$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

ИТ-технологии

Место под солнцем: впишутся ли наши предприятия и специалисты в новую экономику?

31.07.2018

Прогресс информационных технологий, робототехники, систем искусственного интеллекта сегодня настолько стремителен, что некоторые его последствия человек начинает осознавать уже после их наступления.

Эксперт «ЭГ» Александр ВОРОНИН, независимый консультант, к.т.н., доцент Института биз­неса БГУ, рассуждает, есть ли у Беларуси шанс вписаться в этот быстроменяющийся мир?

НЕ ВСЕМ  понятна целесообразность встраивания в эту гонку, да и у большинства нет понимания, к чему она приведет. К тому же все чаще эксперты и ученые твердят об опа­сности такого безудержного процесса – об угрозе массовой безработицы, политическом хаосе и обнищании населения.

Высокоинтеллектуальные сис­темы – «умные» роботы – уже сегодня способны заменить людей практически во всех отраслях: от изготовления автомобилей и до секс-индустрии. Если развитие информационных технологий будет продолжаться нынешними темпами, то целые отрасли окажутся нежизнеспособными – например, автострахование, финансовое консультирование, индустрия быстрых новостей, оперативное обслуживание в гостиницах, фаст-фуд. И это далеко не полный перечень опасностей.

Однако очевидно и другое: рост производительности труда и качества продукции невозможен без применения новых технологий, основанных на достижениях ИТ-сферы.

Согласно прогнозу международного аналитического агент­ства Forester Research про­гресс информационных и других передовых технологий, унич­тожая рабочие места, основанные на старых способах производства, одновременно создает почти такое же количество новых вакансий благодаря растущей на новых принципах экономике. Причем политическое сдерживание автоматизации не сработает, поскольку становится очевидным: внедрение роботов и алгоритмов экономически выгодно.

Так, по данным Федеральной резервной системы (ФРС), средняя продуктивность труда в США с 1973 года и до настоящего времени благодаря технологическим инновациям выросла почти на 110%, а средняя почасовая ставка оплаты труда увеличилась за это время на 87%. При этом распределение занятости по возрастам не изменилось. Более того, в экономике нашлась работа и для миллионов женщин, которые вышли на рынок труда в 70-е и 80-е годы прошлого века. Таким образом, технологии и автоматизация увеличили зарплаты, но не снизили общую занятость.

Почти такая же картина наблюдается и в других странах, входящих в топ-10 самых роботизированных: фиксируется рост занятости, хотя суть новых рабочих мест несколько иная. Растет запрос на специалистов, имеющих навыки взаимодействия с процессами, создаваемыми в ходе ИT-инноваций, т.е. способных легко понимать и управлять, основываясь на алгоритмах и роботах. Труд, построенный на алгоритмах, в т.ч. рутинный, а также неквалифицированный, «поручается» различным интеллектуальным системам, в т.ч. роботам. В то же время многие из потерявших работу надеются, что смогут трудоустроиться и вновь заниматься привычным делом. Увы, большинство этих мест, в т.ч. и те, где трудились высококвалифицированные рабочие, не восстановятся, они исчезли.

И ЗДЕСЬ неизбежно возникает вопрос: как в этом мире будем чувствовать себя мы? Может ли Беларусь встроиться в эту новую реальность?

Да, может – о чем свидетельствует опыт некоторых стран и ряда сверхкрупных организаций, которые стали такими за короткий срок. Их быстрый рост, сравнимый по скорости с прогрессом информационных технологий, во многом обу­словлен правильным выбором направления развития и инструментов управления.

Исходные возможности, которые сегодня сформированы для встраивания в поток прогресса, инициируемого раз­витием ИТ, в Беларуси, на первый взгляд, неплохие. Так, появились и активно развиваются крупные локомотивы непосредственно из сферы ИТ: например, EPAM, IBA, War­gaming, ITransition и т.д. Множество быстро развивающихся ИT-компаний помельче расположились в Парке высоких технологий (ПВТ). Есть фирмы, создающие программное обе­спечение (Soft) или внедряющие его на основе различных форм сотрудничества с мировыми гигантами – SAP, Micro­soft, Oracle и т.д.

На волне и в потоке прогресса обозначили себя и некоторые не очень большие высокотехнологичные фирмы (Изовак, Адани, Компо, ШТАДЛЕР, Poli­master и др.). Часть из них расположена в ПВТ и свободных экономических зонах. Но, к сожалению, все эти организации пока не являются экономическими гигантами: так, даже постоянно растущий на 20% в год белорусско-американский EPAM в мировом списке аналогичных компаний является середнячком. То же самое можно сказать и о круп­нейших белорусских пред­приятиях: таких как МАЗ, БЖД, МТЗ, Горизонт, Интеграл, которые когда-то были флагманами своих отраслей. Всем этим предприятиям еще расти и расти.

Громадная номенклатура решений, предлагаемых сегодня в области производства, управления и развития, основывается на прогрессе ИT, но этот инструмент нужно применять с умом. И если вы – предприниматель, имеющий деньги, или главный инженер предприятия с отличными возможностями для инвестирования, то вы можете допустить ошибку, купив, например, высокопроизводительного робота в ту точку технологического процесса, где производительность и так самая высокая. Такая же ошибка – следование модным тенденциям в области автоматизации управления. Если проводится автоматизация системы документооборота и принятия решения без наведения в ней порядка, то на выходе заказчик получит «автоматизированный беспорядок».

На многих белорусских предприятиях именно такая ситуация: есть роботы и дорогущая ERP от SAP или Oracle, но повышения эффективности нет. То есть сначала надо определиться, на каком этапе следует вносить интеллектуальную собственность в продукт.

Конечно, если повезет, то в процессе встраивания в современный ИT-прогресс вы «вылечите» свою систему производства и управления, но такие случаи можно пересчитать по пальцам. А вот обратных примеров гораздо больше.

Беларусь может встроиться в современный ИT-прогресс, если все участники экономической системы страны будут использовать современные ИT-решения для «расшивки» узких мест, снятия ограничений, которые не позволяют их бизнесу быть эффективным, и ускорения разработки таких вариантов собственных продуктов и услуг, которые превышают ожидания потребителей и поэтому могут обеспечить бизнесу отличные продажи.

Напомним, многие страны считают немецкую концепцию Industrie 4.0, в рамках которой реализуется в т.ч. переход от существующей модели организации промышленного производства к виртуальной модели цифровых фабрик, примером для подражания. В более узком смысле Industrie 4.0 – это название одного из 10 проектов государственной Hi-Tech стратегии Германии до 2020 года. Обратим внимание: это госпроект, что соответствует общемировой практике.

В заключение хотелось бы остановиться на проблеме кадров. Все ли руководители белорусских министерств проявляют должный интерес к этим технологиям и понимают их суть? Много ли у нас специалистов, способных создавать новую экономику? Какие вузы их готовят?

Сегодня, когда знания почти на 100% обновляются каждые 5–6 лет, традиционная система университетского образования себя исчерпала. Востребованы другие форматы обучения. И здесь, например, может быть востребован опыт образовательного центра Minerva Project (США), созданного в 2011 г. Он позиционирует себя как стартап-университет, все занятия в котором проводятся онлайн, в программах нет теории, но много практики. За 4 года обучения студенты обязаны поработать в 7 городах мира над прикладными проектами. Обучают их навыкам, «которые пригодятся на практике», в т.ч. по профессиям, «которых пока не существует». Minerva, перехватила у американских вузов почти 20% абитуриентов. Конкурс при поступлении здесь в 3 раза выше, чем в Гарварде.

Таким образом, в современном мире возрастает роль переподготовки специалистов, при этом в обучении появляются другие ориентиры. В новых условиях комфортно себя будет чувствовать тот, кто психологически готов к быстрым изменениям требований в своей профессии, освоению новых знаний, развитию ранее неведомых способностей. Учиться жить и работать по-новому предстоит не только гражданам, но и государствам.