$

2.0017 руб.

2.3398 руб.

Р (100)

3.2467 руб.

Ставка рефинансирования

10.50%

Инфляция

0.30%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

206.58 руб.

Тарифная ставка первого разряда

34.00 руб.

Валютный рынок

Мартовский оптимизм рубля

24.04.2018
Мартовский оптимизм рубля
Фото: facebook.com/WorldBankBelarus

В марте биржа при умеренной волатильности рубля в России и сокращении объема торгов на валютном рынке передала эстафету укрепления белорусскому рублю (наиболее заметно в третьей декаде месяца). В целом обороты на бирже сократились из-за снижения среднего объема торгов за сессию при большем количестве сессий (21 после 20 в феврале).

При этом на протяжении последних двух лет наблюдается постепенное укрепление и стабилизация курса белорусского рубля. Сдерживающим фактором сыграло и «усмирение» инфляции в границах 4,6% за 2017 год. Также отметим, что валютный рынок в марте был примерно таким же сбалансированным, как и в феврале.

Доллар США

Объем сделок с долларом США в марте сократился к февралю (за счет сокращения среднего объема торгов) и потерял 27,4% после снижения почти на 29% в феврале.

В первой декаде, как обычно, рубль достаточно быстро уступил доллару до месячного максимума USD, но затем интенсивно снизился до месячного минимума к окончанию третьей декады, завершив месяц на минимальном подъеме, но лишь немного ниже уровня начала. Большую часть месяца курс доллара изменялся в диапазоне 1,95–1,97 BYN. Причем наибольшие колебания наблюдались в середине первой и начале третьей декад месяца (см. рис. 1).

За месяц волатильность бир­жевого курса доллара после февральской стабильности значительно уменьшилась и составила 1,28%.

Евро

Обороты по евро, напротив, немного возросли к февралю – на 5,9% (после падения в феврале на 38%).

Курс евро резко вырос в первой декаде и оставшуюся часть месяца едва заметно уменьшался с повышением до локального максимума и снижением на трех последних сессиях до уровня немного выше начального. Диапазон колебаний курса составил 2,40–2,425 BYN за месяц, при этом амплитуда колебаний возросла. Наибольшие колебания наблюдались в третьей декаде (см. рис. 2).

Волатильность евро заметно уменьшилась – до 1,75%.

Российский рубль

По российскому рублю обороты в марте ощутимо снизились – на 10,7% после уменьшения в феврале на 5%.

Рубль в России был умеренно волатилен к доллару на протяжении месяца с колебаниями в коридоре в 1,2 RUВ (после 1,6 RUВ в феврале) и закрыл месяц чуть выше начала, изменяясь от минимального значения в 56,49 RUВ до уровня в 57,32 RUВ за USD. Вместе с тем он допускал заметную просадку в начале третьей декады месяца. При этом белорусский рубль в пер­вой декаде держался практически стабильным к российскому, после чего начал плавно укрепляться до начала третьей декады, вновь слегка уступил, но закрыл месяц решительным укреплением на завершающих сессиях. Основные изменения курса происходили в диапазоне 3,41–3,45 BYN за месяц. Наибольшие колебания пришлись на первую декаду месяца (см. рис. 3).

В целом за месяц волатильность российского рубля немного выросла – до 2,51% (после снижения в феврале).

Стабильности и даже небольшому укреплению рубля в марте способствовала и сохраняющаяся уже два года чистая продажа валюты. Причем население в марте продало на чистой основе 105 млн. USD наличной валюты, что вдвое меньше чистой продажи в феврале. Сокращение чистой продажи произошло за счет заметного роста интереса к покупке валюты. Если продажа наличной валюты в марте повысилась на 9,2% по сравнению с февралем до 614,1 млн. USD, то покупка валюты выросла сразу на 25,4%, до 432,9 млн. USD.

В первом квартале покупка наличной валюты физическими лицами составила 1,33 млрд. USD, а продажа – 1,76 млрд. USD, соответственно чистая продажа достигла 430,3 млн. USD.

Субъекты хозяйствования в январе–марте были чистыми покупателями валюты суммарно за I  квартал на 262 млн. USD. Резиденты продали на биржевом и внебиржевом рынке 4,62 млрд. USD, а купили – 5 млрд. USD (чистая покупка – 385,3 млн. USD). Отметим, что 96% валюты, проданной ими на бирже, составила валюта в рамках обязательной продажи (на данный момент ее размер составляет 10% валютной выручки, но до окончания года планируется отмена обязательной продажи). Нерезиденты продали 147,8 млн. USD, а купили 24,1 млн. USD (чистая продажа – 123,7 млн. USD). Суммарный оборот валютного рынка в первом квартале достиг 16,93 млрд. USD, из него 18,3%, или 3,1 млрд. USD, приходится на наличный сегмент.

Ожидается, что и в текущем году у населения сохранится тенденция к расходованию валютных накоплений (в т.ч. депозитов) для поддержания уровня потребления при снизившихся доходах, хотя объемы чистой продажи могут уменьшиться (что уже наблюдалось в марте).

Март продолжил умеренное давление на российский рубль, который все же сохранил стабильность к доллару США, но на этом фоне белорусский рубль немного укрепился к российскому. И если RUВ уступил USD 1,5% за месяц, то наш рубль потеснил российский на 1,9% и при этом отыграл 0,4% у доллара. В складывающейся ситуации при ценах на нефть в районе 65–70 USD за баррель дальнейшее укрепление российского рубля весной 2018 г. вполне вероятно (но исключительно за счет нефтяного фактора), хотя, как видим, санкции и гео­политическая обстановка всего за несколько дней «продавили» RUВ на 15%. При этом неизбежно укрепление BYN к RUВ с последующим восстановлением RUВ и ослаблением BYN. К доллару же рубль будет следовать тенденциям российского рубля и при восстановлении позиций вполне может вернуться к стабильности в диапазоне 1,95–2,00 BYN.

В марте инвестиционная привлекательность продолжила радовать рублевых инвесторов из-за небольшого укрепления курса рубля к доллару по итогам месяца. Так, если средние ставки по новым рублевым депозитам для физических и юридических лиц находились в диапазоне 6–11% годовых (это 0,5–0,9% в месяц), то валютные могли предложить доходность не более 1,4% годовых (до 0,12% в месяц). Тем самым, взяв за основу рублевую доходность (плюс 0,4% от укрепления рубля к доллару за месяц), получим +0,9% – 1,3% эффективной доходности за месяц, что кратно превысило месячную доходность валютных депозитов.

За прошедший год рубль уступил доллару всего 4,2%, а самая высокая доходность принесла бы чистый эффект более чем вдвое выше эквивалентного валютного депозита. Рублевый депозит за год принес его владельцу около 11–15% (весной 2017 г. рублевые ставки продолжали снижение), тогда как валютный – +4,2% скрытого курсового прироста +2,3% (за счет процентной ставки), итого 15% против +6,5–8,5% в пользу рублевого вклада при максимально возможных на тот момент ставках и кур­совой стабильности.

Автор публикации: Константин АЛЕХИН

Статья доступна для бесплатного просмотра до: 01.01.2028


Финансы: список рубрик
Актуально
Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях