$

2.0007 руб.

2.3168 руб.

Р (100)

3.1911 руб.

Ставка рефинансирования

10.50%

Инфляция

-0.30%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

206.58 руб.

Тарифная ставка первого разряда

34.00 руб.

Валютный рынок

Майская передышка на валютной бирже

15.06.2018

В мае вслед за стабилизацией ситуации в России и на ОАО «Белорусская валютно-фондовая биржа» (ОАО БВФБ) наступило «затишье» – при снизившейся волатильности рубля в России, укреплении его курса и снижении объема торгов на валютном рынке. Благодаря валютной корзине рубль пытался балансировать между основными валютами, стремясь к стабильности к доллару США и синхронно ослабевая к российскому рублю.

В целом обороты на бирже уменьшились из-за снижения среднего объема торгов за сессию при большем количестве сессий (21 после 20 в апреле). При этом на протяжении последних двух лет наблюдается постепенное укрепление и стабилизация курса белорусского рубля при относительно низком уровне инфляции (в границах 4,6%), достигнутом в прошлом году.

В мае валютный рынок был более сбалансированным, чем в апреле. Волатильность ме­ж­ду сессиями достигала 0,5% по доллару США, 0,4% по евро и 1% по российскому рублю.

Доллар США

Объем сделок с долларом США в мае заметно снизился к апрелю (за счет среднего объема торгов) и потерял 15,9% после прироста почти на 42% в апреле.

До начала третьей декады рубль с колебаниями поступательно укреплялся к доллару до месячного минимума USD, после чего резко развернулся и к закрытию месяца потерял практически все свое повышение в течение месяца, лишь на последней сессии немного укрепившись, что и позволило сформировать итоговый результат. Большую часть мая курс доллара изменялся в диапазоне 1,995–2,02 BYN. Причем наибольшие колебания наблюдались в третьей декаде месяца (см. рис. 1).

За месяц волатильность бир­жевого курса доллара по­сле апрельского роста резко снизилась и составила 1,7%.

Евро

Обороты по евро, напротив, немного возросли к апрелю – на 7% (после снижения в апреле на 4,8%).

Курс евро аналогично доллару провел месяц в нисходящем тренде до середины третьей декады, после чего с колебаниями, достигнув при этом месячного минимума, завершил месяц приростом на двух завершающих сессиях, оставшись значительно ниже уровня начала мая. Диапазон колебаний курса составил 2,345–2,42 BYN за месяц, при этом их амплитуда уменьшилась. Наибольшие колебания наблюдались в окончании первой и середине второй декад (см. рис. 2).

Волатильность евро также сократилась после апрельского разгона и составила 3,75%.

Российский рубль

По российскому рублю обороты в мае ощутимо снизились – на 13,2% после прироста в апреле на 15,7%. При этом наблюдалось аналогичное снижение среднего объема торгов за сессию (-13,2% к апрелю после +15,7% в апреле).

Рубль в России находился у месячных максимумов в начале мая, после чего поступательно укреплялся до начала третьей декады, а затем вновь немного сдал позиции и оставался волатилен на протяжении месяца с колебаниями в коридоре в 2,2 RUB (после 6,7 RUB в апреле), а закрыл месяц ниже начала, изменяясь от почти максимального значения в 63,4 RUB до уровня в 62,07 RUB за USD. При этом белорусский рубль к окончанию первой декады заметно уступил российскому, после чего вновь укрепился во второй декаде, но затем под­дался до месячных минимумов в третьей декаде и завершил месяц на ослаблении заметно выше начала. Основные изменения курса происходили в диапазоне 3,19–3,24 BYN за месяц. Наибольшие колебания при­шлись на первую и третью декады мая (см. рис. 3).

В целом за месяц волатильность биржевого курса российского рубля значительно снизилась – до 2,15% – после разгона в апреле.

Преодоление последствий санкционных ужесточений в мае способствовало достижению российским рублем стабилизации и даже умеренного укрепления, что зеркально сказалось на ослаблении белорусского рубля в текущей ситуации. Впрочем, и в мае сохранилась чистая продажа валюты по итогам месяца, что остается в тренде уже более двух по­следних лет. Причем население в мае продало на чистой основе 207 млн. USD наличной валюты, что даже немного больше чистой продажи в апреле.

Рост чистой продажи произошел на фоне снижения курсов доллара и евро, а также роста курса российского рубля. Если продажа наличной валюты в мае повысилась на 33,2% по сравнению с апрелем, до 843 млн. USD, то покупка валюты выросла сразу на 46,5%, до 636 млн. USD.

В январе–мае покупка наличной валюты физическими лицами составила 2,24 млрд. USD, а продажа – 3,1 млрд. USD, соответственно чистая продажа – 863,9 млн. USD. По безналичной валюте покупка достигла 809,6 млн. USD, а продажа – 603,4 млн. USD. Здесь традиционно небольшой «минус» – 206,1 млн. USD, причем за май на чистой основе куплено 27,5 млн. USD – вдвое меньше, чем в апреле.

Субъекты хозяйствования – резиденты в январе–мае были чистыми покупателями валюты суммарно за 5 месяцев на 425,8 млн. USD. Резиденты продали на биржевом и внебиржевом рынке 8 млрд. USD, а купили – 8,43 млрд. USD. Отметим, что 96% валюты, проданной ими на бирже, составила валюта в рамках обязательной продажи (на данный момент ее размер составляет 10% валютной выручки и планируется отмена обязательной продажи до окон­чания года). Нерезиденты продали 240,6 млн. USD, а купили – 48,7 млн. USD, соответственно чистая продажа – 191,9 млн. USD. Суммарный оборот валютного рынка в январе–мае достиг 29,45 млрд. USD, из него 18,2%, или 5,34 млрд. USD, приходится на наличный сегмент и только 12,1% – на биржевой рынок.

Ожидается, что и в текущем году у населения сохранится тенденция к расходованию валютных накоплений (в т.ч. депозитов) для поддержания уровня потребления при снизившихся доходах, хотя объемы чистой продажи могут уменьшиться (при отсутствии внешних шоков, вроде апрельского).

Май умерил и стабилизировал давление на российский рубль, который даже пробовал укрепляться к доллару США, и на этом фоне белорусский рубль сдал позиции к российскому. И если «россия» отыграла у USD 2,1% за месяц, то наш рубль уступил российскому 1,8%, и при этом потеснил 0,3% доллар. В складывающейся ситуации при ценах на нефть в рай­оне 70–80 USD за баррель и отсутствии внешних санкционных шоков дальнейшее укрепление российского рубля к лету 2018 г. вполне допустимо (но исключительно за счет нефтяного фактора), хотя, как видим, склонность к укреплению и восстановлению позиций у RUB пока слабая, при этом неизбежно укрепление BYN к RUB с последующим восстановлением «рос­сии» и ослаблением BYN. К доллару же рубль будет следовать тенденциям российского рубля и при восстановлении позиций вполне может вернуться к стабильности в диапазоне 1,97–2,05 BYN.

В мае инвестиционная при­влекательность вновь сыграла на руку рублевым инвесторам из-за небольшого укрепления курса рубля к доллару по итогам месяца. Так, если средние ставки по новым рублевым депозитам для физических и юридических лиц находились в диапазоне 7–11% годовых (это 0,6–0,9% в месяц), то валютные могли предложить доходность не более 1,4% годовых (до 0,12% в месяц). Тем самым, взяв за основу рублевую доходность (плюс 0,3% от укрепления рубля к доллару за месяц), получим 0,9–1,2% эффективной доходности за месяц, что кратно превысило месячную доходность валютных депозитов.

За прошедший год рубль уступил доллару 7,8%, а самая высокая доходность принесла бы чистый эффект всего на 20% больше эквивалентного валютного депозита. Рублевый депозит за год принес его владельцу около 8–12% (весной 2017 г. рублевые ставки продолжали снижение), тогда как валютный – 7,8% скрытого курсового прироста + 2,3% за счет процентной ставки, итого 12% против 10,1% или +1,9% в пользу рублевого вклада при максимально возможных на тот момент ставках и курсовой стабильности.

Автор публикации: Константин АЛЕХИН


Финансы: список рубрик
Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях