$

2.0820 руб.

2.4488 руб.

Р (100)

3.1507 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

Математическое решение долговой задачи

22.05.2018
Математическое решение долговой задачи
Директор ООО «СмартФинСофт» Игорь Мацкевич

Проблемы долгов и неплатежей, мучающие белорусский бизнес последние несколько лет, можно решить без помощи государства, банков и сложных финансовых инструментов. Как это сделать, предлагает директор ООО «СмартФинСофт» Игорь МАЦКЕВИЧ.

– Игорь Леонидович, как вы оцениваете ситуацию с долгами в нашей стране?

– По данным Белстата, у нас на 1 апреля т.г. совокупная кредиторская и дебиторская задолженность составила свыше 81 млрд. BYN. Кредиторская традиционно больше, чем дебиторская, хотя с введением элект­ронных счетов-фактур просматривается тенденция сближения этих показателей. Объемы про­сроченной кредиторской и дебиторской задолженности сейчас почти уравнялись: 7,6 млрд. и 7,75 млрд. соответственно. В то же время ВВП за прошлый год составил 105,2 млрд. Таким образом, ситуация с долгами серьезная, если не сказать катастрофическая.

Жесткая монетарная политика Нац­банка ограничивает приток в экономику новых денег. Так что обращение ограничено тем, что есть. Глава государства недавно заявил, что дополнительное финансирование из бюджета для погашения долгов выделяться не будет. И это логично: если мы снова начнем решать проблемы за счет включения станка, опять начнутся инфляция–девальвация – процессы, от которых страна с таким трудом ушла.

– Что, на ваш взгляд, привело к кризису неплатежей?

– Совокупность факторов. С одной стороны, рассчитываться по долгам на протяжении многих лет было невыгодно. Высокая инфляция и девальвация рубля «съедали» у должника негативные последствия, вызванные образованием рублевой задолженности, – пени, штрафы, проценты за пользование чужими деньгами. В результате сформировалась своеобразная национальная традиция, когда не платили все, привыкнув к такой «зоне комфорта»: мне не платят – и я не плачу.

Сегодня ситуация изменилась. Инфляция снизилась, рубль стабилизировался – его курс меняется в пределах арифметической погрешности. Вроде бы, экономика выходит на нормальную траекторию, и платить должно стать выгодно. Но отрицательный стереотип о том, что «по долгам платят только трусы», настолько укоренился, что отказаться от него очень тяжело.

– Как бы вы описали «портрет» злостного долж­ника?

– Есть две категории неплательщиков: госпредприятия и частные компании. Они не платят по-разному. Госкомпании никогда не рассчитываются сразу, платят медленно, с задержками, по частям, иногда годами. Отдельные частные компании не платят «из принципа». Результат один – долги растут. Это создает множество последствий для общества, экономики и государства.

Скажем, недавно в Интернете появилась информация о задержании очередного «заслуженного строителя» – «за благоприятное решение вопроса о перечислении подрядчику денежных средств». В последнее время это – фабула большинства коррупционных историй. Это тоже своеобразная традиция: бизнесмены вынуждены давать руководителям гос­предприятий взятки, чтобы те с ними рассчитались, т.е. отдали кредитору его же деньги. Неплатежи провоцируют львиную долю коррупционной преступности.

Математическое решение долговой задачи

Кроме того, на обслуживание долгов тратятся колоссальные средства гос­бюджета и организаций. Сколько работников судов и судебных исполнителей занято в делах о взыскании долгов! Органы принудительного исполнения просто «задыхаются». На обслуживание долгов тратятся огромные ресурсы – тонны бумаги на переписку, тысячи человеко-часов юристов и бухгалтеров. Непроизводительные расходы ложатся на себестоимость продукции и снижают ее конкурентоспособность. В экономические конфликты втягиваются прокуратура, Следственный комитет, ОБЭП, ДФР – все заняты такими разбирательствами.

К сожалению, руководители многих предприятий заинтересованы в сохранении «долгового статус-кво». На кризис неплатежей можно списывать все свои управленческие просчеты: «Я ничего не могу сделать (модернизироваться, развиваться), т.к. со мной не рассчи­тываются».

– Какие варианты развязки неплатежей можно сегодня предложить?

– Надо повернуться к проблеме лицом и начать решать. С 1 июля т.г. вступит в силу Указ от 11.05.2017 № 154 «О финансировании коммерческих организаций под уступку прав (требований)». Посмотрим, появятся ли на практике возможности для секьюритизации и рефинансирования долгов. Проблем, связанных с реализацией этого Указа, хватает, но большинство практиков оценивают его положительно.

Однако тут есть нюанс – в экономике доминируют госпредприятия. Рискнут ли они дисконтировать свои долги, если утвержденной методики нет, а в любой момент могут появиться сотрудники КГК и поинтересоваться, почему долги не взысканы в полном объеме и допущены убытки из-за дисконта. Для госсектора решения не предложено, поэтому, скорее всего, он будет игнорировать механизмы, предлагаемые Указом № 154.

Другой вариант решения проблемы развязки неплатежей – рефинансирование. У нас есть факторинг, но он считается банковской деятельностью. А банки им почти не занимаются из-за высоких рисков. Еще меньше надежд на госсубсидии и дотации.

Мы предлагаем информационный продукт для распутывания неплатежей. При помощи нашего портала (подробнее см. «ЭГ» № 36 от 18.05.2018 «Как решить проблемы с задолженностью». – Прим. ред.) компании находят друг друга и могут зачесть долги без привлечения дополнительного финансирования. Для этого нужно загрузить в базу данных сведения о долгах из бухгалтерии. Эта информация обрабатывается с помощью нашего ноу-хау – математического алгоритма, который формирует замкнутые цепочки неплатежей. В результате должники и кредиторы могут произвести зачеты и подписать документ, подтверждающий, что ничего друг другу не должны. Пользователи могут видеть, как формируются цепочки с их участием. Кроме того, можно использовать механизмы рефинансирования, секьюритизации, факторинга с участием банков. Для них сейчас разрабатываем дополнительную систему, которая будет показывать незамкнутые цепочки.

Банки и специализированные финансовые организации (СФО), которые должны активно работать на долговом рынке, смогут найти клиентов, нуждающихся в их услугах. Причем сделать это быстро и точечно – предложить кон­кретному клиенту именно тот продукт, в котором он нуждается. Время и есть деньги. Если последних в экономике не прибавится, наш вариант окажется самым быстрым и выгодным.

– Какой из этих вариантов является предпочтительным?

– Здесь нет единого рецепта: в каждой ситуации свой выход. Когда есть договороспособные контрагенты, некоторые долги можно списать без потерь, не пользуясь рефинансированием и факторингом. Эти инструменты под­ходят большинству компаний, поскольку почти у всех есть и дебиторская, и кредиторская задолженности. Субъекты хозяйствования вынуждены судиться, пытаться выбивать долги через судебных исполнителей, но для них это непрофильная деятельность. А нужно, чтобы этим занимались компании на аутсорсинге: коллекторы или СФО. Так работает цивилизованный рынок. Там оптимальное решение – продажа долгов с любым возможным дисконтом. В краткосрочной перспективе тут есть потери, но в долгосрочной – выигрыш. Ведь компания избавляется от непроизводительных расходов и получает живые деньги сразу, не занимаясь юридической и бухгалтерской канителью.

Если есть успешная компания с дебиторской задолженностью, которая никому не должна, теоретически она может воспользоваться нашей системой по текущим обязательствам.

– С каким дисконтом можно продать дебиторскую задолженность? Какие факторы влияют на его размер?

– Это личное решение каждого. Мы на своем ресурсе никаких ограничений не устанавливаем – пользователь определяет размер дисконта самостоятельно. У частных компаний тут больше свободы. Основные факторы – давность долга и тип должника: успешное это предприятие или субъект в процедуре банкротства. Размер дисконта также зависит от того, как погашается долг – товаром или деньгами. В первом случае сразу учитывается размер дисконтирования на товар. Во втором – встает вопрос продолжительности возврата.

– Как вы оцениваете эффективность других схем погашения долгов, например, факторинга?

– Можно было бы оценивать, если бы рынок факторинга существовал. Пока же такие сделки носят единичный характер. Мы хотели бы участвовать в формировании цивилизованного рынка таких услуг.

Если обратиться к вопросу продажи долгов, то увидим, что основные площадки по размещению такой информации – доски частных объявлений. Но ведь это совершенно нецивилизованно!

– Насколько бизнес готов к реализации предлагаемых вами схем, в частности, по организации зачетов и реализации продукции в счет погашения долгов со значительными скидками?

– Бизнес к этому готов давным-давно. И тут нет ничего плохого. Когда НДС разрешалось начислять «по оплате», такие схемы могли применяться для ухода от налогообложения. Сейчас это неактуально. Сегодня гораздо важнее разгрузка складов и увеличение оборотных средств. А если долги сопоставимы с ВВП, нужно пользоваться всеми предоставляемыми возможностями.

Но мы не «рыбу приносим, а даем удочку». Когда возможен взаимозачет? Несколько компаний – все работающие и договороспособные – увидели себя на нашей платформе, составили акт сверки расчетов, зафиксировали в нем суммы долга, затем подписали соглашение об урегулировании обязательств. Поскольку суммы разные, то все равно кто-то кому-то останется должен. Составляется новый акт сверки, кто-то выбывает полностью, т.к. его сумма закрылась, а кто-то освобождается от дебиторской или кредиторской задолженности частично.

Когда удастся внедрить в эту систему блокчейн, то любой желающий, вос­пользовавшись кнопочкой на сайте, сможет автоматически списать долг. Тогда наш ресурс станет альтернативной платежной системой. И это время не за горами.

Автор публикации: Беседовала Оксана Кузнецова