$

2.5514 руб.

3.0284 руб.

Р (100)

3.3658 руб.

Ставка рефинансирования

7.75%

Проблемы и решения

Нужно ли Беларуси новое месторождение нефти

10.11.2020
Нужно ли Беларуси новое месторождение нефти
Фото: Максим Богодвид / РИА Новости

Во время телефонного разговора с Владимиром Путиным 4 ноября Александр Лукашенко поднял вопрос о возможности приобретения месторождения нефти на территории РФ, чтобы Беларусь могла самостоятельно добывать нефть для собственных нужд.

Однако анализ фактов показывает, что вряд ли реализация этого плана сможем обеспечить стране энергетическую независимость: Беларусь по-прежнему сильно зависит от поставок российской нефти, а альтернативные варианты в итоге оказываются значительно дороже. 

 

Итог игры в альтернативные источники – убытки

События августа-сентября в очередной раз развернули вектор внешней политики в противоположном направлении. Если еще в первом полугодии 2020 г. правительство по инерции продолжало дистанцироваться от России, стремившейся навязать белорусской стороне интеграционные карты, и искало в предвыборной расстановке сил российских «кукловодов», то после выборов риторика резко изменилась. Россия опять стала другом и главным союзником, а охлаждение отношений в конце 2019 – начале 2020 г. стало забываться. Сейчас многие и не вспомнят, как в январе 2020 г. Россия приостановила поставки нефти в Беларусь, чтобы вынудить нас согласиться на поставки энергоносителей по выгодным для РФ ценам.

Три месяца мы держали «оборону», искали альтернативные источники нефти по всему миру – от Казахстана и Азербайджана до ОАЭ и США, а когда находили, Россия предпринимала все меры, чтобы спутать нам карты. Так, когда Беларусь в марте 2020 г. начала покупать нефть в Казахстане (средняя цена поставок – 199,32 USD, что на 16,6% дороже российской нефти), Россия стала давить на Казахстан, чтобы Беларусь лишилась этого источника. В итоге мы вынуждены были покупать следующую партию энергоресурсов в Азербайджане по цене 265,85 USD за т, что на 55,5% дороже российской нефти. В итоге мы все равно уступили и с апреля стали покупать нефть у российских компаний по мировым ценам, а газ – по прежней контрактной цене – 127 USD за тыс. куб.м. В итоге 3 месяца игры в независимость стоили нам очень дорого. По предварительной оценке переплата за альтернативные источники нефти могла обойтись нам в 100 млн USD.

 

БелАЭС – хороший пример «плохой» независимости

Для чего мы вспоминаем этот эпизод, который нашему правительству наверняка хотелось бы поскорее забыть? Как пример того, что Россия очень хорошо понимает роль зависимости нашей страны от поставок энергоносителей, которые давно уже превратились в «большую дубинку» в наших «братских» отношениях. Именно поэтому России крайне невыгодно идти на сколь-нибудь значимые уступки, которые укрепили бы нашу независимость от поставок российских энергоносителей.

Оппоненты возразят нам, что в данную логику никак не укладывается помощь России в строительстве БелАЭС – проекта, который с самого начала позиционировался как снижение зависимости от поставок российского газа. Однако факты показывают, что способ избавиться от зависимости выбран довольно странный. Мы берем у России кредит в размере 10 млрд USD со средней ставкой 3,94% годовых на 25 лет с момента ввода станции в эксплуатацию. При этом генподрядчиком по строительству станции выступает российская компания «Атомстройэкспорт», а поставщиком топлива для станции по условиям контракта будет российская АО «ТВЭЛ». В итоге получается, что желая добиться независимости от поставок газа, мы получили обязательства по кредиту и зависимость от технического обслуживания станции и поставок ядерного топлива. Поэтому нужно избавляться от детских иллюзий, что Россия дает что-то Беларуси из-за великой братской любви. Все, что делает Россия, выгодно в первую очередь для нее самой.

 

Месторождение – не панацея

Однако это не означает, что Россия откажет Беларуси в предоставлении месторождения. Для «младшего брата» могут что-то и отжалеть, только вот одна проблема: простых с точки зрения добычи месторождений в России практически не осталось. Все новые участки будут требовать достаточно больших капиталовложений прежде чем позволят выйти на заметные объемы добычи черного золота. Кроме того, не факт, что компания, добывающая энергоресурсы на территории Российской Федерации, будет поставлять их в Беларусь на исключительных условиях.

Например, с 2013 года через приобретение нефтяной компании «Янгпур» Беларусь начала добывать нефть на территории России (Известинский лицензионный участок, Ямало-Ненецкий автономный округ). Однако добываемые энергоресурсы сбывались преимущественно на территории Российской Федерации, что логично с учетом географической удаленности цент­ра добычи. 17 февраля в концерне «Белнефтехим» сообщили, что переориентируют предприятие на поставки в Беларусь, хотя вряд ли такой шаг выглядит оптимальным с точки зрения логистики. Однако даже если бы ОАО «НК «Янгпур» поставил всю добытую нефть в Беларусь, это была бы капля в море. Годовой объем добычи нефти дочерней компании концерна «Белнефтехим» составил 206 тыс. т – чуть больше 1% от объема импорта нефти за 2019 год (18 млн т). Также не стоит забывать, что нефтяная компания добывает нефть на  территории Российской Федерации, а значит, подчиняется всем требованиям российского законодательства, включая участие в налоговом маневре, поэтому вряд ли сможет поставлять нефть в Беларусь на эксклюзивных условиях. Да и с точки зрения прибыли приобретение месторождения оказалость не сильно удачным вложением средств. В 2013 году за контрольный пакет ОАО «НК «Янгпур» концерн «Белнефтехим» заплатил через другую свою российскую дочернюю компанию 110 млн USD. Годовая прибыль ОАО «НК «Янгпур» в 2019 году – одном из самых лучших за последнее время – составила 12,2 млн USD. То есть если считать по чистой прибыли, инвестиции в приобретение дочерней компании не окупились до сих пор, несмотря на то, что компания активно наращивает добычу из года в год.

 

Вклад зарубежных проектов Белнефтехима остается незначительным

Российское месторождение – не единственное в портфеле активов «Белнефтехима», приобретенных за последние годы. СП «Петролера БелоВенесолана» (Венесуэла) – итог тесной дружбы Адександ­ра Лукашенко и прежнего лидера Венесуэлы Уго Чавеса – переживает не лучшие времена. В прежние годы «Петролера БелоВенесолана» ежегодно добывала 1 млн т нефти, однако из-за смены власти в стране и избыточного предложения нефти дела стали идти хуже – объемы добычи снизились до 300–400 тыс. т в год.

Еще одна дочерняя компания добывает нефть в Эквадоре. Объем добычи в 2018 году, по данным Белнефтехима, составил 106 тыс. т.

Однако сколько дочерних компаний ни создавал бы данный концерн, структура импорта нефти показывает, что большая часть черного золота, которое мы перерабатываем, приходит к нам из России. То есть за последние 10 лет зарубежные проекты «Белнефтехим» не внесли никаких существенных изменений в структуру поставок энергоресурсов: мы как были зависимы от поставок российской нефти, так и остаемся, что и продемонстрировали события января-марта 2020 г., о которых писали выше. Именно поэтому идея о том, что приобретение нового месторождения что-то изменит, в лучшем случае заслуживает скептицизма. Вместо того, чтобы искать какие-то уступки и эксклюзивные условия, нам необходимо изменить парадигму и адаптироваться к тому, чтобы покупать нефть по рыночным ценам. В перспективе это лучшее средство на пути к истинной энергетической независимости.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

Автор публикации: Дмитрий НАРИВОНЧИК


***