$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Компании и рынки

Мы в ответе за чистоту воды

25.08.2017

В Беларуси нужен ответственный подход к выбору систем очистки воды в промышленности – как со стороны государства, так и на самих предприятиях. О финансовых и экологических проблемах приобретения и эксплуатации очистных сооружений рассказывает директор ООО «Родолит Аква» Дмитрий СТАНКЕВИЧ.

Дмитрий Ильич, есть ли данные о том, сколько предприятий в нашей стране добросовестно установили водоочистное оборудование и сколько не желают этого делать или не эксплуатируют? В каких отраслях требования в этой сфере серьезнее?

– Новые строящиеся пред­приятия не могут быть сданы без установки очистного оборудования. Как правило, оно неплохое на всех современных заводах. Например, в ОАО «Мостовдрев» серьезно подошли к своему проекту. Там в цеху очистных сооружений работает до 8 человек, культура труда достаточно высокая, оборудование подобрано хорошее. То же можно сказать о Щучинском молочном комбинате «Промилк», бумажной фабрике «Спартак».

Пора признать, что большинство очистных сооружений, построенных в советский период, сегодня уже неработоспособны. Если бы когда-то их не сделали с запасом по объему, ситуация была бы катастрофической. Вспомогательное оборудование, улучшающее качество очистки, давно вышло из строя, устарело, а потому требуется новое на замену. Можно оптимизировать затраты на очи­стку, но излишняя экономия здесь вредит качеству.

В республике регулярно проверяется воздействие пред­приятий на окружающую среду. Субъектами с высоким риском считаются нефтеперерабатывающие заводы, автозаправки. Поэтому их проверяют часто. Предприятия, которые относятся к невысокой группе риска, проверяются реже. Местные организации водоканала и Минприроды довольно тщательно контролируют состояние канализации промышленных стоков К1 (в т.ч. хозяйственно-бытовой). Гораздо меньше внимания уделяется ливневой канализации (К2). И если руководители предприятий готовы обсуждать приобретение очистных сооружений промышленных стоков, то интереса к ливневой канализации почти нет. Есть мнение, что это – вопрос экологов, тем более что такие объекты проверяются куда реже.

По оценкам экспертов, за последние 3 года в Беларуси объем недостаточно очищенных вод вырос в 3 раза, до 8 млн. м3. С чем связана такая динамика?

– Это мнение профессора А. Гуриновича, я не могу ставить его под сомнение. Качество очищенных вод зависит от эксплуатационных затрат (на электроэнергию, персонал, химикаты, обслуживание и вывоз загрязнений). Если в кризис предприятия экономят на любом из этих пунктов, то ухудшается очистка. Сток переходит в разряд недостаточно очищенных, так что я доверяю этой информации.

В советские времена руководителям предприятий порой было выгоднее платить штрафы, чем устанавливать водоочистное оборудование. Сохранилась ли эта традиция или наказание стало тяжелее?

– Как-то мне пришлось услышать одного консультанта, который сказал, что если вам выгоднее не платить налоги, а платить пеню и штрафы, деньги тратить по другим направлениям, то вы должны принимать решения вплоть до того, что не вовремя платить налоги. Поэтому, находясь в конкретной экономической сре­де, предприятие для себя принимает решение о том, что выгоднее – платить штрафы или тратиться на эксплуатацию очистных. Определяется это индивидуально, отношением гендиректора к проблеме. Зачастую у руководителей есть непонимание того, что можно сэкономить деньги, хорошо эксплуатируя очистные сооружения, тем самым меньше платя за превышение ПДК (предельно допустимой концентрации вредных веществ). Если бы кто-то посчитал, какие деньги в результате можно сэкономить, возможно, что директора свою точку зрения пересмотрели бы. Я допускаю, что на каких-то предприятиях выгоднее платить штрафы. При этом у нас крайне редко предприятия сбрасывают стоки в водоемы. Стандартная схема, когда пром­стоки попадают на очист­ные водоканалов и ЖКХ.

Где требования к очист­ке сточных вод жестче: в Беларуси или в странах ЕС? Насколько они у нас обязательны?

– Требования к очистке сточных вод жестче в Беларуси. В Советском Союзе требования были очень серьезными, но большинство из них были недостижимы при том уровне технологий. Например, по фосфатам норма по СанПиН – 0,066 мг/л после очистных сооружений. После биоочистки (наиболее эффективного способа) получали содержание фосфатов 2–3 мг/л.

Требования по содержанию нефтепродуктов были 0,005 мг/л, тогда как в Евросоюзе – 5 мг/л. А требования к водопроводной воде были 0,1 мг/л. То есть взяв водопроводную воду и отправив ее в водоем, мы уже нарушаем законодательство, т.к. требования к водоотведению вдвое выше, чем к водопотреблению. Это нон­сенс.

Во всем мире определяют не ПДК, а объем загрязнений, который от предприятия поступает. За границей предприятия фиксируют, что они собрали и вывезли на полигоны. Это за­считывается им в плюс, а если замеры выявляют сброс вред­ных веществ в водоем, то их тоже учитывают и штрафуют. У нас, если превысил концентрацию (ПДК), – получи штраф, реальный объем загрязнения никто не считает. Получается, что если одно предприятие сбрасывает 2 м3 загрязненной воды, а другое – 2 тыс. м3, то штрафы они получат одинаковые. Это одна их главных про­блем: заставить нарушителей платить за реальное количество выбросов в окружающую среду.

– В отличие от соседних стран водоочистное оборудова­ние в нашей стране не сертифицируется. Это влияет на состояние экологии?

– Конечно. Сертификация по­зволяет заказчику быть уверенным, что выбранное им оборудование соответствует стандартам. А у нас любой дядя Вася в гараже может получить сертификат белорусского производителя в ТПП, что дает право на преференции, участие в любых тендерах и возможность выигрывать их. Достаточно много случаев, когда, пользуясь отсутствием сертификации, кое-кто наладил кустарное производство примитивного водоочистного оборудования.

– Вы поэтому отказались от сотрудничества с белорусскими производителями?

– В Беларуси есть 2 серьезных изготовителя, которые заботятся о качестве своей продукции и не гонятся за самыми низкими ценами. Но они не занимаются очисткой ливневых стоков. Им­портное оборудование, которое мы предлагаем, более качественное. Наше кредо – предлагать лучшее из доступного и выполнять обещания. Некоторым клиентам нужна белорусская продукция для выполнения про­граммы импортозамещения. Мы в какой-то момент согласились с этим, но отказались, когда увидели, как быстро отечественное оборудование выходит из строя. Его надо обслуживать 2–3 раза в месяц, или оно не выполняет своих функций.

В свое время мы хотели получить франшизу финской компании и производить ее оборудование. Но после почти года переговоров лицензиат так и не рискнул проводить эксперимент в нашей стране. После 2015 г. от идеи франшизы отказались. Мы поняли, что не обязательно становиться заложником какой-то од­ной технологии. Можно заниматься инжинирингом, предлагая различные решения для разных ситуаций и производств.

– Недавно в новостях сообщали, что успешное пред­приятие «Кроноспан» попало в судебное разбирательство из-за загрязнения Вилии. Что на самом деле произошло? Может ли предприятие не знать, что установленное водоочистное оборудование работает плохо?

– «Кроноспан» установил примитивное европейское оборудование от белорусского поставщика, который, пользуясь отсутствием сертификации, указал, что очистка укладывается в отечественные  нормы. Это, к сожалению, никто не проверяет. Таким образом, отсутствие сертификации позволяет недобросовест­ным компаниям поставлять оборудование, а другим – абсолютно безответственно относиться к ливневой канализации.

– Почему остаются проблемой стоки молокоперерабатывающих предприятий? Они просто не хотят устанавливать необходимое очистное оборудование или экономят на нем, пользуясь тем, что молоко в нашей стране – «стратегический товар»?

– В молочной промышленности ситуация не самая плохая. У нас около 40 таких предприятий, и только 3 из них сбрасывают отходы непосредственно в водоем. Основная проблема в том, что городские очистные сооружения могут не справляться со стоками, тогда надо ставить предочистку. На разных водоканалах положение различное. Нормативы оплаты водоканалу предприятиям устанавливаются исполкомами. Помню, однажды «Корона» жаловалась, что для других предприятий требования к содержанию жиров в стоках в 10 раз менее жесткие, чем к торговой организации, изготавливающей полуфабрикаты. Это пример того, как у нас могут устанавливаться требования к спецводопользованию. Нужно дать возможность предприятиям отстаивать свою позицию, должен быть арбитр. Сейчас формально эту роль исполняет РУП «Центральный научно-­ис­следовательский институт ком­плексного использования вод­ных ресурсов» (ЦНИ КИВР)  при Минприроды.

– Какие примерно затраты требуются для обеспечения предприятия качественными водоочистными сооружениями? Окупаются ли такие инвестиции?

– Если какие-то предприятия сбрасывают стоки на водоканалы и считают, что много платят за это, то можно найти альтернативный путь. Сбрасывать стоки в водоем, построив у себя очистное оборудование. Для пищевых предприятий сначала ставится механическая очистка, затем физико-химическая реагентная, потом флотаторы, биоочистка, до­очистка на сорбентах. Затраты зависят от объемов производства. В среднем европейское оборудование стоит 3–4 млн. EUR для крупных компаний, а если требуется доочистка – то иногда в 1,5 раза больше. Инвестиции окупаются, но ну­жны правильная эксплуатация и обслуживание. Если сбросы осуществляются на городские очистные сооружения, то оборудование существенно дешевле, биоочистка и сорбенты не требуются. Тогда стоимость не превышает, как правило, 500 тыс. EUR. Окупаемость тут достаточно высокая за счет уменьшения выплат водоканалу за превышение ПДК.

СПРАВКА «ЭГ»

Использование воды в экономике Беларуси в 2016 г. оценивается в 1301,6 млн. м3, в т.ч. в сельском, лесном и рыбном хозяйствах – 480,2 млн. м3, в обрабатывающей промышленности – 175,4 млн. Такие данные приведены в статистическом сборнике «Охрана окружающей среды в Республике Беларусь».

Сброс воды составил в прошлом году 1170 млн. м3, в т.ч. в поверх­ностные водные объекты – 1088 млн. м3, в недра, подземные водные и иные объекты – 82 млн. м3. На Минск приходится 18,4% всех сбросов.

Без предварительной очистки в поверхностные водные объекты республики в прошлом году сбрасывалось 244 млн. м3 воды – на 29,3% меньше, чем в 2012 г., недостаточно очищенной – 9 млн. м3 (в 3 раза больше), нормативно очищенной – 835 млн. м3 (на 25,4% больше). Со сбросом воды в поверхностные водные объекты республики поступает 17 тыс. т взвешенных веществ, 98 т синтетических поверхностно-активных веществ, 272 т железа, 3 т хрома, 2 т никеля, 5 т меди, 287 т цинка, 1 т свинца.

Мощность очистных сооружений в стране в прошлом году составила 1769,6 млн. м3 – на 5,5% меньше, чем в 2015 г.

Автор публикации: Беседовала Оксана КУЗНЕЦОВА