$

2.1546 руб.

2.4528 руб.

Р (100)

3.2408 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Базовая величина

25.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнения

Новый год, новый кодекс и новые проблемы

04.01.2019
Новый год, новый кодекс и новые проблемы
Фото: pronalogi.by

Год 2019-й Беларусь начинает достаточно позитивно – с недействующим «лжепредпринимательским» Указом № 488 и с новым, прогрессивным Налоговым кодексом (НК) – в декабре его утвердили обе палаты парламента, а 30.12.2018, «под елочку», документ подписан Президентом. Как нам жить по новой «налоговой конституции»? Какие послабления и преимущества приготовили законодатели?

Даже внешне позитивным переменам, как выяснилось, рады далеко не все. Так, несколько юристов и бухгалтеров обратили внимание на реальные перемены, которые напрямую связаны с принятием в целом прогрессивных норм. Для этих конкретных специалистов условия ведения бизнеса не улучшаются, а наоборот, ухудшаются.

1% – и ни в чем себе не отказывай

Много вопросов касается нормируемых затрат для исчисления налога на прибыль. Согласно п. 2 ст. 171 НК РБ речь идет о сумме в пределах 1% выручки (с учетом НДС) от реализации товаров (работ, услуг), имущест- венных прав.

Здесь уже бытует множество мнений – как много статей расходов подпадает под это понятие и какие конкретно. С одной стороны, упрощается ситуация с представительскими расходами. Очевидно же, что белорусские фирмы их несут, равно как и американские, европейские, японские и любые другие компании. На конференциях как минимум два известных эксперта заявили, что не видят препятствий даже в покупке алкоголя для иностранных делегаций по корпоративной банковской карте в пределах сумм нормируемых расходов. Это ведь представительские расходы!

С другой стороны, еще до подписания НК Президентом звучали голоса аудиторов и налоговых консультантов, указывавших, что это может означать рост базы для исчисления налога на прибыль в обслуживаемых ими организациях, в частности, «больно» может быть крупным торговым сетям и производителям товаров массового спроса. Ведь есть мнение (пока это не официально озвученная позиция госоргана, а частное суждение аудитора), что в этот 1% входят многие расходы на привлечение клиентов, например, оплата бесплатного транспорта для покупателей, поощрительных призов, бонусов. Хватает бизнесов, у которых на эти нужды идет куда большая доля выручки.

В ближайших номерах «ЭГ» мы будем подробно обсуждать структуру и методику формирования этого 1%.

Что будет с жертвами Указа № 488

Совершенно очевидно, что послабления по итогам отмены этого нормативного акта могут касаться только исключения явных перегибов в правоприменительной практике: когда по формальным основаниям добросовестные фирмы попадали в реестр лжепредпринимательских структур, а их контрагентам приходилось платить огромные штрафы.

Даже в отношении таких «условно чистых» бизнесов послабления еще только введены, и об «амнистии», аннулировании ранее принятых решений, возмещении ущерба никто речи не ведет. Судьба тех, кого посадили по «резонансным делам» и кто продолжает утверждать, что объявленные притворными сделки были реальными, никак не изменилась. Их приговоры пока никто не пересматривает, людей не амнистируют и про их помилование ничего не слышно.

Надеемся, будет поднят вопрос о списании хотя бы части огромных штрафов, которые «пустили по миру» немало мелких и средних частных компаний. Разоренные Указом № 488 бизнесы это уже не возродит, разве что их несчастным руководителям и учредителям станет морально несколько легче. Но это дает шанс, что хоть кто-то решится прийти на их место.

А уж о поблажках для тех, кто действительно рискнет создавать подставные фирмы или прятать деньги через чужие однодневки, речи и близко не идет. Если таковые найдутся, к ним будет применены меры, которые прекрасно работали до появления «лжепредпринимательского» Указа.

Указ заморожен, но дело его…

Уже в ходе рассмотрения НК в парламенте замминистра финансов Дмитрий Кийко отметил, что отдельные положения, направленные на пресечение деятельности лжепредпринимательских структур, войдут в новый Налоговый кодекс. Противодействие теперь основывается на том, что налоговые и контролирующие органы будут доказывать факт неосуществления сделок.

Как именно это делается, хорошо известно: опрашиваются сотрудники, якобы принимавшие или отгружавшие товар, физические параметры грузов сопоставляются с имеющимися складскими площадями и транспортными средствами, у автотранспорта проверяют пробег, соотносят расход ГСМ с указанными в документах рейсами и т.д.

А дальше применяются нормы Налогового кодекса. Как отмечает управляющий партнер белорусского офиса международной консалтинговой компании «Бейкер Тилли» Петр Царев, в соответствии с пунктом 4 ст. 33 нового НК налоговая база и сумма подлежащего уплате (возврату) налога по результатам проверки подлежат корректировке при наличии хотя бы одного из следующих оснований:

 установление искажения сведений о фактах совершения хозяйственных операций, об объектах налогообложения, подлежащих отражению плательщиком в бухгалтерском или налоговом учете либо налоговой отчетности плательщика;

 основной целью совершения хозяйственной операции является неуплата (неполная уплата) или зачет (возврат) суммы налога;

 отсутствие реальности совершения хозяйственной операции (включая случаи, когда фактически не поступил товар, не выполнены работы, не оказаны услуги, не переданы имущественные права).

«Первое и третье основание прямо заимствованы из Указа № 488. Но при этом (разве что) отсутствует процедура направления писем с требованиями о доплате налогов из-за сотрудничества с теми, кто попал в реестр. Да и самого реестра в прежнем виде НК не предусматривает», – отмечает представитель «Бейкер Тилли».

Сохраняется также обязанность плательщиков обеспечивать проверку первичных учетных документов на предмет их соответствия требованиям законодательства, а в случае их оформления от имени белорусской организации или индивидуального предпринимателя – также на пред­мет принадлежности отправителю товара и действительности бланка такого документа, информация о котором размещается в электронном банке данных.

«Лжепредпринимательство» назвали по–новому

Новый Налоговый кодекс пытается намертво закрыть множество лазеек, позволявших выводить из крупных и средних предприятий деньги на «дружественных» ИПэшников, юрлица на УСН и прочих «условно белых» или «условно серых» схем.

Во многих случаях вводятся прямые запреты или ограничивается сумма, которая может быть отнесена на расходы, скажем, при выплате ее в качестве вознаграждения ИП-­управляющему (не более 8 средних зарплат по предприятию).

Сверх того, появляется упомянутый выше критерий, по которому сделки признаются недействительными, если основной целью совершения хозяйственной операции является неуплата (неполная уплата) или зачет (возврат) суммы налога.

Истины ради стоит признать, что этот критерий фактически и раньше был частью повседневной практики в нашей стране, и даже возбуждались уголовные дела по итогам признания таких сделок недействительными и доначисления налогов. Но теперь это четко формализованная норма законодательства, которая будет непосредственно применяться.

Ведь, например, наивные бизнесмены, пытающиеся оформить штат­ных работников в качестве индивидуальных предпринимателей, пока появляются снова и снова, несмотря на штрафы и наказания. И к ним эту норму смогут применить уже не только оперативники ДФР, а обыч­ный налоговый инспектор.

Кому очень нужен реестр фирм-­однодневок?

Как выясняется, многим. Неожиданно обнаружились недовольные полной отменой Указа № 488. И это не контролеры или силовики, а представители вполне благополучных субъектов хозяйствования. Юрист одной крупной торговой компании, занимающейся поставкой автозапчастей, отметил, что реестр лжепредпринимательских структур очень даже нужен – для проверки контрагентов.

Он отмечает, что предприятия действительно просили корректировать реестр, исключив те субъекты хозяйствования, которые попали в него не будучи фирмами-однодневками, а по формальным причинам; прежде всего те, кто не находился по юридическому адресу. А сам реестр был удобным инструментом, пусть бы использовался и дальше, просто без ссылок на абзацы основания из Указа № 488.

Предложения бизнеса о корректировке статьи 29 НК (Налоговая тайна), направленные в Минфин, пока отклонены. А ведь сведения о директоре и учредителях нигде в мире не являются налоговой тайной, только у нас. Для чего это скрывать? Как при этом субъектам хозяйствования оперативно проверить полную добросовестность контрагента?

Но менять ничего не планируют: сейчас можно получить выписку в Минюсте за одну базовую величину (нужна платежка с синим штампом) через 7 дней. Это вроде несложно.

Заплатить одну базовую для пред­приятия, конечно, не проблема. Но гораздо правильнее было бы сделать всем субъектам хозяйствования полный и мгновенный доступ (пусть за деньги) к базе ЕГРЮЛ, как у соседей в России и странах Балтии, где это практикуется  уже много лет. Там за минуту, а не через семь дней, можно узнать всю информацию о контрагенте.

Автор публикации: Алексей МОРОЗОВ


Налоги: список рубрик
Важно
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях