$

2.5708 руб.

2.7798 руб.

Р (100)

3.3660 руб.

Ставка рефинансирования

8.75%

Итоги

Неожиданная статистика по белорусскому госсектору. Реформ вроде нет. Но что-то необычное там происходит

13.03.2020
Неожиданная статистика по белорусскому госсектору. Реформ вроде нет. Но что-то необычное там происходит
Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Судьба государственного сектора давно является яблоком раздора в дискуссиях о дальнейших путях развития белорусской экономики.

Многие представители государства считают, что необходимость реформирования госсектора переоценена, поскольку госпредприятия обеспечивают население рабочими местами, а некоторые из них работают прибыльно и даже выплачивают дивиденды.

Эксперты и представители международных организаций считают, что сохранение нынешнего госсектора формирует дисбалансы в экономике. И в конечном итоге такая «консервация» огромной части предприятий будет стоить стране более значительных социальных и финансовых издержек, чем несет проведение структурных реформ.

Чтобы разобраться, кто прав, мы обратились к статистическому бюл­летеню Белстата, в котором подведены итоги работы за 2019 год коммерческих организаций государственной формы собственности, включая предприятия с долей государства в уставном фонде, не превышающей 50%.

 

Занятых в госсекторе убавилось. Но зарплаты выросли

На 1 января 2020 г. в частичной либо полной собственности государства находились 3275 юридических лиц, которые обеспечивали работой 1277 тыс. человек, или 43,4% всех наемных работников, занятых в белорусской экономике.

Основные отрасли, в которых присутствуют госпредприятия, – это сельское хозяйство и промышленность.

На них приходится более половины предприятий госсектора, 63% всех работников (806 тыс. человек) и 62% всех капитальных вложений – 9,95 млрд руб. из 16 млрд руб., затраченных предприятиями, принадлежащими государству, на инвестиции в основные средства в 2019 году.

Впечатляющие цифры. Однако если сопоставить данные 2019 года с аналогичными сведениями за 2018 год, начинают появляться вопросы.

Например, если сравнить статистику по численности предприятий и количеству работников, мы увидим, что в прошлом году предприятий госсектора стало меньше на 117, а количество работников снизилось на 48,5 тыс. человек.

То есть предприятия государственного сектора в общей массе не создают рабочие места, а наоборот увеличивают предложение на рынке труда.

Если посмотреть на динамику по отраслям, можно посчитать, что больше всего людей потеряли:

  • промышленность (15,5 тыс. человек);
  • сельское хозяйство (13,8 тыс. человек);
  • строительство (9 тыс. человек). 

Вместе с тем следует отметить, что предприятия госсектора исправно следовали правительственному кур­су на повышение оплаты труда: средняя заработная плата на пред­приятиях государственного сектора за 2019 год выросла на 10,3% и составила 1070 руб. Особенно заметно прибавили зарплаты в сельском хозяйстве (на 16%), образовании (16,5%), строительстве (18,3%).

 

Прибыль выросла, но операционная эффективность упала. Как так?

Интересные вопросы возникают при анализе результатов финансово-хозяйственной деятельности предприятий госсектора.

С одной стороны, государственные предприятия существенно увеличили чистую прибыль, заработав 5,49 млрд руб. против 1,76 млрд руб. в 2018 году.

Однако если учесть данные по выручке предприятий госсектора от реализации продукции (товаров, работ, услуг) за последние 2 года (2018 – 131, 2019 – 136,8 млрд руб.) и средние значения рентабельности реализации (2018 – 9,4%, 2019 – 8,4%), получается, что прибыль от реализации в 2019 году уменьшилась и составила 11,5 против 12,3 млрд руб. по итогам 2018 года.

То есть в целом предприятия не стали более эффективными в операционном плане. А значит, причины увеличения прибыли госсектора следует искать в:

– сокращении количества убыточных предприятий;

– влиянии финансовых статей, таких как курсовые разницы и уменьшение расходов по процентам из-за снижения ставки рефинансирования и удешевления стоимости кредитных ресурсов.

Снижение операционной эффективности предприятий госсектора хорошо видно по снижению рентабельности реализации.

Госпредприятия в некоторых отраслях убыточны уже на операционном уровне, в частности, металлургическое производство (рентабельность реализации – минус 1,9%), а также предприятия, имеющие отношение к творчеству, спорту, развлечениям и отдыху (минус 1,3%).

Обращает на себя внимание снижение рентабельности реализации по тем отраслям, где значения были традиционно высокими:

  • горнодобывающая промышленность (14,9% вместо 19,1% в 2018 году);
  • производство изделий из дерева и бумаги (8,3% вместо 14,3%);
  • производство основных фармацевтических продуктов и препаратов (16,5% вместо 22,1%);
  • финансовая и страховая деятельность (48,3% против 37,1%).

Сокращение операционной эффективности может быть связано с увеличением расходов на оплату труда без привязки к производительности труда, которая остается достаточно низкой.

 

Главные неплательщики белорусской экономики

Общее финансовое состояние предприятий госсектора остается тяжелым.

По состоянию на 1 января 2020 г. на государственные предприятия приходится:

– 76,5% всей просроченной дебиторской задолженности (6,1 млрд руб.);

– 71,5% просроченной кредиторской задолженности (5,7 млрд руб.);

– 80% просроченной задолженности по кредитам и займам (2,4 млрд руб.).

По сравнению с 2018 годом ситуация стала выглядеть немного лучше. Но принципиально ничего не изменилось: в большинстве ситуаций неплатежи в белорусской экономике связаны с предприятиями государственной формы собственности.

Количество убыточных предприятий снизилось: если в 2018 году их было 12,9% (438), то в 2019 году стало 11,4% (373). Больше всего убыточных предприятий в:

  • легкой промышленности (25,3%);
  • деревообработке (19,4%);
  • производстве резиновых и пластмассовых изделий (31,5%);
  • металлургии (41,5%).

 

Инвестиции, от которых растут только долги

Несмотря на проблемы с текущей деятельностью, предприятия государственного сектора продолжают осуществлять масштабные инвестиционные программы. Совокупные инвестиции таких предприятий в основные средства в 2019 году составили 16 млрд руб., что на 13,5% больше, чем в 2018 году. 7,8 млрд руб. были направлены на строительно-монтажные работы, 6,2 млрд руб. – на приобретение оборудования и транспортных средств.

Однако оценить эффективность этих инвестиций трудно. Как мы видели, новые рабочие места не появляются, рентабельность реализации сокращается, просроченная задолженность сохраняется на прежнем уровне.

Одно мы можем сказать точно: такие масштабные инвестиции (в 1,4 раза больше годовой прибыли предприятий от реализации) вряд ли обошлись без увеличения общей долговой нагрузки предприятий, которая по общей оценке Белстата и без того достигает 54,5 млрд руб., что в 10 раз выше их совокупной годовой прибыли.

 

Так что творится в госсекторе?

Из предоставленных данных можно сделать два вывода.

1. В государственном секторе уже происходят преобразования:

– государственных предприятий стало меньше;

– количество работников, занятых на них, сократилось.

Это может быть связано с ликвидацией убыточных организаций, присоединением одного предприятия к другому (о подобных креативных схемах мы не раз писали в нашем издании) или продажами госпакетов акций на аукционах.

Так или иначе, в 2019 году 117 государственных предприятий (3,4% от их общего количества) перестали быть таковыми.

2. Однако не стоит спешить с тем, чтобы назвать этот процесс реформированием: второй наш вывод будет о том, что основные способы хозяйст­вования остались неизменными.

Несмотря на то что 11,4% предприятий госсектора (а в некоторых отраслях – и все 40%) убыточны, мы видим увеличение зарплат по всем отраслям без оглядки на производительность труда и опережающий рост капитальных расходов.

Это ведет к увеличению долговой нагрузки. Из каких источников будут погашаться эти кредиты и займы, непонятно, ведь на операционном уровне госпредприятия стали зарабатывать меньше.

Таким образом, текущее состояние госсектора – это уже не просто вопрос сохранения рабочих мест. Теперь от работы госпредприятий зависят целая цепочка платежей в белорусской экономике и возврат кредитных ресурсов банкам. И вот здесь перспективы кажутся нам очень туманными.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by 

Автор публикации: Дмитрий НАРИВОНЧИК, финансовый эксперт «ЭГ»


Макроэкономика: список рубрик
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Опросы