержат каких-либо сведений об оспариваемом договоре и его фактическом исполнении.

Решением экономического суда установлен факт ничтожности вышеназванного договора на оказание юридических услуг.

Поэтому Верховный суд оставил без изменения решение экономического суда и постановление апелляционной инстанции этого же суда, а кассационную жалобу ИП-2 – без удовлетворения.

2. Если на собрании кредиторов присутствует мажоритарный кредитор, имеющий подавляющее количество голосов, антикризисный управляющий не вправе идти у него на поводу, удовлетворяя его требования без учета интересов иных кредиторов.

Решением экономического суда Минской области от 06.12.2016 ООО «Л» признано банкротом с открытием ликвидационного производства, в ходе которого осуществлялась реализация имущества должника, в т.ч. производственного помещения.

На общем собрании кредиторов ООО «Л», созванном 03.08.2018 по инициативе управляющего, рассмотрены коммерческие предложения ООО «Ф», Б. и К. о приобретении имущества должника. Собранием коммерческое предложение К. большинством голосов было отклонено и принято решение о прекращении реализации данного помещения.

Позже на другом общем собрании кредиторов 13.08.2018 представители трудового коллектива и РУП «Б» заявляли о необходимости продолжить реализацию имущества, а представитель ИМНС – об отсутствии механизма принятия имущества должника в счет погашения задолженности перед бюджетом. Однако большинством голосов было принято решение о передаче имущества ООО «Л» в счет погашения задолженности кредитору четвертой очереди – ЗАО «М».

Экономический суд Минской области определением жалобу ИМНС (кредитора) удовлетворил, а решение собрания кредиторов от 03.08.2018 в отношении прекращения реализации части имущества должника (производственного помещения), а также решение собрания кредиторов ООО «Л» от 13.08.2018 в части передачи вышеуказанного помещения ЗАО «М» отменил.

Ответчик (ООО «К»), выступая в качестве антикризисного управляющего по делу о банкротстве, подчерк­нул, что решения общего собрания кредиторов соответствуют законодательству, так как дальнейшая реализация спорного недвижимого имущества связана с бременем несения расходов по его содержанию, что в итоге повлекло бы удовлетворение требований кредиторов в меньшем размере.

Суд же посчитал, что фактически ЗАО «М», обладающее более 50% голосов, самостоятельно определило судьбу имущества в свою пользу, вопреки интересам кредиторов предыдущих очередей реестра требований кредиторов должника.

В соответствии со ст. 1 Закона от 13.07.2012 № 415-З «Об экономической несостоятельности (банк­ротстве)» (далее – Закон) целью конкурсного производства является максимально возможное удов­летворение требований кредиторов в соответствии с установленной очередностью, защита прав и законных интересов долж­ника, а также кредиторов. Согласно ч. 3 ст. 147 Закона требования кредиторов каж­дой следующей очереди удов­летворяются после полного возмещения требований кредиторов предыдущей очереди.

Из ст. 150 Закона следует, что в случае неполного удовлетворения требований кредиторов и (или) неполного проведения необходимых выплат нереализованное недвижимое и движимое имущество должника предлагается управляющим кредиторам в счет погашения их требований. Необходимым условием для принятия такого решения является невозможность реализации имущества должника. Причем и здесь следует соблюдать правило об удовлетворении требований кредиторов в порядке очередности.

При этом в силу ч. 8 ст. 129 Закона по решению собрания (комитета) кредиторов имущество должника, не проданное на торгах, в т.ч. если торги признаны несостоявшимися и указанное имущество не было продано претенденту на покупку, может быть реализовано конкретному покупателю на основании заключенного в установленном порядке договора купли-продажи. При этом цена продажи имущества должника не может быть ниже начальной цены, определенной для проведения по­следних торгов.

Возможность обжалования решений собрания кредиторов (комитета) кредиторов при нарушении прав лиц, участвующих в деле о банкротстве, предусмотрена в ст. 25 Закона.

Из материалов дела следует, что на момент принятия обжалуемых решений собраний кредиторов в адрес управляющего ООО «Л» поступило предложение от К. о приобретении спорного имущества, т.е. имелась возможность осуществить его реализацию и направить полученные деньги на удовлетворение требований кредиторов в порядке очередности.

Согласно реестру требований кредиторов ООО «Л» по состоянию на 13.08.2018 имелись непогашенные требования кредиторов второй и третьей очереди, которые не дали свое согласие на передачу спорного имущества кредитору четвертой очереди – ЗАО «М», одновременно отказавшись от его принятия в счет погашения их требований.

В итоге принятие на общих собраниях кредиторов ООО «Л» решений от 03.08.2018 и от 13.08.2018 в обжалуемых частях по прекращению реализации имущества и его передаче кредитору четвертой очереди привело к нарушению установленных Законом правил. Передача нереализованного имущества ЗАО «М» фактически лишила права кредиторов второй, третьей и четвертой очередей на удовлетворение их требований.

Постановлением Верховного суда от 18.12.2018 определение экономического суда Минской области и постановление апелляционной ин­станции этого экономического суда (которым отмены решения собраний кредиторов ООО «Л» в части прекращения реализации части имущества должника – производственного помещения и передачи вышеуказанного помещения ЗАО «М») оставлены без изменения, а кассационная жалоба ЗАО «М» – без удовлетворения.

3. Формальные нарушения антикризисным управляющим норм законодательства не являются основанием для отмены решения соб­рания кредиторов.

Определением экономического суда Гомельской области от 18.06.2015 в отношении ОАО «Р» возбуждено производство по делу об экономической несостоятельности (банкротстве). 10.03.2016 должник признан банкротом, и в отношении него от­крыто ликвидационное производство до 10.09.2018.

Управляющий организовал проведение 20.07.2018 собрания кредиторов, на котором рассматривался во­прос о принятии кредиторами нереализованного недвижимого имущества ОАО «Р» в счет погашения требований в соответствии со ст. 150 Закона. Собрание решило не принимать такое имущество в счет погашения требований кредиторов.

ОАО «Б» просило отменить дан­ное решение, так как антикризисный управляющий нарушил нормы ст. 127 Закона по созыву собрания кредиторов и его проведению. Заявитель перечислил еще несколько позиций, когда были нарушены его права.

Отметим, что представитель ОАО «Б» на собрании также проголосовал «против» принятия имущества, при этом в примечании указал, что управляющим нарушена ст. 150 Закона.

Суд исходил из того, что собрание кредиторов по вопросу принятия нереализованного недвижимого и движимого имущества должника в счет погашения их требований, его рас­пределения между ними и размера погашенных требований созывается управляющим в течение 30 дней со дня последнего аукциона по продаже такого имущества.

В данном случае торги были проведены управляющим 18.05.2018, 04.06.2018 и 20.06.2018, в двух последних случаях – в отсутствие определения экономического суда об ут­верждении начальной цены имущества, т.е. с нарушением норм ст. 127 Закона. Однако торги были признаны несостоявшимися по причине отсутствия заявок, соответст­венно, эти нарушения не повлекли нарушения законных прав и интересов ОАО «Б» и других лиц, участвующих в деле.

Судебные инстанции не приняли во внимание довод кредитора о нарушении его прав и непредставлении управляющим до собрания всей необходимой информации об имуществе, предлагавшемся к принятию в счет погашения задолженности (по­скольку такие решения в ОАО «Б» принимаются коллегиально). Вместе с тем, из материалов дела усматривается, что кредитор в процедуре банкротства участвовал в собраниях кредиторов и был информирован о составе недвижимого имущества должника и о результатах торгов. Необходимая информация направлялась управляющим представителю банка по электронной почте, а перечень имущества находился в открытом доступе на сайте bankrot.gov.by.

Доводы кредитора относительно того, что управляющий не мог руководствоваться изменениями и дополнениями в план ликвидации (в редакции управляющего) и провести трое торгов, так как определение суда от 19.07.2018 вступило в законную силу только 29.08.2018, апелляционной инстанцией обоснованно отклонены. Закон не определяет конкретное количество торгов, и управляющий вправе был предложить кредиторам принять имущество в счет погашения задолженности.

В соответствии с ч. 4 ст. 150 Закона собрание кредиторов по вопросу принятия нереализованного недвижимого и движимого имущества должника в счет погашения их требований, его распределения между ними и размера погашенных требований созывается управляющим в те­чение 30 дней со дня проведения последнего аукциона по продаже такого имущества. С учетом даты проведения последних торгов (20.06.2018), срока действия оценки части недвижимого имущества дол­ж­ника (24.07.2018), во избежание дополнительных финансовых расходов управляющий назначил собрание кредиторов на 20.07.2018.

Верховный суд определение экономического суда Гомельской области (которым отказано в удовлетворении жалобы на действия антикризисного управляющего по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) ОАО «Р») и постановление апелляционной инстанции этого же суда оставил без изменения, а кассационную жалобу ОАО «Б» – без удовлетворения.

Автор публикации: Николай СЕРДЮКОВ, юрист

Статья доступна для бесплатного просмотра до: 01.01.2028


Право: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы