$

2.1098 руб.

2.4279 руб.

Р (100)

3.2157 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

ИТ-технологии

Нападение на белорусских «криптовалютчиков»

25.12.2017
Нападение на белорусских «криптовалютчиков»
Фото: pixabay.com

Иностранцы попытались завладеть значительной частью первой белорусской криптовалюты. Пока соотечественникам удалось сохранить свои позиции и остановить нашествие зарубежных майнеров. Но отнять уже полученные талеры у иноземцев нельзя, блокчейн-сеть подчиняется не своим разработчикам, а заложенному в нее при создании программному алгоритму и, отчасти, сообществу пользователей. Основатель белорусского крипто-талера Денис ЛАВНИКЕВИЧ рассказал о сложившейся ситуации и ответных мерах на брифинге перед ежегодной конференцией о fintech, блокчейне и криптовалютах Smart Taler 2017.

Что такое майнинг, и кто им занимается

Что именно случилось, и как понять происходящее? У каждой криптовалюты есть остаток денежной массы, который не принадлежит никому. Он хранится в зашифрованном виде. Кто расшифрует текущий алгоритм – тот и получает следующую «монету». Но после этого подбор ключа к следующему биткоину или эфиру становится сложнее, для этого нужно больше вычислительных мощностей и времени.

В мире сложилась целая индустрия, охотящаяся за такими зашифрованными деньгами, – майнинг. Круглые сутки миллионы мощных компьютеров пытаются расшифровать очередные «монетки» из разных криптовалютных систем. Хозяева этой техники – майнеры – довели до безумия и бессмысленности конкуренцию в добыче биткоинов. Они постоянно ищут новые возможности для использования своих мощностей.

И вот группа таких майнеров попытался подмять под себя значительную часть новой и единственной белорусской криптовалюты – талеров. Из какой именно страны исходила атака, непонятно. Известно, что огромные мощности имеют специализированные китайские и российские компании. Ясно, что была использована техника, изначально предназначенная для майнинга лайткоинов, стабильно входящих в ТОП-10 самых популярных криптовалют в мире и сейчас стоящих больше 100 USD за «монету».

Д. Лавникевич описал «вторжение иноземцев» следующим образом: «Мы открыли свою сеть 6 октября и первоначально у нас талер базировался на том же алгоритме, что и лайткоин, т.е. это усовершенствованный алгоритм биткоина. Мы были первыми и при всем желании не могли все предусмотреть. Так вышло, что кто-то, видимо, на «фермах», на специализированных микросхемах и видеокартах майнил лайткоин, и они уже отчаялись заработать. Потому что, действительно, пора забыть про майнинг популярных криптовалют.

Они просто подключили эти фермы к нашей сети, видимо, желая по-быстрому намайнить талеров. А когда он «взлетит», заработать. И у всех, у кого до этого в тестовом режиме шел майнинг на обычных компьютерах и все было нормально, он, в итоге, встал колом. У меня, например, на домашних компьютерах с 6 октября не намайнилось ни одного талера. Просто потому что кто-то подключил фермы лайткоина и перебил майнинг всем».

Делать реальные деньги на майнинге биткоина, эфира или того же лайткоина сейчас почти невозможно. Заработок зависит от количества конкурентов и от того, как много этой валюты уже сгенерировано. То есть «добыча» каждой новой «монеты» обходится все дороже. И чем больше конкурирующих мощностей, тем меньше шансов у одинокого компьютера получить хоть что-то.

Множество майнеров-одиночек объединяются в группы – «пулы». Им противостоят крупные компании, единолично владеющие дата-центрами на тысячи и даже десятки тысяч единиц оборудования.

Успешный белорусский торговец компьютерным «железом», директор группы компаний «БелХард» Игорь Мамоненко описал ситуацию так: «Забудьте про майнинг, про фермы и видеокарты. Эта игра уже закончилась. Дело в том, что если кто-то думает, что включит компьютер и через какое-то время ему там электричество поменяют на биткоины, то этого не произойдет. Майнинг происходит на конкурсной основе. Другими словами, деньги получает тот, кто первым «закроет» блок, найдет хэш блока. Этим могут одновременно заниматься десятки, сотни тысяч, а получит вознаграждение один, тот, у кого больше вычислительная мощность. Поэтому сейчас все серьезные вычисления и майнинг происходят на огромных пулах, куда включены крупные серверные центры. В России, знаю, есть ребята, которые вложили сотни миллионов долларов в майнинг, в оборудование. И конечно, рядовой владелец видеокарты просто останется за пределами».

Фото: Дата-центр, заполненный майнинговым оборудованием. Горный район провинции Сычуань, КНР

В Китае, в регионах с льготными ценами на электроэнергию, рядом с электростанциями стоят огромные здания, заполненные такой техникой. Хозяева берут деньги за место на полке и услуги техперсонала, а само оборудование принадлежит богатым китайцам из других регионов.

В России такие объекты создаются под контролем олигархов. Например, металлургический холдинг Олега Дерипаски UCRusal строит в Карелии, на территории своего Надвоицкого алюминиевого завода, центр обработки данных на 5 тыс. серверов, вычислительных блоков и рабочих станций. Этому же концерну принадлежит местная Ондская ГЭС, которая не знает, куда девать 40% вырабатываемой энергии. Так вот, потребляемая мощность нового объекта составит 5 МВт, что отчасти решит эту проблему.

Наш ответ российско-китайским майнерам

Вот такого уровня бизнесмены попытались поставить под свой контроль первую белорусскую криптовалюту. Отцы-основатели сети не могут запретить китайцам и россиянам добывать все талеры. Но у них пока достаточно инструментов для изменения принципов работы сети: «Мы уже сделали новые кошельки, там убрана кнопка «майнинг». Поменяли алгоритм на совершенно другой, который просто исключает возможность кому бы то ни было, россиянам ли, китайцам или еще кому-то, подключать фермы и вот так внаглую майнить.

Теперь желающие принять участие в этом «богоугодном деле» могут подключаться к майнинговым пулам, где совершенно другой принцип. И никто, кто мог вложиться в эти фермы, имея под боком дешевое электричество (в России уже целые города собираются строить для майнинга возле крупных ГЭС), теперь сделать этого не сможет. Это будет намного более справедливая система.

Мы делаем упор на то, чтобы те узлы, которые являются узлами сети талера, чтобы они зарабатывали прежде всего не на майнинге, а на обслуживании самой этой системы. Майнинг, конечно же, сохранится, но он будет более распределен и справедлив. Комиссия какая-то есть, она безумно меньше банковской, скажем честно, за счет большого времени транзакции, как это сейчас у биткоина, например, или лайткоина.

Теперь у нас намайнено, а точнее, рассчитано 9 450 блоков. С десятитысячного блока буквально в течение пары дней произойдет смена [алгоритма] и майнить талер, внаглую включая «фермы», будет невозможно. Это более честная система. Мы с этим столкнулись, мы испытали это на своей шкуре именно потому, что мы были первыми. Урок пошел впрок».

Кому и зачем все это надо?

Формально каждый талер стоит 10 белорусских рублей. Но даже сам Денис Лавникевич их как-то назвал «электронными фантиками». Хотя есть несколько telegram-каналов, посвященных обмену талеров, их стабильного рынка пока не существует, ликвидности нет и продать намайненные «монеты» иностранные захватчики едва ли кому-то могли. Действия зарубежных майнеров можно объяснить отчаянием от безуспешных попыток добыть традиционные криптовалюты, переизбытком мощностей и надеждой на то, что талер когда-то в будущем станет дорогим и ликвидным. В общем, достаточно странный и почти бессмысленный поступок.

Но зачем основателям проекта тратить свое время на поддержку системы и борьбу с иностранными майнерами? Наиболее известные из команды талера люди – Денис Лавникевич и Сергей Лавриненко – вполне благополучные, востребованные, загруженный работой и повседневными заботами профессионалы. Что двигает ими? Только ли энтузиазм и вера в мировое господство блокчейна?

На самом деле команда, запустившая белорусскую криптовалюту, – первая и единственная в Беларуси IT-компания, имеющая практический опыт ведения финансовых операций на основе блокчейна и, вообще, внедрения этой технологии. Большинство отечественных банков заинтересовано не упустить новые возможности, которые все это открывает. Но ни одно финансовое учреждение не готово рисковать своей репутацией, принимать на себя имиджевые и юридические проблемы, выбираться из непонятных и щекотливых ситуаций.

Д. Лавникевич и С. Лавриненко – первопроходцы, разведчики, которые могут рассказать банкирам о рисках и возможностях, которые их ждут при внедрении блокчейн-технологий и использовании криптовалют. Создатели талера не скрывают свое тесное взаимодействие с крупными финансовыми учреждениями. Денис Лавникевич говорит: «Есть интерес со стороны банков, а для нас это просто неизбежно. Мы уже много общались на эту тему с Белгазпромбанком, в силу того, что его руководитель очень интересуется fintech’ом и всеми новыми технологиями. Есть у нас другие встречи. На прошлой неделе я читал лекцию перед руководством Беларусбанка. И там тоже мы обсуждали в том числе и вопросы сотрудничества. Переговоров много, и кому-то мы даже уже перечислили талеры для имплиментации в бизнес. Пятьдесят тысяч талеров зарезервировали на эти цели».

Прямо после пресс-конференции Денис Лавникевич обсуждал встречу и возможное сотрудничество с руководителем профильного департамента Приорбанка Сергеем Лазюком. Интерес явно взаимный.

Так что будущее у команды белорусского крипто-талера вполне светлое, она уже востребована нашей банковской системой, и курс самой валюты имеет для успеха второстепенное значение. А нынешнее его состояние мало отличается от восприятия рынком биткоина в 2009–2010 годах.

Справка «ЭГ»: Талер основан на технологии блокчейн и несколько усовершенствованном алгоритме биткоина (SoW), т.е. является распределенной (децентрализованной) криптовалютой, не имеющей единого эмиссионного центра и централизованного управления. Жизнеспособность, целостность системы, транзакции внутри системы и эмиссия новых «монет» обеспечиваются вычислительными мощностями пользователей талера. Блокчейн-сеть, на основе которой функционирует первая белорусская криптовалюта, провела первые транзакции 13 сентября и запущена в полномасштабную работу 6 октября 2017 г.

Наиболее известные из основателей – журналист Денис Лавникевич и айтишник Сергей Лавриненко. Талер является некоммерческим проектом, личную выгоду его создатели не преследуют.

На пре-майне, т.е. при запуске было эмитировано около 2 миллионов талеров. Это неприкосновенный запас. Они лежат для раздачи бизнесам, которые первыми рискнут использовать белорусскую криптовалюту в своей реальной деятельности. Основатели не планируют никому продавать эти 2 млн. А за время работы сети талера майнеры добыли еще около 300 тысяч «монет».

Автор публикации: Александр ПЛЮСКОВ