$

2.4826 руб.

2.9240 руб.

Р (100)

3.4226 руб.

Ставка рефинансирования

9.25%

Исследования

Медленно, но верно: структура эффективности производства меняется, госсектор больше не главный наниматель

03.11.2020
Медленно, но верно: структура эффективности производства меняется, госсектор больше не главный наниматель
Фото: EVGENIY SHVETS/Stocksy

Эксперты предлагают провести ревизию государственных предприятий на предмет их жизнеспособности. Коллектив исследовательского центра BEROC опубликовал аналитический материал «Трансформация сектора государственных коммерческих предприятий в Беларуси», в котором предлагаются меры по реформированию отечественной промышленности.

Исследователи отмечают, что экономический рост в Беларуси в последние годы в значительной степени объяснялся накоплением и вложением капитала, а не ростом производительности труда. На сегодня уровень производительности труда в нашей стране по отношению к Чехии составляет около 47%, а к Швеции – 35%.

Беларусь как страна с более низким уровнем доходов могла бы демонстрировать более высокие темпы догоняющего роста, тем более с завершением масштабных проектов по модернизации производств. Но уровень производительности у нас по отношению к вышеназванным странам устойчиво снижается на протяжении 7 лет.

Авторы подчеркивают: если ничего не предпринимать, то обеспечить экономический рост будет крайне сложно. В связи с этим они считают, что сектору государственных предприятий необходима полноценная реструктуризация:

«Если бы производительность труда государственных коммерческих госпредприятий сравнялась с уровнем частного сектора, темпы прироста ВВП увеличились бы примерно на 2 процентных пункта в год».

 

Снижая нагрузку на бюджет

Внимание представителей власти к обеспечению работы госсектора в стране не ослабевает. Вопрос в том, что нового они как представители собственника могут предложить, кроме очередной порции бюджетной поддержки и реструктуризации задолженности.

По мнению экономистов, государство может и должно оказывать поддержку компаниям, которыми владеет, но только экономически жизнеспособным. Иначе бюджет будет перегружен гарантиями погашения или обслуживания долга, а в конечном счете придется субсидировать убыточные предприятия.

Это отвлекает средства из приоритетных статей бюджетных расходов, в т.ч. социально направленных, и ложится необоснованным бременем на налогоплательщиков. Поэтому следует сфокусироваться на повышении экономической эффективности сектора, нежели на поддержании способности госпредприятий функционировать любой ценой, которая становится все более высокой для бюджета и тем самым угрожает экономической и социальной стабильности.

Жизнеспособность компании может определяться на основе чистой приведенной стоимости ее хозяйственной деятельности. Предприятие можно считать жизнеспособным, если его стоимость как действующего предприятия выше, чем стоимость его активов, проданных в порядке срочной реализации имущества.

В целом реструктуризация, как уточняют эксперты, затрагивает два взаимосвязанных процесса:

1) финансовую реструктуризацию, т.е. признание финансовых потерь и работу с накопленными финансовыми требованиями;

2) операционную реструктуризацию, касающуюся бизнес-процессов и корпоративного управления.

Финансовая реструктуризация в Беларуси практикуется: 5 лет назад правительство фактически начало финансировать потенциально проб­лемные кредиты для государственных предприятий за счет выпуска государственных облигаций, тем самым растягивая сроки погашения долгов для предприятий. В течение 2015–2016 гг. объем операций по реструктуризации корпоративной задолженности составил 1,8 млрд USD, что привело к увеличению внутреннего государственного долга в иностранной валюте.

В то же время операционная реструктуризация, которая включает повышение эффективности управления, продажу непрофильных активов, усиление маркетинговых усилий и другие меры по увеличению денежного потока и прибыльности, практически не проводится.

В процессе оценки госсектора авторы исследования предлагают относить предприятия к одной из четырех групп и рекомендуют для каждой из них свои меры:

  • стратегические и прибыльные (сохранение госсобственности и централизованного контроля);
  • нестратегические жизнеспособные, как правило, уступающие по эффективности частным (приватизация, вывод акций на фондовый рынок);
  • жизнеспособные со значительным долгом (реструктуризация операционной деятельности и совершенствование бизнес-процессов);
  • нежизнеспособные со значительным долгом (процедура банк­ротства).

По мнению исследователей, не стоит прибегать к одному из ранее практиковавшихся способов реструктуризации – присоединению неэффективных организаций к успешно работающим компаниям. Этот подход не привел к сокращению числа убыточных сельскохозяйственных предприятий.

Как видно из этой классификации, подготовленной на основе разработок Всемирного банка, о приватизации речь может вестись только касательно одной группы – нестратегических предприятий, у которых не все так плохо. И именно приход частного инвестора может рассмат­риваться как шаг к повышению их эффективности. Это в очередной раз разбивает пропагандистский миф о том, что реформирование госсектора якобы подразумевает массовую приватизацию с высвобождением рабочей силы и желательно задешево.

В случае с погрязшими в долгах организациями приватизация не рассматривается как приоритетный вариант хотя бы потому, что инвесторов в существующем виде, без предварительного налаживания бизнес-процессов, они вряд ли заинтересуют. А флагманы, у которых все складывается неплохо, никто из-под крыла государства выдергивать не предлагает. Вопрос опять-таки в эффективности управления ими.

 

Мотивация хромает

Авторы исследования выделили основные проблемы в управлении госпредприятиями:

  • менеджмент имеет низкий уровень приемлемого риска при принятии решений, что сдерживает поиск новых направлений деятельности и часто оборачивается упущенной выгодой;
  • у большинства компаний отсутствует реалистичная долгосрочная стратегия, решения принимаются на основе прошлой динамики рынков, что ведет к появлению неэффективных инвестпроектов;
  • противоречие интересов государства как регулятора и как собственника, из-за которого менеджмент ориентирован на выполнение объемных показателей, а не на прибыль;
  • сохранение на балансе предприятий непрофильных активов, что приводит к возникновению несбалансированных финансовых моделей компаний.

Сегодняшняя система мотивации топ-менеджмента государственных предприятий не стимулирует его к работе по максимизации прибыли, отмечается в исследовании. Она, скорее, создает стимулы к наращиванию основных фондов и в лучшем случае – к наращиванию объема выпуска продукции. Прибыль компании не является приоритетом, а у прибыльных предприятий она нередко направляется в бюджет, так что потом предприятия вынуждены привлекать кредитные ресурсы банков для финансирования инвестиций.

Говоря о необходимости вывода акций госпредприятий на фондовый рынок, экономисты подчеркивают: это не означает исключительно приватизацию, контрольный пакет может оставаться в руках государства. Однако такой шаг несет в себе ряд плюсов:

  • возможность реализации проектов с распределенными рисками, чего не дает кредитное финансирование;
  • возможность выстроить эффективную систему мотивации менедж­мента;
  • вовлечение в советы директоров представителей новых акционеров.

 

Почему это важно

Если с неэффективными госпредприятиями ничего не делать, рано или поздно многие из них можно будет отнести к нежизнеспособным. С одной стороны, это естественный процесс, с другой – именно этого остерегаются белорусские власти, всякий раз прибегая к бюджетным инъекциям. Но именно сейчас, в период нестабильности и дефицита бюджета, вопрос об их дальнейшей судьбе становится острым.

Изменение роли государственных предприятий в белорусской экономике на самом деле происходит уже не первый год. В 2019 году списочная занятость в компаниях республиканской собственности снизилась на 29,9% по сравнению с 2012 годом – занятость в целом по экономике за этот период уменьшилась всего на 6,1%. Предприятия коммунальной собственности потеряли по сравнению с 2012 годом 25,1% занятых, смешанной формы собственности (с долей государства) – 23,8%.

Занятость в бюджетном секторе за этот период практически не изменилась (–3%), а в частном секторе увеличилась (на 6,5% в коммерческих компаниях без доли государства и на 79,4% на иностранных предприятиях). В итоге структура занятости в 2019 году поменялась очень существенно: удельный вес частного сектора вырос с 37,8 до 44,7%, а коммерческих предприятий с долей государства уменьшился с 37,2 до 29,5%.

Авторы исследования отмечают: если не рассматривать подверженные шокам сырьевых цен отрасли нефтедобычи, нефтепереработки и производства калийных удобрений, то частный сектор по вкладу в промышленное производство в Беларуси уже вплотную приблизился к государственному.

Также снижается доля государственных предприятий в экспорте. Если «очистить» экспорт товаров и услуг от экспорта сырой нефти, нефтепродуктов, калийных и смешанных удобрений, а также услуг трубопроводного транспорта, то видно, что в оставшемся экспорте товаров и услуг доля госпредприятий устойчиво идет вниз. Если в 2012 году она составляла 50,4%, то в 2019 году – только 32,6%.

Эти цифры говорят о том, что значительная часть промсектора уже использовала имевшийся потенциал. Почему бы не попробовать что-то с этим сделать?

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

Автор публикации: Алексей АЛЕКСАНДРОВ


***
Макроэкономика: рубрики
Актуально
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Подборки
Полезное