$

2.4299 руб.

2.8268 руб.

Р (100)

3.4309 руб.

Ставка рефинансирования

9.25%

Промышленность

Ломаем стереотипы машиностроения

19.02.2021
Ломаем стереотипы машиностроения
Александр Кохан

Принято считать, что в машиностроении конвейерное производство практически безальтернативно, а получить прибыль можно только при достижении высоких объемов выпуска. Однако штучное и мелкосерийное производство также может быть рентабельным. И речь идет не о сборке автомобилей Lamborghini за несколько сотен тысяч долларов каждый, а о традиционной автотракторной технике и навесном оборудовании. Об этом свидетельствует опыт развития белорусской компании «Блюминг», основатель и директор которой
Александр КОХАН ответил на вопросы «ЭГ».

– Александр Петрович, согласно некоторым расчетам, чтобы вывести в плюс завод по выпуску грузовых тягачей, необходимо производить не менее 50 тыс. машин в год. Ваша компания выбрала диаметрально противоположную модель: мелкосерийное и штучное производство, – и при этом работает с прибылью. На чем основывается экономика такой модели?

– «Блюминг» – относительно небольшое предприятие: в штате около 80 человек. По прошлому году оборот компании составил порядка 9 млн руб., при этом мы сработали с рентабельностью 15%.

Есть несколько факторов, которые позволяют нам оставаться в финансовом плюсе. Во-первых, мы выпускаем достаточно широкую номенклатуру сельскохозяйственной, строительной и коммунальной техники – всего порядка 300 наименований. Понятно, будь это 5–10 позиций, мы бы не смогли загрузить производство.

Во-вторых, отличаются производственные процессы. В машиностроении массовое серийное производство можно организовать только на высокопроизводительных станках с ЧПУ, дорогостоящих как в приобретении, так и в обслуживании. Мы же, имея дело со штучными и мелкосерийными заказами, в основном обходимся универсальными станками – фрезерными, токарными, сверлильными. Используем листогибочное, вальцовочное, сварочное оборудование, плазменную резку. То есть получается, что наши затраты в разы дешевле. Да и работать на них могут универсальные специалисты. Если же необходимо задействовать какое-то специфическое дорогостоящее оборудование, тогда передаем заказы на аутсорсинг.

В-третьих, мы работаем в узких нишах, поэтому в отличие от крупных машиностроительных предприя­тий не испытываем жесткой ценовой конкуренции. По некоторым видам техники, разработанной под индивидуальные потребности заказчиков, мы оказываемся едва ли не единственными поставщиками. Подобный подход помогает формировать более высокую маржинальность.

Таким образом, с одной стороны, мы имеем умеренную затратную часть в районе 130 тыс. USD в месяц, связанную с закупкой материалов, выплатой заработной платы, электро- и теплообеспечением и другими расходами. Еще порядка 30–50 тыс. USD в год уходит на обновление парка станков и оборудования. С другой стороны, у нас ритмичное, практически ежедневное поступление выручки на счета. Такое сочетание обеспечивает финансовую устойчивость. За 26 лет работы предприятия мы ни разу не просрочили выплату заработной платы, в т.ч. авансов. Всегда вовремя уплачиваем налоги.

–  Принято также считать, что в машиностроении основная добавленная стоимость формируется не на этапе производства, а на этапе продаж и дальнейшего обслуживания машин. Вот почему такое внимание уделяется развитию дилерской сети, поставке запчастей и техническому обслуживанию техники. Похоже, и здесь ваш подход несколько отличается от классического…

– Штучное и мелкосерийное производство зачастую предполагает прямое общение с заказчиком. Да и дилеры в основном заинтересованы в больших объемах поставок, им интереснее сотрудничать с крупными поставщиками, такими как МТЗ. Поэтому мы в основном продаем продукцию сами, напрямую. Хотя и у нас есть опыт работы с дилерами. Всякие случаи бывают. Иногда есть и техническая потребность в посредниках, например, когда покупателю ввиду уплаты налогов по стране назначения удобней приобрести технику не у белорусского производителя, а у местной компании.

Что касается технического (гарантийного и постгарантийного) обслуживания, то его на внешних рынках стараемся обеспечить с привлечением партнерских организаций. Экономически целесообразней заплатить им за услугу, чем своими силами организовывать ремонт. Хотя случается, что специалисты предприятия летят за несколько тысяч километров, чтобы оперативно помочь клиенту.

– Удовлетворены ли вы опытом передачи производственных задач на аутсорсинг? В прежние годы от представителей машиностроительного комплекса доводилось слышать не самые лестные отзывы, мол, у субконтракторов слабая техническая база, хромает производственная дисциплина.

– Наш опыт работы по аутсорсингу положительный. Дисциплиной выполнения заказов мы довольны. В последние годы в Беларуси появилось немало частных компаний, предлагающих услуги металлообработки на современном оборудовании, в т.ч. с ЧПУ. Так что в вопросах промышленного аутсорсинга мы приближаемся к европейскому уровню, да и менталитет у нас становится все более европейским – подросло молодое поколение бизнесменов, чувствующих ответственность. К дис­циплине приучает и конкуренция: каждый борется за заказчика.

Передача заказов сторонним подрядчикам интересна нам прежде всего по экономическим соображениям. Повторюсь, зачем покупать дорогой зубофрезерный или расточной станок, который будет использоваться несколько часов в неделю, если такое оборудование есть у субконтрактора и он за умеренную плату готов выполнить заказ? Не зря же весь мировой автопром держится на аутсорсинге.

– Для формирования линейки из порядка 300 наименований машин и навесного оборудования требуются немалые инженерно-конструкторские компетенции. Что представляет собой конструкторское бюро (КБ) на малом машиностроительном предприятии «Блюминг»?

– Для меня как собственника и руководителя важно, чтобы сотрудники КБ не просто что-то рисовали на компьютерах (в целом в отрасли пошел тренд: увидел на рынке – и скопировал), а разрабатывали технику, производство которой соответствует оборудованию и технологическим процессам предприятия. Мы не идем по пути копирования, а создаем свое, в т.ч. поэтому у нас много патентов.

Кроме того, каждый конструктор (а их у нас пять в КБ) не только разрабатывает изделия, а выполняет роль инженера-мастера участка: вместе с начальниками цехов курирует производство, вплоть до того, что контролирует работу бригады. Наверное, это главное отличие нашего КБ от аналогичных структур на крупных предприятиях.

– Экспорт – наше все. Машиностроительный комплекс Беларуси работает преимущественно на внешние рынки, и ваша компания не исключение (80% в продажах – экспорт). Как осваивали внешние рынки?

– Как производитель навесного оборудования к тракторам мы двигались вслед за нашими машиностроительными гигантами. География поставок того же МТЗ достаточно широкая, притом что навесное оборудование на многие модели тракторов, особенно энергонасыщенные, в дефиците, а мы его предлагаем.

Кто узнал о нашем навесном оборудовании, начинает интересоваться и самоходными машинами. Со временем формируется деловая репутация (на некоторых экспортных рынках мы представлены более 10 лет) – начинает работать сарафанное радио.

О многих потребностях клиентов узнаем из общения с ними. Часто такие встречи приводят к подписанию новых контрактов. На днях приезжали казахи, интересовались машинами для ухода за интенсивными садами (низкорослыми садовыми насаждениями. – Прим. ред.), для обработки саженцев высотой 1,5 м. В процессе общения выяснили, что им также нужны машины для междурядной обработки.

В целом направление садовой техники очень актуально на постсоветском пространстве, им мало кто занимается, поэтому мы активно работаем в этой нише, в т.ч. уделяем внимание высококлиренсной технике.

– Белорусская техника представлена преимущественно на просторах СНГ. А видите ли смысл прорываться на рынки дальнего зарубежья, например, в ЕС?

– Безусловно. Там, конечно, есть свои трудности, прежде всего с сертификацией продукции, хотя для разных товарных групп ситуация отличается. С навесным оборудованием проще, и мы его поставляем в Европу не только для отечественной, но и для западной техники, например, для сельхозтехники Claas. Пока это небольшие объемы, но приятно, что к нам обращаются европейские заказчики. Есть контакты с Францией, Латвией. Хотим создать торговую площадку в Литве для продвижения продукции в страны Балтии.

– Можем ли мы конкурировать с мировыми машиностроительными компаниями? На каких рынках, при каких условиях?

– В своей нише – экскаваторы, опрыскиватели, подталкиватели, мостовые машины, навесное оборудование – мы полностью конкурентоспособны, практически по всей номенклатуре. Более того, на мой взгляд, сейчас складывается благоприятная ситуация для экспансии белорусской машиностроительной техники на рынки СНГ и ЕС и ее успешной конкуренции.

Китайская техника уже не такая дешевая, как прежде, выросла затратная часть, прежде всего связанная со стоимостью труда, соответственно, и цены приблизились к мировым. К тому же подорожала перевозка. Если раньше контейнер из Китая можно было доставить в порт Клайпеды за 2 тыс. USD, то сейчас стоимость доходит до 10 тыс. USD. Белорусам же с учетом короткого плеча доставки выгодно работать и с Европой, и с постсоветским пространством.

– Руководители многих машиностроительных предприятий пребывают сегодня в достаточно пессимистичном настроении. Видите ли вы перспективы и целесообразность инвестиций в свое производство?

– Руководитель не имеет права на пессимизм. Лично для меня важно приходить в коллектив с хорошим настроением. Люди видят настроение директора и транслируют его.

Что касается чисто экономических предпосылок, то у нас есть стабильный пакет заказов, и это воодушевляет. Мы видим, что наша продукция востребована, и планируем дальнейшее расширение номенклатуры, в т.ч. более плотно займемся малой техникой: садовыми тракторами, машинами для промышленного клининга. Кстати, для развития этого направления мы, возможно, все-таки используем подходы массового серийного производства, закупим станки для лазерной резки, с ЧПУ. Хотя в конечном счете решение будет зависеть от экономической целесообразности.

Кроме того, хотим усилить торговое направление, поработать в роли дилера для некоторых видов сельхозтехники, производимой в Украине. Это оправдано экономически, к тому же у нас достаточно компетенций, чтобы продвигать на рынок такую продукцию вместе с собственной.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

Автор публикации: Беседовал Алесь ГЕРАСИМЕНКО


***
Макроэкономика: рубрики
Актуально
Важно
Мы в соцсетях
Архивы «ЭГ»
Подборки
Полезное