$

2.1222 руб.

2.4045 руб.

Р (100)

3.1867 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Промышленность

Ностальгия по сборочному цеху

25.11.2016

Состояние белорусского машиностроения в последние годы выглядит довольно грустно. Предприятия, некогда принесшие республике титул «сборочного цеха СССР», одно за другим теряют рынки, специализацию, кадры, а затем и место на карте. Может, они вообще больше не нужны?

На ближайшие 5 лет у правительства есть определенные планы насчет трансформации структуры промышленности и ее модернизации. В частности, в Программе деятельности Правительства Республики Беларусь на 2016–2020 годы, утв. постановлением Совмина от 5.04.2016 № 274, говорится о реализации «комплексной инвестиционной программы, направленной на рост конкурентоспособности и производственного потенциала машиностроительного комплекса страны». Власти надеются, что модернизация базовых машиностроительных организаций позволит нарастить потенциал смежных отраслей и производств, обеспечивающих поставку продукции «на конвейеры». При этом от промышленного комплекса ждут повышения удельного веса продукции с высокой добавленной стоимостью и наращивание экспортного потенциала. Рост добавленной стоимости авторы программы собираются достичь «за счет технического переоснащения организаций, в т.ч. в результате повышения степени переработки сырья и локализации продукции». Обещается сделать особый акцент на «рациональном импортозамещении», внедрять передовые технологии в традиционные отрасли и перейти к концепции «умных вещей» в отраслях потребительского сектора производства.

В программе не уточняется, что понимается под «рациональным импортозамещением». Некоторые полагают, что имеется в виду такое производство, которое обеспечивает высокое качество и ценовую конкурентоспособность продукции (не хуже зарубежных аналогов) при таких объемах выпуска, которые достаточны для наполнения внутреннего рынка. При этом любые отрасли, будь то тяжелая, легкая и деревообрабатывающая промышленность, оборонный комплекс, высокие технологии и научные исследования не смогут обойтись без металлообрабатывающих станков. Но осознают ли у нас важность этой темы?

ДАВНО прошли те времена, когда Беларусь была одним из лидеров советского станкостроения и не последней в мировом «табеле». Теперь от былых флагманов отрасли уже не знают, как избавиться. Пример такой тенденции – очередная попытка властей продать здания одного из старейших белорусских заводов. В соответствии с постановлением Совмина от 18.11.2016 № 939 предлагается до 1 июня 2017 г. продать находящиеся в собственности ОАО «МЗОР» 4 капитальных строения: административно-бытового и производственных корпусов по ул. Октябрьской, 16. Предполагается выставить их на аукцион по начальной цене не ниже рыночной стоимости, установленной на 22 июня т.г. в размере 6902,5 тыс. BYN (около 3,5 млн. USD). В случае признания аукциона нерезультативным либо несостоявшимся цена снизится на 20%.

Это уже третий «раунд» распродажи. Еще 4 года назад те же объекты в соответствии с постановлением Совмина от 23.09.2014 № 908 предлагались за 96,8 млрд. Br (на тот момент – 9,5 млн. USD), но покупателей не нашлось. Затем, всего 4,5 месяца назад, эти же здания столь же безуспешно пытались выставить на аукцион в соответствии с постановлением Совмина от 8.06.2016 № 441 – уже за 105,7 млрд. Br (менее 7,1 млн. USD на дату оценки). Таким образом, суммарная стоимость объектов, которую инициаторы торгов считают рыночной, в рублях за 1,5 года упала на 35% в текущих ценах, а в долларовом эквиваленте за 4 года – в 2,7 раза. Учитывая, что уже дважды покупателей на здания не находилось, это почти все, что нужно знать об отечественном рынке недвижимости.

Ранее власти планировали вынести производство МЗОРа за город, а старинные корпуса, признанные историко-культурной ценностью, использовать для иных целей. Часть из них сдается в аренду, некоторые удалось превратить в кафе и клубы. В результате некогда сугубо заводская улица превратилась в оригинальную релакс-зону. Это радует хипстеров и прочую «продвинутую» публику, но для тех, кто долгие годы проработал на предприятиях машиностроения, такие метаморфозы стали символом деиндустриализации страны.

Судьба МЗОРа характерна для многих предприятий республики. Скромный заводик с амбициозным названием «Гигант» прошел путь от выпуска в 1907–1912 гг. скобяных изделий и ремонта сельскохозяйственных машин до производителя тяжелых многофункциональных металлорежущих станков и обрабатывающих центров с ЧПУ. За век он не раз менял имя: с 2012 г. – «Энергия», с 1930 г. – завод носил имя К.Е. Ворошилова, с 1961 г. – им. Октябрьской революции, что и создало аббревиатуру «МЗОР». В 1976 г. МЗОР превратился в производственное объединение, присоединив к себе 2 небольших завода, но эксперимент провалился вместе с косыгинской реформой.

В 2011 г. МЗОР был преобразован в открытое акционерное общество со 100%-ной долей собственности государства, а в 2012 г. стало управляющей компанией, холдинга «Белстанкоинструмент», в который были включены 16 станко-инструментальных предприятий республики. Но это мало помогло сохранению отрасли, как и попытка договориться с российским холдингом «Станкопром», входящим в госкорпорацию «Ростех», о создании совместного предприятия. Между тем бывший флагман советской индустрии тает на глазах. Среднесписочная численность работников завода сократилась с 752 человек в 2011 г. до 536 в январе–июне 2016 г. По данным Минфина, чистый убыток ОАО «МЗОР» за прошлый год превысил 32 млрд. Br, а за 1-е полугодие т.г. – 14,6 млрд. (до деноминации). Это характерно для многих предприятий госсектора, которые сначала утрачивают способность генерировать прибыль и акционерную стоимость, а потом поддерживать те социальные функции, которыми обычно и оправдывают необходимость сохранения этого госсектора.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ производство металлообрабатывающих станков в республике сократилось с 5286 в 2011 г. до 1099 в 2015-м, в т.ч. обрабатывающих центров, агрегатных, одно- и многопозиционных станков – с 28 до 5. Может быть, эта техника не нужна? Но данные статистики показывают, что в те же годы страна довольно активно приобретала станки за рубежом (см. диаграмму). Такая динамика сильно смахивает на утрату технологического суверенитета. Разумеется, далеко не все виды оборудования возможно и целесообразно производить у себя. Но по какую сторону границы рациональности осталось отечественное станкостроение?

Не лучше выглядит ситуация и в других странах ЕАЭС. В Концепции Евразийского инжинирингового центра по развитию средств производства в сфере машиностроения отмечается, что в Беларуси из 11 тысяч единиц оборудования, установленного на станко-инструментальных предприятиях, 9 тысяч (или 81,5%) со сроком службы более 20 лет, в Казахстане уровень изношенности оборудования доходит до 80%, а в России – порядка 50%.

Правда, на модернизацию промышленности привлекаются существенные средства. На 2015–2020 гг. программными документами стран – участниц ЕАЭС на развитие машиностроительных производств предусмотрено выделение средств из госбюджетов на сумму около 32 млрд. USD, из которых на закупку техники планируется направлять ежегодно более 2 млрд. USD. Однако потребность промышленных предприятий государств-членов в оборудовании удовлетворяется преимущественно за счет импорта, например, 90% закупаемого станочного оборудования ввозится из-за рубежа. Это влечет серьезные риски, причем не только экономического характера. Например, экспорт товаров двойного назначения из развитых стан ограничен Вассенаарскими соглашениями, которые перекрывают поставку более 30 позиций оборудования, обладающего наиболее современными по точности, производительности, новизне технологий характеристиками. Запрет на экспорт также регламентируется национальными документами в рамках экспортного контроля и единым Регламентом Совета (ЕС) № 388/2012 от 19.04.2012 г. Ограничение распространяется на сложные и высокоточные токарные, фрезерные и шлифовальные станки, синхронные пятикоординатные станки, а также на программное обеспечение к ним.

ТЕПЕРЬ в Концепции говорится об актуальности восстановления полномасштабного научного и проектно-конструкторского потенциала. Но это требует огромных финансовых и интеллектуальных усилий, объединения имеющихся в странах – членах ЕАЭС возможностей, а также доступа к современным мировым технологиям и разработкам. В Концепции ставится задача увеличения доли станков национальных производителей в потреблении машиностроения ЕАЭС до 60% к 2020 г., повышения уровня загрузки имеющихся и создаваемых мощностей станкостроительных предприятий, создания производства 5 (и более) координатных станков с ЧПУ и точностью обработки более 3 микрон, увеличения доли высокотехнологичного оборудования в общем объеме производства станочной продукции ЕАЭС (в т.ч. ЧПУ, ПО, приводов), развития и роста объема инвестиций в отрасль станкостроения ЕАЭС.

Останутся ли в Беларуси ресурсы для реализации этих задач к началу воплощения Концепции в жизнь? Конечно, ныне модно мечтать, как вымирающую традиционную промышленность целиком заменят суперзвезды оффшорного программирования. Но как-то не верится, что путь к прогрессу только в том и состоит, чтобы на месте сборочных стендов располагались, на радость хипстерам, галереи, коворкинги и кафе…

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН