$

2.1091 руб.

2.3481 руб.

Р (100)

3.3365 руб.

Ставка рефинансирования

9.00%

Проблемы и решения

Не хочешь платить? Реорганизуйся!

15.02.2019

Вопросом задолженности в Беларуси озабочены все. Банки, переживающие за величину «проблемных» активов, меняют их название на «необслуживаемые». МВФ тоже озадачен — так и не заработавшим в РБ по-настоящему Агентством по управлению проблемными активами (а как оно заработает, если проблемных активов у нас уже нет, а есть активы необслуживаемые). Совмин не остался в стороне и призвал агросектор снизить величину отношения кредиторской задолженности к выручке с 4,7 до 1,02%. Однако ситуацией с задолженностью реального сектора, где все предприятия страны друг другу должны, никто серьезно не занимается.

Восполняя пробел на данном на­правлении, «ЭГ» начинает серию материалов на тему «ухода от платежей». В этом нам помогают юристы компании «Правовой путь» Екатерина ВЛАДЫКО (директор фирмы) и Геннадий АГЕЕВ.

Е.В.: Мы не претендуем на роль истины в последней инстанции, так как общая картина по стране нам неизвестна. Можем апеллировать лишь к опыту своей деятельности (а это десятки дел по возврату задолженности на фоне десятков тысяч по стране). Но и на основании этого у нас сформировалось достаточно твердое убеждение, что в половине случаев должник осознанно применяет одну из схем, использую­щую прорехи в действующем законодательстве. В этот раз мы поговорим о такой «методике», как реорганизация предприятия путем выделения нового субъекта хозяйствования.

Г.А.: Сегодня на основании действующего законодательства в нашей республике никто не вправе запретить собственникам предприятия (учредителям) проводить его реорганизацию путем выделения нового предприятия из уже имеющегося на основании внутреннего решения, разделить одну организацию на две. Одна из этих двух (зачастую именно новая, с другим названием и реквизитами) по разделительному балансу забирает все активы общего предприятия (акции, облигации, недвижимость, спецтехника, транспорт и т.д.), а вторая – по известному принципу «кому – вершки, кому – корешки» – оставляет за собой долговые обязательства.

Именно с этого предприятия, увязшего в долгах, кредиторы и пытаются вернуть свое. Но после таких реорганизаций по факту уже нечего взыскивать.

После всех проведенных реорганизаций предприятие, за которым остались только долговые обязательства перед кредиторами, зачастую начинает процесс ликвидации, а то и вовсе ничего не делает (не осуществляет хозяйственную деятельность). Впоследствии государственные органы за счет налогоплательщиков сами начинают процесс ликвидации, банк­ротства таких организаций.

Корр.: Неужели ничего нельзя противопоставить столь простой схеме?

Е.В.: Если реорганизация происходила до наличия исполнительных документов в отношении должника – субъекта хозяйствования, то ее уже не отменить. То есть собственник предприятия (учредитель) понял, что проблема нарастает, все выходит из-под контроля (а может, подобные действия планировались изначально), и принимает такое решение.

Г.А.: Если исполнительные документы есть, нужно обращаться с заявлением в экономический суд о признании незаконности такой реорганизации. И в судебной практике такие случаи уже есть: выносится положительное решение.

Важный момент: долг (если он появился) в обязательном порядке необходимо обозначить, иначе впо­следствии предприятие просто ис­чезнет из Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей – (ЕГР) после реорганизации, и возврат его будет практически невозможен. Но если (повторимся) исполнительные документы есть, то можно бороться до конца, добиваясь через суд отмены реорганизации, и впоследствии высока вероятность возврата долга.

Корр.: С виду все просто. Но если бы все было так просто на деле, злоумышленники не обращались бы к этой схеме столь часто…

Г.А.: Представим ситуацию, при которой реорганизация признана незаконной. Все приказы, письма, уведомления и прочие документы и приложения судебных решений об отмене реорганизации имеют уведомительный принцип. Работник ЕГР внес отметку об отмене – и забыл о ней. Но что делать тем же судебным исполнителям, ликвидаторам, управляющим по банкротству? Вот тут и начинаются сложности.

Вы даже не представляете, сколько потребуется времени и сил вышеперечисленным должностным лицам, чтобы вернуть все обратно, как было до разделительного баланса. И это при небольших масштабах предприятия. А если организация крупная? А если это не первая реорганизация, а вторая или вообще пятая?

К примеру, после первой реорганизации собственник (учредитель) предприятия не полностью разделил долги и имущество, а лишь часть имущества, находящегося на балансе предприятия-должника (к примеру, погрузчик и два автомобиля), оставил той «половине», где в наличии долговые обязательства. После чего пред­приятие с долгами вновь проходит процедуру реорганизации-разделения, при котором по разделительному балансу в одной части остаются уже две машины без долгов, а в другой – долги и погрузчик. Дальше – новая реорганизация той части, которая с долгом. Звеньев в этой бесконечной цепочке реорганизаций может быть сколько угодно. По итогу остается предприятие с долговыми обязательствами, а активы изначального предприятия-должника растворяются в цепочке реорганизаций. Впоследствии именно с него взыскатели пытаются вернуть свои долги.

И, по логике, всю эту цепочку необходимо привести к первоначальному знаменателю. Со всем имуществом и всеми долгами.

Но, даже если судебный исполнитель, ликвидатор или управляющий по банкротству знает все процедурные вопросы, работу зачастую тормозят пропавшие в процессе проведенных реорганизаций документы и временные сроки на их восстановление. И это полбеды, т.к. до сих пор между государственными службами развит бюрократизм.

Не будем забывать и о том, что у судебных исполнителей, ликвидаторов, управляющих по банкротству на исполнении находится не одно производство, а сотни, у судебных исполнителей – тысячи, а им приходится восстанавливать звенья цепи, которые уже отсутствуют. Те же погрузчики и автомобили вместе с запчастями (мы даже не говорим о столах, стульях и условных степлерах, которые находились на балансе предприятия-должника). Ведь в подобной ситуации потребуется при­знать все сделки в отношении имущества недействительными и вернуть все имущество на баланс изначального предприятия.

Описанная схема – работающая! Злостные неплательщики к ней прибегают довольно часто. В некоторых случаях – даже невзирая на то, что в отношении них органами принудительного исполнения возбуждены исполнительные производства.

Е.В.: Здесь важны не только юридическая грамотность и профессионализм взыскателя (в конце концов, к работе можно привлечь юристов), но и его «упорство», так как кивать на судебного исполнителя в данном случае неуместно, он выполняет свои служебные обязанности, причем сугубо в рамках действующего законодательства.

Многие взыскатели панически боятся юридических расходов. Самый распространенный вопрос при обращении к нам и нашим коллегам – «что делать?». А когда начинаешь объяснять, что и как, они, как правило, прерывают репликой: «Так это же стоит денег!» Совершенно верно. И не факт, что они будут компенсированы. Может статься, что, оформив претензию – самое простое, что можно сделать, – и направив ее кредитору, взыскатель вернет и то, что требовалось, и средства, потраченные на юридиче­ские услуги. А может, и не вернет.

И когда приходит осознание этого, все застопоривается. К сожалению, такова реальность: как только человек сталкивается со сложностями и дополнительными тратами, у него сразу опускаются руки.

Но если в этой ситуации не бороться, деньги не будут возвращены.

Корр.: А каким образом взыскатель в данной ситуации может бороться?

Г.А.: Обращаться в суды для при­знания последними незаконности реорганизаций предприятий-­долж­ников. Судебных заседаний при этом может потребоваться несколько. Кроме того, когда дело переходит на стадию исполнительного производства, надо не лениться, записываться на прием к судебному исполнителю, взаимодействовать с ним. Если взыскатель располагает какой-либо актуальной информацией о своем должнике – сообщать об этом. И чем это раньше произойдет, тем лучше для взыскателя.

А параллельно пытаться узнать, какими активами располагает организация-должник. Если активы есть, необходимо направить ходатайство судебному исполнителю, чтобы он принял меры по обеспечению ис­полнительного производства (о за­прете регистрационных действий с активами, которые находятся на балансе предприятия-должника).

Потому что, если у того дело дойдет до разделительного баланса, при котором активы начнут «растворяться» в реорганизационных мероприятиях, все станет намного сложнее.

А если такой запрет от судебного исполнителя есть, городские и районные агент­ства по государственной регистрации и земельному кадастру сделок с недвижимостью без разрешения судебного исполнителя уже не допустят; без разрешения судебного исполнителя гостехнадзор не снимет с учета спецтехнику (тоже не предоставит права делать разделительный баланс); ГАИ не разрешит переоформить автотранспорт, и пр. В связи с этим реорганизация предприятия путем выделения новой структуры теряет смысл.

Были случаи, когда даже достаточно крупные предприятия после таких запретов судебного исполнителя обращались в суд за разрешением на разделительный баланс в связи с реорганизацией, но и суд им отказывал.

Е.В.: Опять же: нельзя ждать, не нужно откладывать годами сформировавшуюся задолженность, меры по отношению к должнику требуется предпринимать оперативно. Чем быстрее будет реакция, тем легче взыскателю вернуть «свое». Долг нужно обозначить. Пусть взыскатель осознает, что деньги у него украдены (а оно так и есть).

Ведь когда у вас воруют кошелек и вы точно знаете, кто это сделал, вы не отказываетесь его вернуть. То же самое и здесь. Если хотите бороться за свое, опускать руки нельзя. Верить на слово «вору», что у него арестован счет или нет денег, нельзя. Понятно, что у взыскателя нет возможности увидеть полную картину дел своего должника. Но такая возможность есть у судов и судебных исполнителей.

Корр.: Есть ли где-нибудь в открытом доступе некий алгоритм действий для взыскателя, которому тот может последовать в ситуации с возвращением долга?

Е.В.: Конкретного алгоритма нет. На просторах интернета можно найти комментарии к различным ситуациям нашей темы, к примеру, на сайте Верховного суда представлены шаблоны заявлений на возбуждение приказных производств, направление ходатайств и многое другое. На сайте Главного управления юстиции включены образцы написания заявлений на возбуждение исполнительного производства. Проблема в другом: что делать дальше, после написания заявлений? Неясно, так как на этом алгоритмы обрываются. И народ в такой ситуации делает вывод: все, отправил документы в суд, в органы принудительного исполнения, дальше надо ждать денег.

Но дальше – это уже практика, где шаблонов нет, а есть профессиональный опыт и знания. Даже в отношении того, как правильно составить документ и в каком ключе вести диалог.

Вот, к примеру, наиболее частая ошибка тех, кто идет по шаблону.

В постановлении о возврате исполнительного документа без возбуждения исполнительного производства судебного исполнителя указано: «В возбуждении исполнительного про­изводства отказать (взыскателю) в связи с тем, что не соблюдены нормы действующего законодательства при предъявлении исполнительного документа для возбуждения исполнительного производства, а именно, изначально не было предъявлено требование к счету должника».

То есть по закону для начала нужно самостоятельно принять меры для возврата долга. Взыскатель, предъявив к счету должника платежное требование, на основании исполнительного документа вернет имеющийся долг. И судебный исполнитель не потребуется, нет необходимости нагружать его лишней работой, которой у него и так очень много.

Пример из нашей практики. Организация с 2013 г. пыталась вернуть свой долг, не зная тонкостей и специфики по взысканию дебиторской задолженности. Переписка кредитора и дебитора на эту тему велась около пяти лет. Платежи пошли (и половина долга уже возвращена) лишь после того, как предприятие обратилось в организацию, которая занимается такими вопросами. И это не самореклама.

Причем следует помнить: указанный пример возвращения после многих лет денег – огромная удача. Потому что по Закону «Об исполнительном производстве» очередность взыскателей формируемся по датам на момент возбуждения исполнительных производств (пока исправляешь все ошибки в оформлении документов, обращениях по инстанциям и т.д.). И когда дело, наконец, дойдет до положительного разрешения, организация в очереди на возврат денег может оказаться не первой, а во втором или даже третьем десятке взыскателей (а в случае с колхозами – вообще во второй или третьей сотне). В такой ситуации возврата долга можно не дождаться. Они уйдут к тем, кто стоял в очереди к должнику ближе вас.

Резюмируя: каждый должен заниматься своим делом. Всегда помним «Собачье сердце» Михаила Булгакова: «Я за разделение труда, доктор. В Большом пусть поют, я буду оперировать. И очень хорошо. И никаких разрух».

Беседовал Владимир Орехов

Автор публикации: Екатерина ВЛАДЫКО, директор компании «Правовой путь», Геннадий АГЕЕВ, юрист компании «Правовой путь»