$

2.1112 руб.

2.4458 руб.

Р (100)

3.2211 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

Меры антисоциальные, но плюсы есть

19.06.2018
Меры антисоциальные, но плюсы есть
Катерина Борнукова, академический директор Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC)

Самые «горячие» темы, которые сегодня обсуждаются в белорусском обществе, – возможное повышение пенсионного возраста для женщин до 65 лет и сокращение декретных отпусков. Как мо­жно обосновать такие социальные реформы, не вызовут ли они недовольство в обществе? Рациональные зерна в планируемых мерах мы искали с академическим директором Белорусского экономического исследовательско-образовательного цен­тра (BEROC) Катериной БОРНУКОВОЙ.

Пенсионная реформа логична, но копить надо самим

Как вы оцениваете слухи о возможном увеличении пенсионного возраста для женщин?

– У нас в стране сложилась ситуация, когда население неуклонно стареет, а это значит, что остается все меньше людей в трудоспособном возрасте. Соответственно, Фонд социальной защиты населения (ФСЗН) собирает все меньше взносов. С другой стороны, увеличение числа людей в пенсионном возрасте приводит к большим тратам на пенсионное обеспечение, и, как следствие, возникает дефицит бюджета ФСЗН, который наблюдается с 2013 года. По нашим расчетам, чтобы держать его под контролем, нужно, чтобы он был не больше 1–2% ВВП. Выход – постепенно увеличивать пенсионный воз­раст и мужчинам, и женщинам.

Причем повышать его надо в первую очередь женщинам. Почему? Более ранний выход женщин на пенсию существует только по историческим причинам, просто потому, что так сложилось. Никаких логических причин, почему так должно быть и сегодня, нет. Женщины дольше живут (в среднем на 10 лет), чем мужчины, и нет оснований, чтобы они выходили на пенсию раньше на 5 лет. Более того, мы видим, что большинство женщин продолжают работать и после выхода на пенсию. Большинство женщин в 55 лет еще полны жизни и не готовы уходить на заслуженный отдых. Мне кажется, повышение пенсионного возраста для женщин гораздо менее болезненно для общества, чем для мужчин.

Не приведет ли это решение к ухудшению конъюнктуры на рынке труда?

– В европейских странах пенсионный возраст уже давно 65–68 лет, и он одинаков для мужчин и женщин. Другое дело, что нас нельзя сравнивать, к примеру, с Испанией, где очень высокая продолжительность жизни. Но, по всем прогнозам, у нас продолжительность жизни будет расти. А поскольку речь идет о постепенном поднятии пенсионного возраста – мы говорим о горизонтах 2035 года – к этому времени продолжительность жизни у нас существенно увеличится, и на фоне европейских стран 65 лет будет достаточно ранним выходом на пенсию.

На мой взгляд, в случае повышения женского пенсионного возраста конъюнктура рынка труда не ухудшится. Даже если мы на него пойдем, трудоспособное население в Беларуси расти не будет. Долгосрочной безработицы, скорее всего, не будет, рынок труда, наоборот, выправится. Безработица в основном всегда носит циклический характер – как только экономика в спаде, возникают проблемы с безработицей. Сейчас экономика из спада выходит. Но возникает другая проблема – молодежи очень мало, при этом на пенсию выходит очень много людей. Поэтому мы и наблюдаем спад занятости – работать просто некому.

Какие меры должны быть приняты одновременно с повышением пенсионного возраста?

– Конечно, надо вводить накопительный элемент пенсии – переходить на такую систему, чтобы у людей была возможность каким-то образом откладывать себе на старость. При этом нужно оставить минимальный уровень государственной пенсии.

Но надо понимать, что это не панацея. Мы видим, что сделать этот уровень еще ниже, чем он есть сейчас, нельзя. Сегодня люди этот минимальный прожиточный минимум и получают. Но чтобы накопительная система заработала, нужно очень много времени. Если мы сегодня начинаем ее выстраивать, реальный эффект люди почувствуют через 15–20–30 лет. Это конечно, не значит, что ничего не надо делать. Наоборот, нужно как можно скорее создавать эту накопительную систему, чтобы не терять времени в будущем.

Еще один важный момент – государство должно скорее определиться с планами по пенсионному возрасту и не тянуть до последнего момента. Люди должны четко понимать и планировать свою жизнь. Вообще, всем людям среднего возраста и младше я бы посоветовала очень серьезно задуматься о создании собственных долгосрочных накоплений. К сожалению, в нашей стране мало инструментов, которые позволяют это сделать.

Без декрета, но с ребенком

Как вы полагаете, есть ли необходимость в сокращении декретных отпусков?

– Мы живем не в идеальном мире, где можно находиться в декретных отпусках, кто сколько захочет. К сожалению, опять приходится напомнить, что бюджет не резиновый. Перед государством встает вопрос, что, собственно, лучше делать – финансировать долгие декретные отпуска или, например, вложить эти деньги в строительство новых детских садов? Если мы посмотрим на результаты исследований, то они покажут, что для здоровья матери и ребенка лучше в первый год жизни находиться вместе. Но после года появляются плюсы и у развития ребенка в социуме, а после двух большинство исследователей уже не находит плюсов в том, чтобы ребенок сидел дома с мамой.

В результате становится понятно, что, возможно, мы ничего не потеряем с точки зрения развития детей, если сократим декретный отпуск. С другой стороны, мы много приобретем для развития современных женщин – на три года уходить с рынка труда женщине достаточно болезненно. Более того, я бы даже предоставила женщинам воз­можности выхода на работу раньше, чем ребенок достигает 2–3 лет. Сегодня в этом случае выплачивается лишь половина пособия, хотя не очень понятно, почему.

Нужно признать, что современная женщина хочет работать, как-то совмещать работу с материнством. Может быть, ей нужно предоставить возможность отдавать полутора–двухлетнего ребенка в сад и работать полдня, как, например, заведено во многих европейских странах, чтобы была определенная гибкость.

Но пока о планах по увеличению строительства детских садов что-то не слышно…

– Конечно, нелогично снижать декретный возраст, но при этом не строить достаточное количество детсадов. Если у государства нет средств их построить – можно поделиться с частными детскими садами, чтобы нахождение в них не стоило 400 долларов, как сейчас, что неподъемно для большинства белорусских родителей.

Надо искать какие-то варианты и делать систему поддержки материнства более гибкой. Она должна поддерживать не только женщин, которые хотят дома сидеть, но и тех, кто желает вернуться на работу. Тогда выиграют все – и у женщин будет выбор, и на рынке труда появятся новые рабочие руки. Ведь очень много женщин «сидит» в нескольких декретах подряд, а это минус 6–9 лет из стажа. А потом мы удивляемся, что средняя зарплата у женщин меньше средней зарплаты мужчин. А ведь это – естественное следствие длительных декретных отпусков.

В результате наниматели сегодня не хотят брать на работу ни женщин после 40 лет, ни молодых, которые могут в любой момент уйти в декрет. Низкий пенсионный возраст женщин и большие декретные отпуска приводят к серьезному дисбалансу и дискриминации женщин на рынке труда.

 Еще один момент, который вместе со снижением декретного отпуска надо сделать, – это ввести декретный отпуск для мужчин. Пусть он будет хотя бы один месяц, но надо как-то переломить эти стереотипы, когда у нас воспитание детей считается чисто женским делом. Надо идти в ногу со временем и со всем остальным миром.

Автор публикации: Алена ЛАНДЫРЬ