$

2.5600 руб.

3.0438 руб.

Р (100)

3.3894 руб.

Ставка рефинансирования

7.75%

Проекты

Минфин планирует пересмотреть порядок выпуска и обращения ценных бумаг

23.10.2020
Минфин планирует пересмотреть порядок выпуска и обращения ценных бумаг
Иллюстрация: freepik

Создание института квалифицированного инвестора, ужесточение эмиссии жилищных облигаций и дополнительная защита держателей необеспеченных облигаций – такие изменения в законодательстве, регулирующем обращение ценных бумаг, мы сможем увидеть в скором времени. Соответствующий проект указа разработан Минфином, его текст и обоснование представлены на официальном сайте ведомства для общественного обсуждения.

 

Упрощенный выпуск облигаций – для стартапов и … господдержки?

Проектом указа инициируется создание нового вида облигаций – депозитарных. Предполагается, что выпуск таких облигаций и их последующее обращение будут осуществляться по упрощенной процедуре, без предъявления обычных требований регулятора к предприятию-эмитенту. То обстоятельство, что авторы проекта считают возможным использование депозитарных облигаций вновь созданными компаниями (стартапами) для привлечения венчурного финансирования, позволяет предположить, что к предприятиям-эмитентам не будут предъявляться требования о достаточно продолжительной истории хозяйственной деятельности и подтверждения финансовой устойчивости.

Поскольку приобретение таких облигаций будет сопряжено с высоким риском, одновременно предлагается ввести институт квалифицированного инвестора. Это понятие заимствовано авторами проекта из практики более развитых рынков ценных бумаг. Задача данного института – обособить в отдельную группу инвестиционные инструменты, для которых присущи повышенные риски, что делает их небезопасными для рядового, непрофессионального инвестора. Минфин считает, что теперь и на нашем рынке назрела необходимость введения статуса квалин­вестора. К таковым в проекте указа относятся Нацбанк, органы госуправления, совершающие сделки с ценными бумагами, проф­участники рынка ценных бумаг, специальные финансовые организации, акционерные инвестиционные фонды и их управляющие организации, страховые организации, банки и небанковские кредитно-финансовые организации, ОАО «Банк развития Республики Беларусь», организации, осуществляющие гарантированное возмещение банковских вкладов (депозитов) физических лиц, резиденты Парка высоких технологий, международные финансовые организации, иные лица, которые будут определены регулятором. Физлица в документе не упомянуты, поэтому пока неясно, возможно ли им будет стать квалинветорами в принципе и каким критериями для этого они должны будут соответствовать.

Непонятен также перечень ценных бумаг, сделки с которыми вправе совершать только квалифицированные инвесторы (за исключением указанных выше депозитарных облигаций). При этом широкий спектр государственных организаций, которые получат статус квалинвестора и смогут приобретать депозитарные облигации, позволяет предположить, что депозитарные облигации смогут использовать не только старта­пы для привлечения венчурного финансирования, но и хронически убыточные предприятия для получения очередной порции господдержки.

 

Не все заимствования одинаково полезны

Еще одно нововведение, которое появится на нашем рынке, – стрипование облигаций. Так называется процедура разделения обычной купонной облигации на составные части – купоны (процентный доход) и номинал (стрипы), каждый из которых получает отдельное обращение как самостоятельная ценная бумага.

Как и предыдущая новация, этот механизм заимствуется из практики развитых фондовых рынков, где выпускаются, как правило, облигации с более длинными сроками обращения. Однако в условиях нашего рынка ценных бумаг, не отличающегося широким предложением финансовых инструментов и высоким уровнем финансовой грамотности основной массы его участников, стрипование может стать не совсем оправданной практикой, которая вызовет больше проблем, чем принесет реальной пользы.

На наш взгляд, на современном этапе развития национального рынка ценных бумаг компромисс между желанием эмитента получить максимально длинное финансирование и желанием инвестора иметь возможность более коротких инвестиций достигается правом держателя облигаций на досрочную продажу облигаций эмитенту.

Этот способ неплохо показал себя на практике, при этом он является простым и понятным. А если механизм работает хорошо, зачем создавать что-то, что изначально не несет в себе очевидного улучшения, но не раз заставит понервничать участников рынка из-за аспектов регулирования. Может, авторам стоит вспомнить принцип Оккама и не множить сущее без необходимости?

 

Больше внимания жилищным облигациям

А вот ужесточение регулирования эмиссии и обращения жилищных облигаций – это, наоборот, очень важные и нужные изменения. Их необходимость подтверждается многочисленными нарушениями со стороны эмитентов-застройщиков.

С момента введения института жилищных облигаций неисполнение обязательств по ним было допущено 5 эмитентами (ООО «Волынь», ООО «ТАМБАЗ», ООО «ЦентрЛизинг», ООО «Жилстройкомплект», ООО «Архитектурная мастерская «Апрель»), а общая сумма неисполненных обязательств составила более 49 млн руб.

При этом объем площади жилых и нежилых помещений, которые должны были получить держатели этих облигаций, в итоге превысил 80 тыс. кв.м. Именно непроработанное, сырое законодательство стало фактором, который способствовал данным нарушениям.

Изменения, которые предлагают авторы проекта указа, направлены на устранение очевидных изъянов законодательства, регулирующего порядок выпуска и обращения жилищных облигаций. Прежде всего, в проект включены отдельные нормы, определяющие, что эмиссия жилищных облигаций допускается при финансирования строительства за счет собственных средств застройщика в сумме, составляющей не менее 15% от стоимости объекта строительства, определенной в проектной документации.

Для дополнительной защиты от недобросовестных эмитентов жилищных облигаций деньги, полученные на приобретение этого финансового инструмента, должны будут зачисляться на счета со специальным режимом функционирования, открытые для каждого объекта строительства в банке. В результате эмитенты смогут использовать привлеченные посредством эмиссии жилищных облигаций денежные средства исключительно по целевому назначению.

По аналогии с долевым строительством вводится обязанность для эмитентов жилищных облигаций ежегодно проводить аудит целевого использования привлекаемых средств и размещать результаты ауди­торского заключения на едином информационном ресурсе рынка ценных бумаг.

 

Сон держателей облигаций станет крепче

В целях защиты прав владельцев облигаций проектом указа ужесточаются требования к обеспечению исполнения обязательств эмитента по облигациям, в т.ч. за счет банковской гарантии, поручительства и страхования ответственности. Это касается не только жилищных, но и других облигаций, которые выпускаются юридическими лицами для привлечения финансирования.

Нормы, содержащиеся в проекте указа, направлены на исключение ряда недобросовестных практик, которые ранее были возможны из-за лазеек в действующем законодательстве, таких, например, как изменение условий банковской гарантии, расторжение страхового договора или договора поручительства. Авторы проекта считают, что данные меры позволят перенести риски неисполнения обязательств эмитентами облигаций с их владельцев на финансовые институты (банки, страховые организации) и поручителей.

Кроме того, планируется ввести требование периодической переоценки предоставленного обеспечения в течение всего срока обращения облигаций. Это особенно важно при выпуске облигаций со сроком обращения от 1 года и больше. Планируется, что указанная периодичность будет определена дифференцированно в зависимости от вида имущества, являющегося предметом залога по облигациям, и его стоимости.

В целях защиты прав владельцев необеспеченных облигаций проектом указа определено, что совокупный объем выпусков необеспеченных облигаций (включая стрипованные) отныне не должен превышать 80% размера собственного капитала (чистых активов) эмитента облигаций. При этом если эмитентом предоставлено обеспечение исполнения обязательств в виде поручительства, гарантии, залога имущества и иных способов обеспечения, не прекращенных на дату определения размера чистых активов, то стоимость такого обеспечения вычитается из размера собственного капитала (чис­тых активов) эмитента облигаций.

Эта норма однозначно не порадует тех эмитентов, которые разместили облигации, что называется, «под плашку», т.е. на сумму всего собственного капитала (чистых активов). Если в финальной редакции указа будет прописано требование о приведении деятельности эмитента в соответствие с требованиями принятых изменений, им придется срочно изыскивать средства для погашения части облигаций сверх доведенного лимита.

Однако с точки зрения держателей облигаций это, безусловно, здравый ход, который однозначно оздоровит рынок, поумерив пыл слишком ретивых эмитентов. В конце концов, размещать облигации на всю сумму собственного капитала (чистых активов) изначально не слишком здравая идея, поскольку порождает ситуацию, в которой запас финансовой прочности предприятия стремится к нулю.

***

Таким образом, не все новации, которые предлагают авторы проекта, выглядят однозначно нужными и полезными. Вместе с тем, одних только инициатив по наведению порядка в вопросах выпуска и обращения жилищных облигаций и мер, направленных на предоставление дополнительной защиты держателей необеспеченных облигаций, достаточно, чтобы пожелать данному проекту успешного прохождения всех предстоящих инстанций.

Автор публикации: Дмитрий НАРИВОНЧИК, инвестор, финансовый эксперт «ЭГ»


***