$

2.5670 руб.

3.0586 руб.

Р (100)

3.3976 руб.

Ставка рефинансирования

7.75%

Консультации

Медиаторы на страже интересов бизнеса: комментарии экспертов

24.01.2020
Медиаторы на страже интересов бизнеса: комментарии экспертов
Фото: Getty

Недавно в Минске состоялись круглый стол «Развитие института медиации в Беларуси: перспективы и тенденции», а также семинар «Использование альтернативных механизмов разрешения споров, связанных с экономической деятельностью субъектов хозяйствования».

В рамках этих мероприятий лучшие эксперты, юристы-­медиаторы рассказали о том, как максимально эффективно и правильно использовать технологии медиации в деятельности субъектов хозяйствования: нивелировать риски и застраховать себя от судебных разбирательств и прочих негативных последствий непродуманных решений.

Максим Кононович, руководитель проекта бизнес-медиации Центра «Медиация и право», медиатор, отметил преимущества белорусской медиации для коммерческих споров:

«Судебная тяжба – это маленькая война. В суде не бывает победителей – обе стороны проигравшие. Поскольку конфликт не решается, трения остаются, а иногда переходят на новый виток.

Суд рассматривает спор исключительно в рамках заявленных – и оплаченных – вами требований. Изменить возможно основание либо предмет иска. А в медиации нет предела тем вопросам, которые можно обсудить и решить миром, нет никаких ограничений. Более того, медиация вскрывает истинную суть конфликта и решает его взаимовыгодно для обеих сторон, раз и навсегда.

А когда речь идет о бизнесе, то на первый план выходят партнерские отношения, а не размер пени. Взыскание штрафных санкций – не самоцель, когда простаивает производство из-за непоставки сырья или комплектующих.

Именно поэтому при помощи профессионалов решаются иногда даже застарелые конфликты.

Еще более сложный клубок отношений медиаторы решают в рамках трудовых споров. Наемный работник почти всегда исходит из позиции «кто угодно виноват, только не я». В то время как медиатор в любой ситуации остается нейтральным, выступает в качест­ве независимого эксперта.

Цель работы медиатора – провести сделку если не идеально, то без серьезных погрешностей, минимизировать риски, сохранить долгосрочные партнерские отношения.

Еще на один важный аспект медиативного соглашения следует обратить внимание: оно может быть использовано в судебном процессе как доказательство неоспоримых обстоятельств. Речь идет о том, что в суде всегда существуют оспариваемые сторонами обстоятельства и те, на которые суд опирается как на не требующие доказательств.

Кроме всего прочего, наличие медиативного соглашения помогает возложить на уклоняющуюся от его исполнения  сторону судебные расходы в случае такой необходимости. Практика показывает, что только 2% ушедших в процедуру медиации спорщиков возвращаются в суд, не решив дело миром».

Ирина Бельская, управляющий партнер Центра управления биз­нес-­конфликтом Мост, председатель Совета Центра «Медиация и право», кандидат юридических наук, доцент, медиатор, рассказала об алгоритме применения медиации в целях предупреждения/исключения обращений в государственные суды на практических примерах медиации в конкретных делах:

«Сегодня широко внедряется прак­тика совершенствования бизнес-­процессов на основе медиативных техник и инструментов: формируются коммуникативные и конфликтологические компетенции современных руководителей, корпоративная этика, выявляются кон­фликты интересов и ведется эффективная работа с ними.

Медиация помогает квалифицированно управлять организационными конфликтами, в т.ч. корпоративными, является в коммерческой организации дополнительным ресурсом не только для ведения бизнеса, но и для его роста и развития (через системную работу с внутренними и внешними конфликтами).

Многие медиаторы сейчас работают на аутсорсинге, постоянно сопровождая коммерческие организации наравне с юристами».

Иван Хурс, эксперт Центра управления бизнес-конфликтом Мост, медиатор, рассказал о практике применения бизнес-медиации в Беларуси:

«Основная задача экономического суда – не допустить правонарушений (административных и уголовных) со стороны субъектов хозяйст­вования. В остальных случаях в качестве приоритетных должны быть задействованы иные способы урегулирования конфликтов – несудебные.

Однако на деле мы имеем совершенно иную ситуацию: суды буквально завалены экономическими исками. И это притом что в распоряжении субъектов хозяйствования сегодня много альтернативных способов решения споров – от претензионного порядка до международного арбитража.

Одно из центральных мест в этой системе отведено процедуре медиации. В отличие от судебного процесса, который может длиться годами, на процедуру медиации тратится максимум полгода, а медиативное соглашение можно обратить в принудительное исполнение (ст. 262-1 ХПК), сэкономив при этом на госпошлине. Более того, медиативное соглашение отвечает всем признакам сделки, а это значит, что в законодательстве имеются рычаги воздействия на недобросовестную сторону (ст. 326 ХПК)».

 

Если за рубежом бизнес-медиация давно в приоритете относительно судебных разбирательств, то белорусский бизнес смущает неоднозначность правовых гарантий. Необходимо отметить, что основные его сомнения относительно перспективности медиативных методов связаны с перспективами исполнимости таких соглашений.

Именно поэтому, как было отмечено на круглом столе, прошедшем с участием заместителя Минист­ра юстиции Николая Старовойтова, законодатель идет по пути предоставления правовых гарантий сторонам медиативного соглашения и обеспечению исполнимости таких соглашений: 7 августа 2019 г. Беларусь присоединилась к Сингапурской кон­венции, которая применяется к меж­дународным мировым соглашениям, достигнутым в результате медиации. Это позволит изменить ситуацию в сфере международной торговли и торговых споров.

Кроме того, ведется системная работа над последовательным развитием национальной законодательной базы, обеспечивающей работу системы альтернативных методов урегулирования конфликтов без суда.

Именно в этих целях внесены (и продолжают вноситься) изменения в действующее законодательство, рас­ширены границы применения воз­можностей внесудебного решения конфликтов на сферы брачно-семейных отношений (так, в брачном договоре можно будет предусмотреть медиативные ситуации, например, если супруги будут делить общий бизнес), разработаны дополнительные гарантии в виде возможности проведения медиации в рамках исполнительного производства, ведется серьезная работа по унификации гражданского и хозяйственного процесса в части медиации.

Субъекты хозяйствования получают такие возможности, как:

  • внедрение медиации в качестве альтернативного досудебного способа разрешения споров, возникающих между юрлицами и (или) ИП, наряду с существующим претензионным порядком;
  • право на любой стадии судебного процесса обратиться к медиатору, а не только до его начала;
  • право предусмотреть в договоре проведение медиации в качестве досудебного порядка урегулирования спора, если это не противоречит законодательству;
  • возможность придать медиативному соглашению силу исполнительного документа (судом по заявлению стороны такого соглашения);
  • право уйти в процедуру медиации на стадии исполнения судебного решения.

Николай Старовойтов подчеркнул, что медиация постепенно должна стать мировоззрением, а худой мир всегда лучше доброй ссоры.

Читать дополнительно: «Медиация приходит на смену судам. Примирительных процедур станет больше»

 

Использование материала в полном объеме запрещено без получения предварительного письменного разрешения  в электронном виде редакции neg.by. За разрешением обращаться на op@neg.by

Автор публикации: Татьяна РАДЫНО, редактор отдела хозяйственного права, медиатор

Статья доступна для бесплатного просмотра до: 01.01.2028


***